Композитор Александр Белых. Композитор Александр Белых. 
 Урдома
Свои первые сочинения Александр Белых показал в Урдоме. 1983 г. Как сюда попасть
 Подписаться
Поделиться

Алес!
1989

Жанры
Рок-н-ролл Хард-рок Прогрессивный рок/Арт-рок Блюз Трэш-метал Софт-рок Готик-рок Глэм-рок Авторская песня Реггей Эстрадная музыка
Адрес на RealMusic.ru
https://www.realmusic.ru/ales    
Участники
Виктор Бибиков Лидер-вокал
Вячеслав Лялин Бас (бас-гитара, контрабас)
Viker Владелец страницы
История
Однажды, в далёком 1989 году, когда в славном городе Сев-ске (Североморске) отшумел весенний призыв, Виктор Бибиков и Вячеслав (Лялич) Лялин, два оболтуса, не задетые этим самым призывом по причине возрастной неполноценности, решили собрать рок-группу. Решение это возникло не на пустом месте. До недавнего времени группа как таковая была. Это был суперпопулярный, по местным меркам, коллектив, возглавляемый неким Репой, первым и, наверно, последним панком славного города Севска. Бибиков был лидер-гитаристом и, обыгрывая Репины тексты, держался в группе за композитора. Лялич, как закончивший музыкальную школу по классу фортепьяно, формально был клавишником, однако за неимением клавиш, как таковых, был то вторым гитаристом, то басистом, а порой и барабанщиком. Так что, основа для группы была заложена. Проблема была только в текстах. Но в 17 лет проблем не существует. Бибиков, уже страдавший от Репкиного сочинительства, давно стремился к собственному творчеству. Первые перлы были ужасны. Но уже к лету набралось пару волшебных тетрадочек вполне приличных, для начинающей группы, текстов. С вокалом разобрались по рокнрольному: кто тексты пишет, тот их и поёт. Лялич проявил недюжинные способности в аранжировке, а основным инструментом себе выбрал барабаны. Логика выбора была проста: своего инструмента у него никогда не было, но на любой репетиционной базе, какая-никакая, а ударная установка всё же имеется. На бас встал одноклассник Лялича Виктор Вельган, а Юру Григорьева за клавишами сменил ненароком подвернувшийся Владислав Миняков, поскольку ни на чём больше играть не умел. В те времена, вообще никто ни на чём играть не умел. Поэтому народ в группу подбирался по принципу: "Лишь бы человек был хороший!". Что благоприятно сказывалось на работе и творчестве: уже к августу была сделана программа, имелся концертный опыт. На одном из концертов, в строительной воинской части, где играли за обед в офицерской столовой, незадолго до начала, к попивающим на июльском солнышке пиво рокерам прискакал замполит с вопросом, который почему-то никому не приходил в голову: "А как вас объявлять?". В то лето в ходу было слэнговое словечко-паразит "алес", употреблявшееся преимущественно как заменитель в выражениях типа: "Ну это просто здипец какой-то!". Стоит отметить, что господа рокеры тогда практически не матерились, вероятно по той простой причине, что ощущали себя на переднем крае искусства, соотвествовать чему и старались, плюс какое-никакое воспитание, а так же неизживаемое стремление ни в чём не походить на представителей окружавшего их социума, каковые матерились самозабвенно и с упоением. И вот, представте себе, четверо рокеров начинают лихорадочно придумывать название. Выглядит это примерно так: "А-а-а, что же делать, вот засада-то, блин, что ж придумать-то, ё-моё, вот попали, это просто алес какой-то, а-а-а-а, ничего не придумывается, всё, полный алес!". Потом: "Алес... Алес? Алес!". Так родилась группа под названием "Алес!". А концерт вышел на славу! Солдаты переломали половину кресел в клубе. Вот, что значит всесокрушающая сила искусства! В то славное лето 1989 года удалось даже записать что-то вроде альбома. Дело происходило в ДК "Строитель". Интересно отметить, что все позитивные события в тот период так или иначе связаны со строительными войсками. Сержант-звукооператор был очень удивлён желанием ребят писаться нон-стопом, песню за песней как на концерте. Конечно, молодые оболтусы понятия не имели не только о многодорожечной записи, но и об элементарной настройке аппарата. И, будучи амбициозными слонами, настояли таки на своём. Получилась, типа, запись с концерта. Название взяли с потолка: "Рядом с птицей". Дело в том, что по английски сие звучит как "Near berd", что чрезвычайно напоминает известное русское народное идеоматическое выражение "не ебёт". Это показалось очень прикольным, а посему было немедлено применено. В настоящий момент эта запись считается утерянной. Мастер-бобина находилась у Минякова, когда тот в самый неподходящий момент переехал на ПМЖ куда-то в сторону Москвы. Единственная копия была отдана в качестве демо на фестиваль Рок-акция в 1990 году, после чего непонятным образом оказалась у музыкантов мурманской группы "Рок-Феллер" и ещё долго валялась у барабанщика вышеупомянутой группы Кирилла Ленникова, потом, вроде как, всплывала то у Сергея (Кузи) Кузнецова (гитарист "Алес!" 1990 - 1992 годы), то у Сергея Хряшкова (бас "Рок-Феллер"), и, в конечном итоге, так куда-то и подевалась. После незабываемого лета 1989 года, с отъездом Минякова, наступил небольшой застой. Как метко замечено самими алесами в первых робких попытках историографии "зима 1989 - 90 гг. не была отмечена чем либо выдающимся, кроме многочисленных пьянок". Но в весной 1990 года, после глубокомысленных раздумий, было принято решение выбираться из ставшего тесным Сев-ска. Начались регулярные наезды в Мурманск. Довольно быстро было обнаружено злачное место, где собирались самые волосатые черти города. Это оказался бар "Фрегат", филиал ресторана интуристовской гостиницы "Арктика". Цены там конечно были не детские, но кофе по 20 копеек мог себе позволить каждый. А кофе был, между прочим, заварной, да ещё, наверно, лучший в городе. Вот там и сидела волосатая туса, методично накачиваясь кофе и прочими напитками, в основном принесенными с собой. Впрочем, собственно музыканты составляли в данном заведении отнюдь не большинство. Зато именно здесь можно было узнать самую свежую информацию о концертах и фестивалях. Первыми, с кем познакомились и весело нажрались славные алесы, были большие люди из группы "Уленшпигель" (нынешний "ДСД"). От них и стало известно, что в мае готовится грандиозный фест под кодовым наименованием "Рок-акция". Устраивал сие действо некий Александр Авдуевский. Целое поколение мурманских рокеров поминает его недобрым словом за привычку сидеть за пультом на концертах. Однако, в 90-е годы неблагодарным делом устроительства рок-концертов больше никто в Мурманске не занимался. И хотя играли бесплатно, в лучшем случае Авдуй выкатывал пиво (по ящику на команду), это было единственной возможностью для музыкантов выйти, так сказать, на люди. Решение об участии группы "Алес!" в "Рок-акции" было принято, несмотря на то, что на встречу с Авдуевским алесы приползли нажратые по уши. Это могло поставить крест на дальнейшем сотрудничестве, но заступились "Шпигеля", мол, это хорошие ребята, только пьяные немножко. Таким образом всё устаканилось, и началась подготовка к мероприятию. Решено было, не больше не меньше, потрясти народ алесовской самобытностью или, как минимум, произвести фурор. Для начала была произведена чистка рядов. На бас вместо Вельгана был приглашён Дмитрий (Хабар) Хабаров. Больше толковых музыкантов поблизости не оказалось и на сим было порешено и закончить. Лялич сел на барабаны, а Бибиков было приготовился отдуваться за всех фронтменом с лидер-гитарой, но тут вдруг всем в головы пришла мысль, что неплохо было бы выставить на фронт шоумена. Благо и человек подвернулся - старый друг, сосед и собутыльник Игорь Ермолаев. Прыгать с закидыванием коленцев он мог почище иного Гаркуши, а ещё ему дали старую гитару, чтобы разбить на сцене, и новогодних хлопушек, дабы их там и сям на вышеупомянутой сцене взрывать с целью поддержания боевого духа и праздничного настроения. Дальше - больше. Show must go on! Алес несло. Хабар, закоренелый трэшер и металлюжник, сказал, что в свете современных тенденций в искусстве, надо заделаться сатанистами! Всем пришлось обзавестись чёрными одеждами, а на спине нашить красные перевёрнутые кресты. Но этого показалось мало. Что бы выглядеть окончательными чертями, Хабар всем собственоручно изготовил замечательные рога на резинке, а хвосты нарезали из каната. Что творилось в алесовских головах? Ведь до того момента Алес позиционировли себя исключительно как старые панки! Тем не менее приготовления продолжались. На квартире Бибикова практически круглосуточно работал штаб по подготовке к выступлению. Большой вклад был внесён Анной Зубаревой (тогдашняя жена бибиковского брательника), лично разукрасившей в весёленькие цвета приготовленную к разбиванию гитару. Она же пришила перевёрнутые кресты к одежде. Народ постоянно приносил всякий хлам, который можно было использовать для шоу. Так Бибиков заимел огромные тёмные очки с зелёными стёклами. Решили, что он будет изображать муху. Что же до репертуара, то этот вопрос заботил меньше всего. Репетиционной базы на тот момент не было, и всё игралось "на коленях", в "сухую". К тому же у Хабарова не было бас-гитары, а у Бибикова - примочки. Точнее, примочка была, но она представляла собой полиэтиленовый пакетик с платой, проводами и торчащими наружу гнёздами. Данное сооружение было жутко ненадёжно. Оно реагировало даже на сотрясения почвы: страшный треск рвал динамики, если кто-то просто проходил мимо. Позднее, уже во время мурманских репетиций, на это попался некто Петренко. Был такой человек во фрегатовской тусовке. Он был известен тем, что брал обычный «Diamond» и путём несложных манипуляций превращал его в «Gibson». Ну и продавал за соответствующую цену. Так вот, однажды он заглянул на репетицию к АЛЕСам, надеясь, по своему обыкновению, что-нибудь продать молодым лохам или купить что-нибудь за бесценок. Он начал ходить по комнате, всё рассматривать и тут его внимание привлёк странный пакетик с расходящимися в разные стороны проводами. Со словами «Ой, а это что такое?» Петренко, недолго думая, схватил его, дабы рассмотреть получше. Это было довольно опрометчиво с его стороны. Запоздалые крики «Не трогай!!!», застигнутых врасплох алесовцев потонули в страшном треске раздавшимся из колонок. Эффект был потрясающий. Петренко, вскрикнув от ужаса, отбросил пакетик, от чего в колонках захрипело и завыло с удвоенной силой. Последующие несколько секунд, пока алесовцы с матами (к тому времени материться они уже не стеснялись) отключали усилители, Петренко находился в полной прострации, застыв на месте и боясь пошевелиться, чтобы не задеть что-нибудь ещё. Потом быстренько распрощался и убрался восвояси. Рассказывали, что ещё долго, при упоминании группы АЛЕС, он бледнел и терял нить беседы. Так вот, с такой волшебной примочкой вылезать на сцену было нельзя. Оставалась только надеяться на рокнролльное братство. В общем, бас и примочку решено было взять у кого-нибудь непосредственно перед выступлением. Поздним вечером 11 мая 1990 года группа АЛЕС высадилась у кинотеатра Атлантика в Мурманске. Музыканты располагались, конечно же, в буфете. То есть, собственно, буфет-то был закрыт, но весь зал со столиками был в полном распоряжении. Никого из мурманских музыкантов алесовцы не знали, а потому облюбовали столик в сторонке от основного сборища: те сдвинули столы и сели одним большим кругом. Алесовцы сразу заметили, что из напитков на столе у них только термосы с чаем и кофе. Ну, разве так можно, подумали алесовцы и пошли на трассу за водкой. Водки купили мало, всего три бутылки. Но тут обнаружилось отсутствие распивочной посуды. Ну, старым панкам не привыкать. В туалете кинотеатра нашли кружку с хлоркой для дезинфекции этого самого туалета. Хлорку выкинули, кружку, само собой разумеется, слегка ополоснули и приступили. Чтобы не мучиться, каждому налили по полной кружке, каковую и надо было единовременно употребить. На закуску были какие-то смешные бутерброды, кажется с плавленым сыром. В общем, всё было весьма круто. Потом пошли смотреть сцену и аппарат. Посмотрели на старых (самим-то алесам было по 19-20 лет) волосатых барабанщиков, которые собирали на сцене какую-то умопомрачительную установку. Даже помогли перетащить одну колонку. Потом всё это надоело, и все вернулись в буфет. Пересчитав деньги, пошли опять на трассу. Тогда водка на трассе стоила 25 рублей – бешеные деньги, особенно для учившегося в институте Бибикова. Стипендия была 75 рублей, т.е. ровно на три бутылки. Откуда брались деньги в те времена, до сих пор остается загадкой. Так или иначе, водка была куплена и выпита в каком-то подъезде. Дальше все смутно. Ночь коротали на столах в буфете. Утром кое-как очнулись. В одиннадцать начались концерты. Посмотрели группы «Рок-Феллер» и «Тролли». Потом выползли в город, перекусили в какой-то кафешке. Так проваландались до семи часов вечера. Выступление группы АЛЕС! пришлось, конечно же, на 12 часов ночи. Бас и примочку одолжили у какой-то группы, какой именно, история умалчивает. Бас был фендерообразный, а примочка оказалась шедевром отечественного тяжёлого машиностроения под названием ЛЕЛЬ ДД. ДД, в данном случае, обозначало «драйв, дисторшн». Потом стали прихорашиваться. Напялили все подготовленные шмотки, потом Анна разукрасила всем рожи гуашью. Когда нацепили рога, присутствующие стали испуганно оборачиваться. Основное, то ради чего приехали, было достигнуто: народ обратил внимание. Можно уже было даже не выступать. Но выступление всё-таки состоялось. Когда в начале первого ночи АЛЕС! вышел на сцену, народ уже был доведён до полного экстаза. Толпа была абсолютно невменяема. В зал было страшно смотреть. Было уже всё равно, что играть – «пипл хавал» всё! Однако сразу начались трудности. Не включалась примочка. После, показавшихся бесконечными, пяти минут возни, выяснилось, что шнур попал в педаль, и она не срабатывала. Обнаружилось это, когда в зале включили свет. Все эти заминки очень сильно обламывали. Народ неистовствовал. Наконец примочка заработала. Но теперь она жутко фонила! Всё это уже задолбало, поэтому решили начинать. Грянули песню, которая в репертуаре именовалась просто – «страшная». Там, после забойного начала, шел первый куплет – просто читка под барабаны. Но примочка начинала фонить при любой попытке прижать струны. Т.е. фона не было только во время игры. Всё это было ужасно. Звук на сцене практически отсутствовал. Лажа стояла страшная. Спасал положение только Ермола, скакавший как черт и взрывающий хлопушки. Попытка сломать гитару успехом не увенчалась. Тогда ещё алесовцы не знали, что для этого гриф надо подпиливать. А закончилось все это безобразие сразу после первой песни словами Авдуя: « Такие вещи проходят только в Питере, а здесь любят настоящую музыку!». Несолоно хлебавши алесовцы ушли со сцены. Дорога домой проходила в полном молчании, кроме того момента, когда водитель машины решил развлечь пассажиров музыкой и включил радио. Пять глоток одновременно заорали: «Выключи!!!». Месяц прошел в мутном состоянии. Казалось, что на этом музыкальная карьера закончилась. Мурманск не признал сев-ских гениев. Однако в июне решено было все же съездить во Фрегат. Каково же было изумление алесовцев, когда на них все стали показывать пальцами со словами «Это те самые!» Продолжение следует...
Альбомы
"Рядом с птицей" 1989 г. , "АЛЕС! The demonstration" 2000 г.

Комментарии

Обновлено 26.07.2011