Промо
 Подписаться
Поделиться

When they come

Вот мы и вернулись. Сразу хотим извиниться за то, что так долго не подавали виду. Сразу после релиза трека Why am I, мы проанонсировали выход нашего альбома и новые синглы, но…судьба распорядилась иначе.

Как вы знаете, мы из России. Из страны некогда великой, прославившейся своими писателями, художниками, космонавтами, спортсменами и режиссерами. Но сегодня Россия известна на весь мир совсем иным – скандальными выходками со стороны интеллигенции, несправедливым правосудием со стороны власти, коррумпированными чиновниками и как страна, в которой не соблюдаются права человека.

Конечно, мы говорим о Pussy Riot.

17 августа девушек приговорили к двум годам тюрьмы. За то, что они станцевали и спели в Храме Христа Спасителя.

Мы молчали и ждали, пока шум хоть немного уляжется. Теперь готовы поделиться нашим мнением.

Но давайте обо всем по порядку. О чем мы думаем:

Сначала мы сразу хотим предупредить, что являемся сторонниками традиционных отношений между мужчиной и женщиной, мы не сторонники феминизма, так как мы считаем различие между мужчинами и женщинами не ужасной несправедливостью, которую нужно во что бы то ни стало довести до знака равенства, а прекрасным сочетанием, дополняющим друг друга и создающим единое целое. При этом мы не выступаем против геев и лесбиянок – каждый имеет право делать то, что он хочет, если это не вредит окружающим, если Вы счастливы и при этом не делаете несчастными окружающих Вас людей, мы только рады за Вас и желаем Вам всего самого наилучшего. Однако мы считаем, что ЛГБТ-сообщество само виновато в том, как к нему относятся люди. Вы можете делать, что хотите, но в конце 20-века члены ЛГБТ-сообщества борются не за свои права, а за возможность демонстрировать свои отношения во всех общественных местах. Проблема в том, что мы не хотим видеть эти отношения. Членам ЛГБТ-сообщества стоит самим полюбить и принять свою сущность, а не заставлять окружающих их людей одобрять это. Толерантность – это не то, что мы радостно одобряем что-либо, а допускаем и не строим препятствий.

Как мы относимся к власти в целом и к Путину в частности.

Мы никому не позволим водить нас за нос. Мы живем в большом русском городе, где есть полиция, медицина и прочая инфраструктура. И мы прекрасно видим коррупцию и беззаконие вокруг нас. О взятках абсолютно смело говорят в нашем обществе – это не табу. Особенность нашей страны в том, что у нас очень жесткие законы, но это не страшно, в нашей стране законы можно не соблюдать – это известно всем. Это начинается с самого низа – многие бабушки знают, что можно смело перебегать дорогу на красный свет, а многие школьники знают сколько надо заплатить, чтоб не сесть в тюрьму за распространение тяжелых аддиктивных наркотиков.

При этом мы любим свою страну и наших людей. Русских людей. Это потрясающие люди. Но у нас очень плохое государство. Почему мы ничего не изменим? По двум причинам:

- старшее поколение прекрасно знает словосочетание «бывает хуже», поэтому готово и дальше кричать о том, что вокруг взяточники и воры, но Путин сделает так, что хуже не будет.

Знаете, на что похожи отношения русского общества и российского государства? Представьте себе человека, который стоит на гнилых вонючих досках, которые шатаются и вот-вот развалятся. Под досками бескрайняя река из дерьма. Это очень глубокая река. Так вот, пока ты стоишь и не дергаешься, ты можешь жить, ты можешь дышать и можешь продолжать существовать. Конечно, тебе противно, что под тобой эти отвратительные доски, а под ними это дерьмо, но зато ты жив, ты есть, ты не там внизу, а где-то далеко вокруг тебя красивые березы и красивые бескрайние просторы, где нет нефти и поэтому они еще не уничтожены и не куплены.

Если ты сделаешь резкое движение, побежишь, то доски сломаются, и ты упадешь в эту реку дерьма и уже не скоро выплывешь, а то и задохнешься. Так вот, этот человек – это наше общество, гнилые доски – наше государство, а реки дерьма – худшие перспективы, ну а резкое движение – это революция. Именно поэтому в России большинство не хочет революции, а хотят революцию и гражданскую войну только копрофилы, которых это самое дерьмо привлекает и возбуждает. Именно поэтому, к сожалению, русское население сокращается. Мы сейчас говорим именно о русских людях, а не о народах, которые живут в России, с ними ничего не случится. По странной логике государство бережет их, как зеницу ока, давая националистам лишний повод громко крикнуть «чурки вон». Вот так. Из перспектив: российская нация, конечно, никуда не денется, возможно, самые яркие ее представители разъедутся по миру, а вот стране не позавидуешь: выкачанная нефть, проданные деньги, утекшие мозги, выпитые души и проданные тела. Но не стоит хохотать – если вы думаете, что своих «гнилых досок» нет в Америке или Европе, то, скорее всего Вы этим просто не интересовались или слепы – всеобщее благоденствие и извращенная демократия рано или поздно аукнутся своим приспешникам. Ну и те самые оберегаемые государством народности, да и само государство будет в том же самом дерьме, так как пока нет осознания, что надо беречь природу, и добывающая промышленность сегодня не самая главная, а аппетиты надо умерять, а не, словно маленький неразвитый ребенок, орать «хочу новую игрушку». Но, Вы думаете, мы переживаем или грустим – нет – счастье не в паспорте и не в магазине, а только в твоей голове, и мы счастливы в любом случае и продолжим нашу деятельность.

Как мы относимся к Путину. Не нужно все воспринимать в черно-белых красках.
Да, было время, когда Путин был той самой опорой общества и государства, который и стал теми новыми досками, чтобы мы могли продолжить свое движение. Но сегодня эти доски прогнили, они не нужны, они не помогают обществу двигаться. Путину надо было уходить тогда, когда мы могли сказать ему «Спасибо за то, что помог нам выжить», а сегодня мы можем сказать ему лишь «Убирайся к черту!».

Как мы относимся к Русской православной церкви. Мы хотим, чтобы эти господа (имея в виду официальных представителей, конечно, а не христиан, которых мы глубоко уважаем) не кричали больше так громко, а то начинают болеть уши. Православной церкви выпала колоссальная возможность показать свою силу, свое величие. Показать молодежи свою мощь и добродетель. На плечи РПЦ выпало испытание в виде истеричных барышень в масках, танцующих в храме. Что могла сделать Русская церковь – сказать: за нами сила, за нами Бог, мы искренне жалеем этих девушек, видимо, их обидела судьба, их можно лишь жалеть и за них можно только молиться. Тогда мы бы сказали: вот это сильная церковь – ей ничего не страшно, это сила воли, это сила духа, ее ничего не возьмет. Что сделала Русская православная церковь? Завизжала, словно резаный поросенок, о том, что ее обижают и притесняют, о том, что другие церкви бы такого не потерпели и убили бы мразей (хотя, как показывает практика и заявления представителей других конфессий, это совсем не так). В общем, церковь показала себя, как глупая взбалмошная истеричка. Скажите – Вы хотите, чтобы вас к Богу вела такая истеричка, которая может психануть на трети пути? Мы нет. Русская православная церковь показала и свою слабость, и свою немощь и недальновидность. Понятно, на что рассчитывал Путин, когда готовил дело Pussy Riot – на поддержку православных бабушек. А вот на что рассчитывает Русская православная церковь? Видимо, на то, что ее век закончится вместе с бабушками, ведь если бы Иисус был жив, он бы нашел современные слова, чтобы объясниться с молодежью, а Русская православная церковь таких слов найти не сможет, слишком занята сбором податей и продажей свечек.

Ну и как мы относимся к самим Pussy Riot. Само их выступление – конечно, грубое оскорбление. Прийти в чужой дом и начать скакать, выкрикивая политические песни – это грубо и некрасиво. За это стоит извиниться, заплатить штраф и отработать это оскорбление.

Мы вообще слабо понимаем смысл деятельности девушек из PR и арт-группы «Война» - к искусству, созиданию чего-то нового их акции отношения не имеют. Скромнее надо быть, уважительнее относиться к окружающему нас миру и людям. Как бы отвратительно ни поступала власть, оскорбления девушек полетели в сторону верующих. Однако как отвратительно бы ни поступили девушки, церковь поступила еще хуже.

Но как это часто бывает – общественное сознание делает никчемные дела великими. Своим глупым и опрометчивым поступком PR вскрыли жуткую гнойную язву России – связку Церковь-Власть. С каждым днем их поступок все более значителен. В России так принято – рабское сознание перед властью, которая защищается церковью, никак не выветрится из наших голов. Надо уяснить простые вещи: власть - это наемный работник, а не строгий папа, которому нельзя перечить, а церковь - это символ помощи, сострадания, любви, веры и единения людей, а не строгая мама с розгами при кормушке с немереными запасами золота.

И еще – мы гордимся силой воли и мужеством девушек из Pussy Riot. В России, если в тюрьму попадают матерые уголовники, зэки, мошенники, крутые ребята, – первым делом они начинают сдавать своих друзей и подельников, чтобы в прямом смысле спасти свою задницу. Девушки ни разу не оговорили друг друга, не выдали тех участниц Pussy Riot, которых не смогли поймать недотепы-полицейские. Это большое мужество, ведь поверьте – в нашей стране можно грабить, воровать, избивать и убивать людей и получать меньшие сроки. Главное отстегивать взятки власти.

А что касается нас – мы продолжаем растворяться в солнечном блаженстве. Недавно мы открыли абсолютно новое существо – креветку с развитым интеллектом. И теперь, пока мы растворяемся в радужном потоке, она начинает изучать человеческую сущность, и уже со следующего поста, она расскажет Вам о том, что она думает и о нас и о Вас.

Родион и Марина.
Проект Керосинтини

PS. Мы стараемся держаться подальше от политики и экономики, но, как видите, в этот раз наше буддистское спокойствие мы нарушили сами. В следующие разы рефлексировать уже будет наша креветка. Однако в творчестве, так или иначе, отражается все. И мы готовим сразу две песни, посвященные Pussy Riot.

Сегодня мы презентуем песню “When They Come”

14 сентября 2012 в 16:30 261
 
 
Теги