Промо
 Подписаться
Поделиться
Рекомендуем

Про тих хто палив Хатинь.

ПРО ТИХ, ХТО ПАЛИВ ХАТИНЬ (перевод) «Хатынь. Название этой белорусской деревни известно всем. 22 марта этого года исполнится ровно 50 лет с того трагического дня, когда Хатынь была уничтожена фашистами. Многие годы это название стояло в ряду других – Лидице, Красуха, Орадур – как символ бесчеловечного фашистского режима уничтожения славянского населения, незаживающая рана Белоруссии. Но что мы знаем об этой трагедии кроме того, что каратели во главе с эсэсовцем Дирлевангером сожгли и расстреляли здесь 149 человек, в том числе 79 детей? Это – не вся правда. Только много лет спустя выяснилась страшная истина: вместе с немцами Хатынь жгли бандеровцы. 12 декабря 1986 в Минске начался судебный процесс над бывшим начальником штаба 118 украинского полицейского батальона Григорием Васюрой. Как возник этот отряд? Свидетельствует бывший рядовой 118 батальона Г.Спивак: «Я был в лагере военнопленных в Киеве. Осенью, уже холодно было, нас начали набирать на работу. Приехали националисты, где-то уже обученные, стали организовывать охранный батальон. Мне дали винтовку, одели в зеленую немецкую форму. Попал в 118 батальон, где начштаба стал Васюра. Командиром взвода у меня был Пасичнык, ротным – Винницкий, бывший офицер. В Белоруссию нас направили для борьбы с партизанами… Вообще, первая рота у нас была самая жестокая и преданная немцам. Большинство, если не все, составляли в ней националисты из Западной Украины. Особенно ударным был взвод Мелешко». Офицеры этой зондеркоманды прошли спецподготовку в Германии. Присяга на верность фюреру была принята в ноябре 1942 года, а в декабре батальон передислоцировали в Плещеницы возле Минска. Командиром батальона стал Кость (Константин) Смовский, бывший белогвардеец, начштаба до декабря являлся Корниец, а затем Васюра. На суде он рассказал: «В плен попал 29 июня. С полмесяца пробыл в одном лагере, потом перевели в другой – на территории Германии. Осенью 1941 нас отсортировали. Мне предложили пойти в школу «пропагандистов-восточников». Кормили здесь досыта, подлечивали. К осени 1942 нас привезли в Киев. Здесь чувствовал себя свободно. Меня обмундировали, дали советскую винтовку. Немцы назначили командиром взвода. В Плещеницах стал адъютантом, начальником штаба. Получил жалование 30 марок, паек. В первый отпуск я поехал в апреле 1943 года». Свой первый отпуск Васюра получил за Хатынь. Но еще до 22 марта 118 батальон сжёг 58 домов в деревне Чмелевичи Логойского района (убито 3 жителя), затем 40 домов в деревнях Котели и Заречье (16 убитых). Хатынь была обречена. Накануне по дороге к Минску была обстреляна машина с гауптманом Вёльке и лейтенантом Мелешко. Немец был убит. Партизан каратели достать не могли, поэтому было решено уничтожить Хатынь «известную дружелюбием к бандитам», по словам майора Р.Кернера. Сначала были рассстреляны работавшие неподалеку лесорубы из деревни Козыри (26 человек убито, 7 – ранено). Затем подошли основные силы 118 украинского полицейского батальона и спецподразделение Дирлевангера, которые окружили Хатынь. Всё население было согнано в овин, убегавших расстреливали. Свидетельствует единственный спасшийся из овина Виктор Желобкович (тогда ему было 12 лет): «Когда всё запылало, люди рванулись, вышибли дверь. Мы с матерью отбежали метров пять или шесть. Мне обожгло плечо. Я упал, мать меня прикрыла, слышно было как её тело резко содрогнулось. Я сказал, что меня ранило, но она не отвечала. Тело её сверху обгорело. Сколько так пролежал, не помню…Карателей было очень много. К каждому дому подходили четыре-пять. Говорили на немецком и украинском языках. Свидетельствую, что они хотели сжечь людей заживо, а стрелять начали, когда хатынцы вырвались из сарая. Напротив пулеметы стояли». За Хатынь Васюра получил отпуск и медаль, а 118 батальон продолжил свой кровавый путь. В ходе операций «Герман» и «Коттбус» в мае было сожжено 40 дворов в дер. Вилейка. 17 детей и 7 женщин каратели загнали в сарай и сожгли. На следующий день после допросов и пыток та же участь постигла всех мужчин. Тогда же были сожжены дер. Осовы (погибло более 50 человек) и Нивки (90 дворов) Витебской области. А всего от рук карателей погибло более 360 человек. После освобождения Белоруссии Васюра, ставший гауптманом СС, вместе с капралом И.Козынченко бежал вслед за немцами на Запад, потом вернулся в СССР. Детям говорил, что был в плену. Только через сорок лет, когда было доказано его участие в карательных акциях, он был привлечен к суду и приговорен к расстрелу. Тогда, в 1986, членов бандеровских формирований ещё не называли «национальными героями». Но прошло всего несколько лет… 14 октября 1990 года в Старом Угрыниве был открыт памятник С.Бандере, 30 июня 1991 – памятник Е.Коновальцу. В Тернопольской, Львовской, Ивано-Франковской областях открыто проводятся слёты «вояков УПА». Может быть, я мало знаю о нашей недавней истории, но ещё живы те, кто помнит бандеровщину, кто помнит кровавую деятельность полицейских батальонов, из которых была сколочена УПА. И нельзя молчать сейчас, когда под флагом «национального возрождения» уже не исподволь, а в открытую реабилитируются ОУН-УПА, когда пособники фашистов, чьи руки по локоть в крови, объявляются «борцами за идею», произносят речи по радио, мелькают на телеэкранах УТ. Пусть люди знают о тех, кто шел рядом с гитлеровцами, о кровавых карателях, какой бы национальности они не были. Требуют покаяния от коммунистов, но кто из бывших и нынешних бандеровцев покаялся в крови тех тысяч и тысяч павших от рук националистов в немецкой и украинской форме? Слышат ли они колокола Хатыни?»
18 апреля 2015 в 09:53 213