Промо
 Подписаться
Поделиться
Рекомендуем

ВПЕРЁД С ПЕСНЯМИ

    Раннее июньское утро. День обещает быть жарким.  В мае и июне стоит жара, какой не было уже 100 лет. У касс Белорусского вокзала собирается  группа туристов. Моё внимание привлёк невысокий худощавый мужчина с огромным рюкзаком, в больших круглых очках. Я спрашиваю группу Хрущёва. «А вот он  и сам»,- указали мне именно на него. Я узнала о существовании Московского клуба туристов только в прошлом году и уже побывала с рук. Фирсовой и рук. Корецким в Сергиевом Посаде,  в Царицыне, в Коломенском, в Снегирях, в Голицыне, в Покровском Стрешневе и ещё где-то. Находится он на Большой Коммунистической, (теперь - ул. А. Солженицына) дом 17. Я живу в пяти минутах ходьбы от него и не знала. Когда пришла покупать план экскурсий, меня встретили очень доброжелательно. «В прошлом году мы сыграли в клубе 18 свадеб»,- почему-то сообщили мне. С группой Хрущёва я познакомилась случайно в электричке. Такого спетого коллектива я давно не слышала. Я пробралась поближе к гитаристу и пела со всеми всю дорогу. Меня позвали присоединяться к ним в следующем походе. И вот только спустя год, я впервые еду с ними. Маршрут – Трёхгорка,  Усово, 15 км. Вышли дружно из 4 вагона и сразу в лес. Вереница туристов растянулась. Я невольно стала считать: 65 человек. Это - точно. Мы погружались в тень леса. Разноголосое пение птиц поражало. Вся дорога была усеяна  распустившимися ландышами. Я сорвала несколько штук, несмотря на то, что они занесены в красную книгу и вдыхала их аромат всю дорогу. А кругом такая красота! Здесь тебе и Левитан, и Шишкин, и Серов. Взять бы мольберт и рисовать. По дороге несколько раз объявляли «ПОХОД», это означало одним - налево, другим -  направо. Я шла налегке, только 1 литр лимонной воды. Решила себе устроить разгрузочный день. Оказывается, что и воду можно было не нести, а набрать её в роднике перед самым привалом, вода вкусная, холодная. Минут через 20 пришли мы на сказочную, огромную поляну. Здесь все разбрелись кто в тенёк, кто на солнышко. На окраине поляны развели костёр, на котором готовился травяной чай. Какая-то хозяйственная женщина пристраивала к костерку сковородочку. На другом конце поляны играли в бадминтон, поодаль играли в волейбол. Разбившиеся на группы туристы выкладывали свою провизию: здесь и домашние салатики в баночках, и нарезки…, у кого что было. Я присела на поваленное дерево и попивала свою лимонную воду. А потом я пошла рассматривать окрестности: в зарослях ивняка стояли два гитариста и женщина и что-то репетировали. Как потом выяснилось, это была репетиция чествования юбиляра. После их выступления со стороны костра громко кричали: «По-здрав-ля-ем! По-здрав-ля-ем!». Я спросила у одной компании: «Где здесь запруда?». Один мужчина  примерно моего возраста любезно предложил проводить меня, тем более, что он тоже шёл купаться. Она оказалась рядом, примерно в трёхстах метрах. «Жена моя не ходит в походы, а я очень люблю. Сегодня вот пришёл с подругой, но куда-то она делась». Он всё оглядывался, ища её взглядом, но потом успокоился и даже предложил поучить меня плавать. Я отказалась. Но все – таки, когда входила в воду, приняла его руку поддержки, так как дно было незнакомое и скользкое. После такого длительного перехода и изнуряющей жары пребывание в воде вызывало блаженство. Я заходила по шейку и плыла к берегу по собачьи. Из воды не хотелось выходить. Мой попутчик уплыл на середину озера. Какое же красивое место. Огромное озеро, со всех сторон лес. Купающихся было много, особенно на нашем берегу. Когда он выходил из воды, подруга его нашла сама и стояла на берегу, а он, наверно от радости, забыл со мной даже попрощаться. «Вот тебе и вежливый химик»,- подумала я. И они удалились в сторону костра. Когда я  обсохла, я тоже пошла в сторону поляны. Картина, открывшаяся передо мной, превзошла все мои ожидания. Поодаль от поляны в сосняке по кругу стояли семь гитаристов, две женщины, остальные мужчины с гитарами наперевес. А в центре  - пляска. Здесь тебе и летка енька, и семь сорок, и белый танец. Кто в купальнике, кто в шортах, кто поверх купальника был обвязан каким-то материалом, а одна дама была в длинном бальном платье и в шляпке. Привлекал к себе внимание мужчина с огромным животом, раскрасневшееся лицо толи от выпитого вина, толи от жары было такое радостное. Он ничуть не смущался и норовил танцевать с  молодёжью. Рядом со мной стоял Михаил Хрущёв. Ему было около семидесяти, как мне потом сказали, но видно душевная молодость делала его значительно моложе своих лет. «Надо же, сколько с вами ходит гитаристов»,- сказала я ему. «Это ещё не все»,- сказал он.  Я увидела поодаль группу отдыхающих поющих под гитару. «Это плохо, что их так много, они не успеют раскрыть свой потенциал», - сказал Михаил. Отчество я его так не узнала, так как у кого я спрашивала, никто не знал. «А вы знаете, у меня много своих песен. «Приходите с песнями своими, попоём», - сказал он. Я вспомнила карикатуры Бидструпа про туристов, туда идут с полными рюкзаками, а обратно с полными животами. А здесь разгружаются эмоционально, заряжаются положительной энергией, здоровьем. Отдыхают на полную катушку. Обратно толи дорога была короче, толи потому, что шли с песнями, к станции пришли быстро. Нас отделилось человек двадцать. Впереди шёл запевала, мужчина лет сорока с усиками. И мы перепели с ним, наверное, все строевые песни. А я ещё для удали присвистывала. « Маруся раз, два, три калину ягоду рвала…». Удивительно, как под песни легко идти. В электричке загрузились в один вагон. И опять песни на несколько голосов. Такой концерт до самой Москвы. Нам даже хлопали пассажиры. А Тамара, самая голосистая певунья, еле успевала разыскивать мне нужные страницы  песен, слова которых я не знала:

 

       Душа болит, а сердце плачет,

А путь земной ещё пылит,

А тот, кто любит, слёз не прячет,

Ведь не напрасно душа болит.

Тамара  мне тоже сказала: « Приноси свои песни, споём».  « Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» И мы выгружаемся из вагона.      

02 января 2017 в 03:04 47
 
 
Теги