Подписаться
Поделиться

Роковая любовь Анны Ахматовой (часть2)

    Вот что пишет Б. Анреп в рассказе «О черном кольце» - это его воспоминания об Анне Ахматовой и истории их любви: 

    «В 1915 году я виделся с Анной Андреевной во время моих отпусков или командировок с фронта. Я дал ей рукопись своей поэмы "Физа" на сохранение; она ее зашила в шелковый мешочек и сказала, что будет беречь как святыню»

Позже Ахматова напишет стихи по поводу рассказанного Арнепом случая с его поэмой.(Л.С.)

Не хулил меня, не славил,
Как друзья и как враги,
Только душу мне оставил
И сказал: побереги.
И одно меня тревожит:
Если он теперь умрет,
Ведь ко мне Архангел Божий
За душой его придет.
Как тогда ее я спрячу,
Как от Бога утаю?
Та, что так поет и плачет,
Быть должна в Его раю.   
Муза Ахматовой после встречи с Антрепом заговорила сразу же. Читаешь стихи поэта и диву даешься, какой мощный поток вдохновения пробудил Борис Анреп. Совершенно беспримерный случай в поэзии.Вдохновение, как цветок, что распускается в сиянии любви. Любовь для творческого человека – это воздух.Художнику Борису Анрепу посвящены самые счастливые и светлые стихи Ахматовой о любви около 40.

Только в «Белой стае» ему посвящено 17 стихотворений и 14 — в «Подорожнике». Арнеп далее писал:
    «Мы катались на санях, обедали в ресторанах, и все время я просил ее читать мне стихи; она улыбалась и напевала их тихим голосом. Часто мы молчали и слушали всякие звуки вокруг нас». 
    Словом, это время было для них овеяно незабываемой романтикой!
Вот здесь-то и вспомним ее слова: «Но как это было!» Да, все было прекрасно - красиво и романтично!
    А далее она ждала  его приезда с фронта, и встречи краткие и долгожданные были для нее сказочным счастьем, как «исполненный сон» о царевиче:

 По твердому гребню сугроба

В твой белый, таинственный дом
Такие притихшие оба
В молчании нежном идем.
И слаще всех песен пропетых
Мне этот исполненный сон,
Качание веток задетых 
И шпор твоих легонький звон.
    Обратим внимание: для нее близость с ним – «слаще  всех песен пропетых»! Есть и другое,столь жепрекрасное описание этих встреч в ее стихах:

 
И мы, словно смертные люди, 
По свежему снегу идем.
Не чудо ль, что нынче пробудем
Мы час предразлучный вдвоем?

Безвольно слабеют колени,
И кажется, нечем дышать...
Ты - солнце моих песнопений,
Ты - жизни моей благодать.1917г.


    Ее страсть, чувства поднимаются к самой вершине, и вот здесь уже мы видим, кем стал для нее Борис Анреп:
Ты - солнце моих песнопений,
Ты - жизни моей благодать.
    Может ли быть большее признание в Любви? Он – Солнце! И это говорит одна из первых красавиц Петербурга  того времени, овеянная поэтической славой А. Ахматова! А
    Но… «солнце» снова уезжает на фронт: так коротки миги счастья!  И опять и опять она славит в стихах свою встречу с любимым, даже за эти краткие миги счастья, и ждет от него вести о следующей встрече:

Эта встреча никем не воспета,
И без песен печаль улеглась.
Наступило прохладное лето,
Словно новая жизнь началась.

Сводом каменным кажется небо,
Уязвленное желтым огнем,
И нужнее насущного хлеба
Мне единое слово о нем.
Ты, росой окропляющий травы,
Вестью душу мою оживи — 
Не для страсти, не для забавы,
Для великой земной любви. 1916
    Страстно, с томительным нетерпением, ждет она от любимого вестей:
«Вестью душу мою оживи»! 
    Но самое значимое и  удивительное здесь – это ее признание: 
«Не для страсти, не для забавы,
Для великой земной любви»
То есть она считает эту свою любовь– «великой земной»!       Допуская читателя в свой внутренний мир, открыто говорит нам, что эта любовь была для нее и плотской. Ну, а когда соединяются в чувстве к мужчине душевное и плотское, то, конечно, это большой костер! Она даже подарила ему, любимому, свое «черное кольцо», с которым никогда не расставалась: на счастье и удачу подарила, она верила в его "защитную силу".

 

22 октября 2017 в 19:48 231
 
 
Теги