Промо
 Подписаться
Поделиться

О Путине, о Ксюше, о BLONDROCK

Мое интервью проекту ВКурсе без купюр:

Телерадиоведущая, писательница и певица — о своем музыкальном проекте, страшном Путине, похоронах гламура и Ксении Собчак


Расскажите пожалуйста о вашем проекте Blondrock. Давно ли у вас появились музыкальные амбиции?

Здесь дело не в амбициях. Я давно увлекаюсь музыкой и даже закончила с отличием музыкальную школу по классу фортепиано. Но жизнь складывалась так, что я всегда занималась чем-то другим. В конце 2009-го года я встретила музыкантов, с которыми смогла наконец записывать музыку. Не могу сказать по какой причине, но в огромном количестве начали появляться песни. Сейчас их уже больше пятидесяти. Я уже взрослый человек и предпочитаю заниматься тем, что мне нравится. А помимо того, что мне нравится – это у меня еще и неплохо получается.


У вас потихоньку начинают появляться клипы - они есть в эфирах?

Мы отнесли клип «Город» на Муз-ТВ, и его, по идее, должны начать скоро транслировать. Буквально на днях мы снимаем клип «Математика», который точно не возьмет ни один канал. Он посвящен теме свободы и будет очень жесткий: там будут документальные съемки разгонов разных маршей и кадры, которые на госканалах и в интернете в последнее время очень активно зачищают. Этот клип особняком стоит во всем творчестве Blondrock: вообще мы стараемся петь песни легкие и радостные, а этот ролик появился после того, как я сама побывала на Трумфальной площади во время «Марша несогласных».
С помощью своего музыкального проекта вы еще и благотворительные задачи решаете?

С тех пор, как Путин поговорил по Первому каналу с артистами о благотворительности, у нас все проснулись. Еще пару лет назад за попытку собрать деньги больному мальчику Васе меня на радио «Маяк» жрали кто ни попадя, Ксюша Собчак всячески ругала. А сейчас смотрите, как все они обратились в эту веру. Только потому, что ветер подул. Я считаю так: плевать, какие цели преследует человек, собирая деньги на доброе дело. Если будет результат, то мне действительно нет дела до того, что он хотел изначально – пропиариться или что-то еще. Я в подобных акциях участвовала еще до появления группы. Не потому, что я такая хорошая: раз есть возможность кому-то чуток помочь, почему бы этого не сделать? Нашей группе не составляет труда прийти и спеть – это такая мелочь. Поэтому мы очень часто выступаем бесплатно. У нас даже есть песня «Полина хочет жить», написанная для больной девочки, ради которой организовали еженедельный фестиваль в московском клубе «Гоголь». Вход стоил всего 100 рублей. И так потихоньку со всех набралась нужна сумма.


Если бы вы присутствовали на той встрече с Путиным, вы бы о благотворительности говорили или о "маршах несогласных"?

Я знаю одно: такого тупого вопроса, как Диана Арбенина про молоко в бутылочке, которое ей не разрешили пронести на борт самолета, я бы точно не задала. С одной стороны, я бы очканула, скажу вам честно. Путин такая инфернальная персона, его многие боятся, это один из самых сильных и богатых людей в мире. Понятно, что пока я его не вижу, я готова говорить все, что думаю. А так – кто знает. И очень рада, что не испугался Шевчук, что началась новая волна обсуждения темы свободы в стране - это волнует меня очень сильно. Я воспитываю себя каждый день так, чтобы не пугаться ни путиных, ни ментов, ни каких-то столкновений с государством, потому что жить в страхе невозможно. Я как журналист очень многим рискую, даже когда пишу в своем блоге и выхожу на Триумфальную совсем не со стороны Молодой гвардии. Потому что мне закрывают выходы куда-то, как это было со многими журналистами. Но по-другому сейчас жить нельзя, по-моему. Лучше я буду независимым музыкантом в группе Blondrock, чем очередной телевизионной блядью.

Вы до сих пор верите в волшебную силу телевидения?

Телевидение – это такая проверка на вшивость. Это такое кривое зеркало, в котором человек не с очень устойчивой психикой или без стержня просто зазнается и превращается в какого-то медиа-урода. Такие вещи происходили с очень приличными людьми на моих глазах. Они забывали, что еще недавно призывали людей к свободе, выходили на митинги и боролись за других. А потом происходит какой-то щелчок в голове – и глядишь, те, кто хаял Рублевку, уже там живет. Кто судился с разными монстрами – уже их в передачку позвал. То есть, там происходит страшное. Был период, когда у меня ехала крыша потихоньку, но слава Богу, ее поправили так, что приходилось делать все заново и через стресс отрезвляться. Для меня телек – это способ пиара группы, продвижения моих мыслей и продуктов творчества. Просто пиарить Катю Гордон мне неинтересно.


А в Интернете, по-вашему, есть свобода слова?

Нет никакой свободы слова нигде. Закрыли Топ-Яндекс, зачищали информацию в ЖЖ в связи с тем же «Маршем несогласных», на моих глазах в топ выходили ничего не значащие тексты про хороших милиционеров. Федор Бондарчук тут заявил, что, оказывается, 31-го мая на Триумфальной были хорошие детки из «Молодой гвардии», которые собирали донорскую кровь на передвижных пунктах, а потом появились какие-то провокаторы. Я там была, в отличие от Бондарчука, и провокаторов видела штуки три, которые дымовые шашки кидали. Остальные «несогласные» были абсолютно приличными людьми: учителя, подростки – то есть просто люди, которые имеют право высказать свое мнение. Вот Бондарчук там не был, его задача – лизать жопу «Единой России». Но все равно глас народа не задушить, и Интернет модерировать не так легко, как телек. Там больше пространства, и потихоньку все равно уже новое, свежее начинает продвигаться.


Вы пользуетесь социальными сетями по прямому назначению, то есть для общения с друзьями?

Я в большинстве сетей присутствую, но не сижу там постоянно – моя помощница Вика периодически обновляет информацию. И когда там скапливается какое-то количество почты, я отвечаю. На большее у меня физически нету времени. Есть сети, которые, конечно, морально устарели, типа «Одноклассников». А есть сети, которые очень борзо и бурно развиваются, и для творческого человека – это крутой ресурс. У Blondrock ВКонтакте есть группа, она достаточно свежая, маленькая, там присутствует небольшое количество поклонников. Надеюсь, она будет расти.


На создателей Контакта хотят подать в суд за распространение нелегального контента...

Вот это свинство, я этого вообще не понимаю и против этого выступаю всячески. Когда начнется поиск крайних, пострадают владельцы ресурсов, которые технически и физически не могут отслеживать такое количество ежесекундно распространяющегося в сети контента.


Не могу не затронуть тему вашего конфликта с Ксюшей Собчак два года назад. Как вы считаете, расставил ли экономический кризис все на свои места? Или нахрапистый гламур здравствует?

Представители гламура превратили тот срач в борьбу идеологий, что неправда – просто поругались две не очень умных барышни. Одна из них стала использовать ситуацию в своих целях, превращая образ откровенной хабалки в образ какой-то псевдоинтеллектуалки – это я говорю о Ксюше. А другая не очень грамотно себя повела, так как под влиянием стресса начала писать всякую фигню в блоге. Кто лучше? Да никто не лучше. Я очень не люблю лгунов, а Ксюша постоянно врет. Причем в таком объеме, что мне даже страшно за нее и хочется предложить услуги психиатра. Вот, например, она обвиняет Волочкову в том, что та рассказывает о своей личной жизни. А потом так же рассказывает о своей личной жизни и подтасовывает факты прошлого совершенно легко. И когда я читаю ксюшин пересказ нашего конфликта, мне даже нечего ответить, потому что это все вранье на вранье. Я против нее уже ничего не имею, как персонаж она меня по-прежнему не интересует. А лживая гламурная катавасия, которую она все время устраивает, мне омерзительна.


Не пора ли похоронить гламур?

Когда-то я слишком рано начала кричать, что его пора хоронить, но в итоге стала предвестником смены тенденций. Другое дело, что гламур не может умереть вообще – он просто займет свою нишу. И он начинает это делать из-за кризиса, или потому что это явление больше не интересно в том объеме, в каком оно было интересно раньше. Сейчас в моде больше антигламурные направления, они выгоднее смотрятся с политической точки зрения. Нужны ударники, нужны герои, нужны такие отличники - это даже больше социалистическая тенденция. А гламур – тенденция капиталистическая, и мы ее даже не можем и потянуть по деньгам. Мне она не близка изначально, как впрочем и большему количеству людей в нашей стране. Действительно, в бедной стране пропагандировать победу денег и успеха над чем-то человеческим, на мой взгляд, нельзя. Это просто пагубно. Вообще я в последнее время думаю так: каждый пусть выбирает свое. Я не имею права никого учить, но имею право говорить то, что я думаю. Кто думает так же – круто. А если это повод для тупоголовой братии покричать, что Катя Гордон дура, то и пожалуйста. Я-то собираю приличные залы со своей группой Blondrock. Так что пусть каждый выбирает свое, а время рассудит.
Вас бы удивило, если бы ваш регги-трек для Евровидения все же прорвался на конкурс, и вы бы победили?

Конечно, удивило бы. Но у нашей шутливой песни было бы больше шансов, чем у Налича, потому что в этом был флер этого «Евровидения». Победила как раз девочка, которая шутила, а заунывная песня Налича никому по сердцу не пришлась. На меня никогда не обрушивалось счастье просто так на голову. Только тот, кто пашет и делает то, что он хочет искренне и по-настоящему, он пробьется. Уже пофиг на удачу, неудачу, Ксюшу, Тину, Валю.


А вы чувствуете интеллектуальное превосходство над Тиной или Ксюшей?

Я стала взрослой тетей и понимаю, что меряются умственными способностями только дураки. В чем-то эти барышни меня превосходят, они более пробивные. Тина, например, прекрасный коммуникатор. Она знает как на взаимовыгодных условиях кого-то с кем-то свести, как организовать встречу. Так что приехавшая из Грузии армяно-грузинская девушка теперь уже каким-то образом в Общественной палате. В этом ее талант. За это ее можно уважать. Другое дело, что хождение по головам я не приветствую. Теперь-то мы точно в разных нишах существуем навсегда. Они медиа-герои, которые существуют для того, чтобы поддерживать свою медиа-славу. Если я напишу песню, которая заживет независимо от меня – значит, я победила. А если я буду всего лишь медиа-персонажем, ничего не производящим – значит, я проиграла.


Вы не раз публично сомневались, стоило ли оставлять себе фамилию бывшего мужа Александра Гордона.

Теперь не сомневаюсь. Если это единственный повод меня покусать – значит, я приличный человек. Потому что спустя столько лет ко мне есть всего две претензии – скандальный эфир с Ксюшей и фамилия Саши. За пять лет существования в медиа всего два косяка – это не так-то много. А толпе нужен повод меня ненавидеть. Толпа смотрит в телевизор на Лолиту Милявскую не потому, что она красиво поет, а потому что толпе надо позлословить: смотрите, она стала еще толще.


Что у вас в ближайших планах?

У нас грядет запись альбома, а также большой концерт с презентацией диска. Также съемки клипа, которым я вас, надеюсь, заинтриговала, и заключительный летний концерт в «Китайском летчике Джао Да» А также куча работы над собой. Я хочу петь как Аланис Морриссет, а пока я пою, как Катя Гордон.
17 июня 2010 в 10:47 214  
 
 
Теги