Буря в стакане

За толстым хрусталем стекла За стенами непробиваемого мозга Смеркалось небо, туча волокла Свое, напитанное влагой, тело. И хлынул дождь, укрыв собою травы. Поднялся ветер, надувая губы за щеками. Взыграла буря, мир насторожился. Сверкая гранями в лучах торшера, Дрожа всем хрупким телом, Наполненный до половины светлым пивом Стоял стакан на краешке журнального стола. Он был обыкновенным, многогранным. Сработан верною рукою стеклодува, Страдающего астмой и не пьющего с утра. Стакан напряг лопатки Уперся крепче в полировку И затаил дыханье, слушая грозу, Что бесновалась за фрамугой. Стекло дрожало мелкой дрожью И надувалось от натуги, Стараясь выдержать напоры ветра И оградить безлюдную квартиру От беспорядка И не разбить граненного стакана. А он стоял на краешке стола И был уверен в долгой жизни Что жидкость вечно будет заполнять Его немытую стеклянную утробу Неся с собой тепло И чувство наслажденья. Сначала хрупкое стекло фрамуги Упало вниз... Потом упал стакан, и на лету, Он думал, что бунтует пиво! Что пиво вызвало паденье. Судить окно он не решился. А пиво было беззащитно. Оно зависело всецело от стакана. Стакан разбился... Вылив пиво на ковер. Ковер впитал живительный напиток И опьянел и загорланил песню О пользе битого стекла В ковровом ворсе.
Добавлено:    Изменено: 02.04.2014    170    

Комментарии