Дориан Грей

В двадцати километрах от Лондона раут в имении Селби. По традиции гости, беседуя, множат количество сплетен. Ты – хозяин, так помни о каждом, отслеживай, нравится всем ли. Улыбайся, шути, раздавай комплименты флиртующим леди, Заставляй их смеяться, а после – рыдать, безутешно и тихо. Ублажай Генриетту в саду, Изабеллу – в пустующем зале. И, лаская под лестницей Дарлин с глазами оттенка индиго, Ухмыляйся, услышав привычное: «Дориан, ты идеален». А помнишь Сибиллу? Она говорила Такие же точно слова. И честно любила Прекрасного Принца, Пока оставалась жива. По затопленным болью и скрюченным судорогой переулкам, По разбитой колёсами кебов чешуйчатой серой брусчатке, Пробирайся к воротам, которые, после условного стука, Распахнувшись, предложат забыться в любой разновидности счастья. Обжигающим сгустком вливается в глотку дешёвое виски, Чей-то нож упирается в рёбра и опиум голову кружит. Иногда: словно смерть за спиной машет крыльями. Вот она. Близко… Но ты жив, ты копаешься в утренней почте, планируя ужин. А помнишь, как Бэзил Твоей вдохновлялся Невинностью и красотой? Не знающий спеси, Не знающий грязи, Художник, убитый тобой. Упивайся речами о том, что ты – чудо, ты – ангел, ты – гений, Но не верь в эту чушь, ты-то видел свою настоящую душу. Как-то раз, на рояле играя Шопена для старого Генри, Осознай, что ни крохи не сделал добра, и до чёрта – разрушил. Злые ритмы умолкших сердец бурей мечутся между висками. На портрете корявые руки измазаны красным и липким. Ты вонзаешь кинжал прямо в шею – глаза закрываются сами, И душа зарывается в мёрзлую землю отчаянным криком. А помнишь, как Лондон Тепло тебя встретил, Унылым дождям вопреки? Ты был не изломан, – Наивен и светел. Но умер – совсем не таким.
Добавлено:    Изменено: 29.06.2013    271    

Комментарии