Кот

Кот. I. В нос лез навязчивый, жуткий и неприятный запах гари. И вообще, эта вонь противно долго висела на два-три квартала… Она проникла во все возможные помещения – квартиры, офисы, магазины, находившиеся вблизи того места, где еще несколько часов назад было тихо и спокойно, и не предвещало ничего необычного. Свет желтых фонарей, который понемногу начал пропадать на фоне розовеющего утра, подсвечивал, уже понемногу пропадающие и рассеивающиеся клубы белого дыма. Везде бегали и суетились люди… Машины с синими и красными проблесковыми маячками также сновали туда-сюда. Вокруг было мокро и сыро, от залитого водой доброй половины двора. Учитывая ошибки прошлого, когда он был моложе и проворнее, он прекрасно понимал, что сейчас не стоило бравировать этим. Природу никто изменить не сможет. Поэтому мелко семеня, превозмогая неприятную боль в левом боку, тихонечко продолжал свой путь, стараясь оставаться незамеченным. Люди… Как же все-таки интересно устроены эти существа. Когда всё хорошо, то мало кто кому нужен, когда случается беда – они в едином порыве пытаются исправить то, что произошло. Потом начинают разбираться, кто виноват и что делать, ищут виновных, если находят, то делают показную порку на всю страну, если нет… Ну и всё… Можно и промолчать… Как с кошельком… Когда теряешь – все узнают об этом, как найдёшь))), можно и промолчать… Но сейчас ему не хотелось думать об этом. Жизнь очень коротка, чтобы распылять ее на чрезмерную жизненную философию, хотя, тут уж каждому своё. Отблески недавно потушенного пламени до сих пор, как 5D-модель, стояли у него перед глазами. И ведь каким-то образом дошел, вернулся обратно, смог выполнить то, из-за чего там оказался,… Может на самом деле 9 жизней? Веки, слегка, чуть приоткрытые, чтобы видеть дорогу, продолжали слезиться. Он продолжил свой путь. Аккуратно переступая через пенные ручьи, он наконец-то добрался до своей любимой теплой трубы радиаторного отопления. Забравшись, правда, с четвертой попытки, по старому матрасу в развал коллектора, пару раз, прокашлявшись и выплевывая сгустки темной слюны, устало растянулся на нем… Лапы попытались прикрыть чуть пораненный нос… Нет ничего в мире роднее и теплее своего дома, когда вот так вот, спокойно, не боясь никого, можно провалиться в сон. Сон… Это такое сладкое место, где мечтает жить каждый… Но об этом отдельная сказка. Он не помнил, сколько прошло времени, но видно достаточно, чтобы отдохнуть от событий прошлой ночи. Слегка прихрамывая, он подошел к кирпичной стене, и осторожно выглянул сквозь вентиляционное отверстие в ней на улицу… Ничего не понимаю, ведь было утро… Ах, ну да… Вот почему так урчит в животе… Он проспал целый день. День, утро которого чуть не стоило ему жизни…. Но он совсем нисколечко не жалел об этом... Её благодарные глаза были настоящей наградой за его поступок... Он знал, где ее искать... Убедившись, что улица действительно пуста, кот выбрался из своего пристанища и направился обратно к тому дому, откуда еще утром еле ушел, но и то, только после того, как убедился, что ей и им ничего более не угрожает. В это же время, только удостоверившись в том, что они спят, она также настороженно вышла на крышу, сквозь прогоревшие балки чердака, еще вчера служившие вполне надежной крышей над головой. Жизнь учит быть осторожным, но сейчас нужно было думать не только о себе, и отдать себя на алтарь опасности во имя этого, было бы справедливым... Так, наверное, считает и думает каждая мать. И еще более она уверенна в этом, когда есть рядом тот, кто отдаст всё, чтобы не случилось чего-то плохого, или тем более непоправимого. В ее жизни, так уж вышло, что особо выбирать не приходилось. День за днем, ежедневные и однообразные заботы. Но они не станут никогда в один ряд с тем, чтобы она делала, если бы они так страшно прекратились бы... Не то, чтобы их не было вовсе, а именно прекратились... Совершая ежевечерний моцион между тремя пушистыми комочками, иногда печальными глазами глядя на белый диск луны и думая о чем-то своем, она понимала, что рано или поздно всё равно всё будет хорошо… Эта уверенность, что самое интересное укрепилась в ней совсем недавно, вернее даже сегодня… Сегодня утром… II. Страшные языки пламени пытались сожрать всё, что только могли. Радуясь своему превосходству в не то поздний, не то очень ранний час… Это потом в новостях передали, что в результате замыкания электрической проводки произошло возгорание в одном из самых обыкновенных домов частного сектора… Кто-то вызвал пожарных и скорую, спасали людей, документы, вещи и прочий скарб… А её дикий ужас увидел только он! Повинуясь своей собственной природе, не боясь быть раздавленным в этой суматохе, он пробирался между ног и колес, перепрыгивая через тюки и шланги, добрался до дерева, ветки которого почти «целовали» крышу, уже наполовину объятую огнем. На удачу, слуховое окно было не так близко от эпицентра беснующегося зарева, но и оттуда уже шли клубы серого, едкого дыма, окутывая, как волшебным туманом ее мяукающий силуэт. Который никто не видел… Который никто не слышал… Никто, кроме него… Кот бесстрашно ринулся в проем окна, пролетев мимо неё… Сейчас важно было спасти жизнь… Не свою, но возможно жертвуя ей. Провожая поворотом головы его действия, ее ступор отпустило само собой… Бережно подхватив за шиворот одного рыжего котенка, он передал его ей и глазами дал понять, чтобы она спускалась вниз. Такой же маневр он проделал и сам. По мере того как распространялся огонь, видимость становилась всё хуже и хуже. Дышать было почти нечем. Сжавшись под ближайшим кустом в единый монолит, облизывая ошалелых от такого Доброго утра котят, она слезно взглянула на него… Он всё понял. Да он и так знал. Повторное возвращение давалось намного труднее, из-за недостатка кислорода, кружилась голова, в глазах темнело. Еще крепче сцепив челюсти, дабы не выронить орущее третье существо, кот устремился назад. Уже у самого края карниза, когда до спасительного прыжка оставались доли секунды, раздался треск ломающихся чердачных перекрытий старого дома… Кубарем скатившись вниз, ломая своим телом ветки и натыкаясь на сучья, зажмурив глаза, но не выпуская драгоценную ношу, кот грохнулся на землю. Серый комок мигом шмыгнул в кусты. – Мама, мама, – вдруг закричала девочка из соседнего дома, обращаясь к своей матери, – посмотри, кошка с котятами, нужно их спасти! Лежа на животе, боясь пошевелиться от боли, он молча наблюдал, как девочка с мамой бережно взяли на руки кошку с котятами, прижали к себе и затем отнесли в сторону от дома. Никто не заметил в ворохе слегка обгоревшей бурой листвы неподвижное тело кота. Придя в себя, перевернувшись на бок, он попытался встать. Получилось. Стараясь не драматизировать собственные страдания, кот огибая машины, побрел к себе домой… III. Как всё-таки прекрасно ночное небо. Они сидели, негромко мурлыкая на непонятном человеку языке на вполне понятные темы… Мир не перестает существовать, даже если в нем перестаем существовать мы. Довольные и счастливые, толком без крова, в преддверии надвигающейся зимы, спокойные и радующиеся своему, может быть недолгому счастью, они сидели прижавшись друг к другу, по очереди наблюдая за мирно спящими котятами и знали, что если в груди бьется настоящее сердце, то нет сил на этом свете, чтобы разрушить, пусть и маленькое, но настоящее счастье.
Добавлено:    Изменено: 19.05.2015    122    

Комментарии