На каменных плитах проросшие травы

На каменных плитах проросшие травы, Заплесневший слой ослепительных лет, Наполненных мелкой мещанскою славой Святынь, воссмердевших духовной отравой. Проснись до того, как наступит рассвет. Не жди телеграмм от забытых тобой — Вернись в виноградник заброшенный твой. Мы дружно уйдём, когда солнце взойдёт Но лунной дорожке ушедшего дня Туда, где найдём я — тебя, ты — меня, Где в хижину нашу никто не войдет. Огонь одинокий согреем в печи Твоим отражением в ласковых снах. И звук фиолета в тоскливой ночи Останется ласточкой в сонных глазах. Смотри, как играет сребрится вино В вонючих и тесных громадах домов, И в чуждой истерике злых городов Ухаживает и ложится на дно, Как шлюха играет, кусает оно. Взгляни на погибших твоих сыновей — Их черви сжирают в прогнивших гробах. А может быть, где-то в далёких мирах, Где райскую песню поёт соловей Ты сразу отыщешь хороших друзей. Я в смерти тоскливой чего-то боюсь: Тропинок, заросших рутиною дней, Того, что сюда я уже не вернусь И, может быть, больше не вспомню о ней. Костры разгораются — жгут корабли И плачет об этом морская волна. Не видеть нам больше чудесной земли Исчезнет из памяти нашей она, И будет уже никому не нужна. Старинные книги пылятся на полке Спокойно проводят свой утренний час — И только безумный синие волки Завоют тоскливо, попросят о нас. 12.09.1997.
Добавлено:    Изменено: 31.08.2005    414    

Комментарии