Валерий Алехин Валерий Алехин 
Волжский
Моё творчество это попытка популяризации классической поэзии. Как сюда попасть

Роза Парацельса

В подвальчике своём у колб и банок, Подёрнутыми плесенью слегка Философ Парацельс средь грязных склянок Молил богам послать ученика. Смеркалось, тусклый свет камина Отбрасывал зловещие тела И не было ни мочи и ни силы Подбросить дров для света и тепла. Сморила его мерзкая усталость И он забыл уж о своей мольбе, Все мысли поглотила его старость И он забылся сам в тяжёлом сне. Ночь уже стёрла дома очертанья, Стеклянных колб, измазанных в пыли, Обложки книг, томившихся от знанья, В камине догорали угольки. Раздался стук, хозяин полусонный По лестнице поднялся винтовой, Открыл засов чугунный и огромный, Качнув седой и старой головой. В дверном проёме, плохо освещённом Увидел незнакомца в темноте, Он тоже был усталым, утомлённым, Держал он торбу в обессиленной руке. Хозяин указал ему на лавку, Вошедший сел и стал смиренно ждать, Философ не спеша зажёг лампадку, Он как и гость присел и стал молчать. Молчание нарушил сам учитель: - Знаком мне западный, восточный тип лица, Но твой мне неизвестен и в обитель Зачем пришёл, что ждёшь ты от меня? - Ты знаешь, моё имя неизвестно,- Сказал вошедший сидя у огня, - И прежде чем попасть мне в это место, В пути провёл три ночи и три дня. Я взял с собою всё, что было у меня, Я быть учеником твоим хочу,- Он торбу приподнял за ветхие края, - Тебе сполна за это заплачу. Из торбы высыпал монеты он звеня, Они из золота все были на подбор, Они сверкали в пламени огня, И ими он усыпал длинный стол. Он сделал это правою рукой, А левой розу алую держал И Парацельс увидел, что была она живой, В огне камина блик её дрожал. Он поудобней сел и слово произнёс: - Надеешься ты, Камень я создам, Что в золото преобразит все вещи сам, Тогда зачем ты золото принёс? Но я ищу не золото, мой друг И если ты его мне предлагаешь, На этом и закончим наш досуг, Учеником моим ты никогда не станешь. - Нет, не волнует золото меня, Монеты эти за твои услуги,- Вошедший пристально смотрел ему в глаза, - Хочу, чтоб обучил меня Науке. Хочу пройти с тобою рядом путь, Ведущий к Камню. Парацельс промолвил: - Путь – это Камень, в этом кроется вся суть, Откуда начал ты его и где его закончил. И если ты не понимаешь этих слов, Ты ничего пока не понимаешь, А каждый шаг есть цель, прочнее всех оков, Ты может быть не веришь, сам узнаешь. Вошедший с недоверием смотрел: - Значит, цель есть? – Хулители твердят, что это муть, Меня лжецом зовут, им доказать я не сумел, Мне лишь известно точно, что есть Путь. - И я готов пройти его с тобой,- Ответил в мёртвой тишине вошедший, - И если нужно положить на это лет немалый слой, Пустыню одолеть с тобой и ад кромешный. Хоть издали обетованную увидеть землю, Коль мне не суждено в неё вступить, К тебе, великий Парацельс я внемлю, Готов я жизнь отдать и душу заложить. Но прежде, чем отправиться нам в путь, Дай доказательств своего ты мастерства. - Когда? – с тревогой Парацельс подвинулся чуть-чуть. - Немедленно! Хочу увидеть чудо волшебства. И приподнял он розу пред собой, - Я слышал, можешь ты своей наукой Сжечь розу, возродить из пепла, сделав вновь живой, Позволь свидетелем мне стать метаморфозы чудной. Прошу тебя об этом и молю, За это жизнь отдам я без остатка. - Доверчив ты,- сказал учитель, я смотрю, Доверчивость твоя мне ни к чему, нужна лишь вера, братка. - Вот потому, что недоверчив я, хочу Смотреть исчезновение и возвращенье розы. - Ты утверждаешь, уничтожить я могу? Учитель взял её, крутил, меняя позы. - Да уничтожить каждый её сможет, Казался юноше вопрос совсем простой. - Ты ошибаешься и мнишь: Адам в Раю цветок мог уничтожить? - Мы не в Раю, и всё здесь смертно под луной. - А где же мы тогда,- промолвил Парацельс вставая,- И неужели думаешь ты, что Всевышний как виденье Создать ещё мог что-то кроме Рая? А неспособность осознать, что мы в Раю – Грехопаденье. - Но роза всё равно сгорит,- упорствовал вошедший. - Зато останется огонь и пепел будет настоящий, Бессмертна роза и её лишь облик сменится прошедший, Хватило б слова моего, чтоб вновь ты зрел её стоящей. - Лишь слова одного? – промолвил ученик в сомненье,- Мензурки с колбами твои давно находятся в пыли, Сосуд для перегонки у тебя стоит в безделье, Так как же розу смог бы ты спасти? Учитель с сожаленьем глянул на него: - Сосуды с колбами давно стоят без дела, Я на веку своём попробовал всего, Теперь же обхожусь без них я смело. - И что же ты используешь сейчас? - А то же, что использовал Всевышний, Создавший небеса и землю, и Рай невидимый, и нас. Имею Слово я в виду, и нету ничего на свете его выше. - Я об одном тебя прошу, сожги и воскреси обратно розу, К чему прибегнешь ты, к сосуду или Слову, Мне всё равно, какую примешь позу, Примкнёшь ли к чуду, иль божественному зову. Учитель призадумался, потом сказал: - Продемонстрировал тебе б я эту меру, Ты мог подумать, это зрения обман, Не принесло бы это чудо тебе веру. - Великий маг, я вынесу любую ношу, Моё послушничество будет для тебя, Позволь увидеть пепел, потом розу, И с этой истиной пройду я до конца. Он розу алую схватил за стебель И бросил её в зарево огня, Истаял цвет её, остался только пепел, Он слова, чуда ждал, надежду затая. А Парацельс же был невозмутим: - Все Базеля врачи зовут меня лгуном и шарлатаном, Как видно, были они правы, фокус оказался уязвим, Остался пепел розы, а возрождение – обманом. И стало стыдно юноше, невмоготу, Как смел он нечестивою рукой Срывать ту маску, что скрывает пустоту, Бессилие науки колдовской. Он преклонил колени и сказал нелепо: - Я совершил проступок, не хватило веры, Так пусть глаза мои и видят только пепел, Я заслужил его, познанья мои серы. Но я вернусь, когда мой дух окрепнет, Кода я мудрость обрету твою как прозу, Учеником приду, коль взгляд мой не ослепнет, В конце пути и я увижу розу. Он говорил всё в чувствах неотъемных, Но состраданье в голосе дрожало К великому учителю трудов нетленных, Но ставший в миг ничтожен, стар и жалок. Философ проводил его до двери, Сказал, что будет он всегда желанным гостем, Но в это ни один из них не верил И оба знали, что ни встретиться им после. Один остался Парацельс, светало во дворе, Смахнул с лица он старческие слёзы, Спустился вниз по лестнице к себе, Встряхнул щепотку пепла, Слово произнёс... И вновь возникла роза.
Добавлено:    Изменено: 25.10.2014    173    

Комментарии