Неешпапа Виктор Неешпапа Виктор 
Благовещенск
Хорошая песня творит чудеса, а её мелодия это язык души. Как сюда попасть
At The Head At The Head 
 Москва
Смешно и приятно, но страшно... Как сюда попасть

МИЛАДА

Жил в подводной глубине, На морском песчаном дне Грозный, злобный царь Тритон, Триста лет уж правил он. Царство было беспредельно, Правил царь тот безраздельно И морями, и прудами, И проточными водами. Он жесток бывал и груб, А в руках держал трезуб; Тот трезуб с волшебной силой Убивал царю немилых, Подымал сильнейший шторм Из огромных чёрных волн, Потоплял все корабли, Уносил сынов земли. Волосы темней глубин, В бороде полно седин, Очи чёрные сверкают, На всех ужас нагоняют. Коль рассердится Тритон— Тотчас вымрет всё кругом: Мимо царского крыльца Ни дельфина, ни мальца— Никого не проплывёт, Пока царь не «отойдёт». Но в долине Синих Гор Озеро лежит Балхор, Там прекрасная наяда, Зеленоглазая Милада Править царством избрана, Но правит вовсе не одна. Выслушают там любого, Старого иль молодого, Будь то Сом—старик столетний, Иль пескарик малолетний, Головастики, лягушки, И улитки, и зверушки— Все в почёте, все в чести, Дружнее царства не найти! Там все весело смеются, Шутки, песни раздаются, А ночами, при луне, Хоровод ведут на дне. Там речка быстрая течёт, По порогам путь свой вьёт, Из Балхора вытекает Да в море синее впадает. А между морем и рекой Водопад стоит стеной; Быстро речка в море льётся - Упадёт кто: разобьётся… Но Тритон здесь не бывал, Озера в горах не знал, Речку горную в порогах Необитаемой считал. Краб сказал ему про это. «Утоплю! Ну, всех к ответу!» И трезубом замахал, Волны чёрные погнал. «Воевод ко мне созвать! Бомбардиров всех собрать! Не стерплю позор такой, На Балхор иду войной!» Войско грозное морское Под речной стоит стеною, Но наверх не попадёшь, Горы вкруг не обойдёшь. «Эй, зелёная девица, Самозваная царица! Подь сюда ответ держать: Как посмела ты назвать Царским именем себя?! Утоплю, убью тебя! Да ныряй сюда, отравыш, Заодно и нас избавишь От тяжкой муки: надрываться, Чтобы к вам наверх забраться!» «Что я слышу? Что за звон? Не иначе сам Тритон К нам пожаловать решился! Он хрипит! Знать – торопился! Да в полморя вражий стан, А сказали – океан!» «Ах ты, дерзкая наяда! Ну, не жди теперь пощады! Хвост зелёный прищемлю Да в мелкий пруд тебя сошлю! Без родни, да без подружек Будешь жить среди лягушек, Речь ни с кем не заведёшь – Быстро от тоски помрёшь!» «А ты не злись и не ругайся! Лучше в гости поднимайся! Да один, а не стеною, Иль не справишься со мною? Прыгай! Силы не жалей! Ты ж Тритон, не воробей!» И прыгнул царь, ещё разок, После третьего уж взмок. А она над ним хохочет, Нервы царские щекочет: «Неужель отступишь ты? Испугался высоты? Очень скользкая вода? А ты по крабам, без труда! Я тебе помочь бы рада, А зовут меня МИЛАДА!» И пополз Тритон по скалам, Ободрал весь хвост в мочало, Но до верха добрался, Победным смехом залился: «Гляньте, братцы, я взобрался, Хоть изрядно ободрался! Кто за мной? Вперёд, смелей! Кто волк морской? Кто воробей? Эй, подарков прихватите, Да меня не осрамите! Стой! Трезуб мой не ломай! Осторожней поднимай! Да, смельчаков совсем немного, Уж очень трудная дорога! Вон тот упал, тот поскользнулся, Эх, струсил и назад вернулся!» Те ж, кто достигли высоты, Раскрыли в изумлении рты: Горы синие сверкают, Промеж них Балхор сияет, Зелень и цветы кругом, Водопады пахнут льдом. «Ну, привет! Вблизи ты краше!» «А без трезуба ты не страшен!» «Принимай, раз приглашала! Извини, подарков мало. Прими кораллы, жемчуг, злато». «Что ж, Тритон, прошу в палаты! В честь такого посещенья Будет царским угощенье!» Пир весёлым был и славным, Речь текла легко и плавно, Рассказала всё ему: Что, зачем и почему, Показала честь по чести Как живут, как правят вместе. Поводились в хороводе, Песни слушали в народе, В шестую ночь уж, При луне, В сад отправились одне. Волны их легко качали, Звёзды яркие блистали, И Тритон совсем завяз В омуте зелёных глаз. «Здесь так спокойно! Так красиво! Я судил несправедливо. Я оставлю всё, как есть». «Что ж, хвала тебе и честь! Но скажи, как вы живёте? Говорят: своих же бьёте, Коль непокорными бывают, Это правда? Или бают?» «Да, бываю я жестоким, Подымаю вал высокий, Потопляю корабли, В плен беру детей земли. Много их в морях остыло». «А зачем?!» «Вот это мило! А зачем они ко мне?..» «Они ж поверх, не в глубине…» «Дай им волю – заплывут! Все богатства украдут!» «А зачем тебе так много? Тебе ж не хватит осьминогов Чтоб все кольца раздарить, Дельфинов – бусами обвить, Где ж взять столько черепах, Чтоб жили в золотых латах! Да, и мы живём богато: Самоцветные палаты, Грот хрустальный, Жемчуг есть, Да всего не перечесть! Но мы делимся с людьми. Вот иди сюда, взгляни! Видишь, в камушки играем: В речку парами бросаем; Коль камень камушка Коснётся, Значит – пара та сойдётся! Речка быстрая бежит, Подхватит камни, закружит, И они бегут по ней, Падают на дно морей, Ты же волны подымаешь, На берег камни вымываешь, А люди камушки найдут – Песни весело поют…» «Ты так мудрёно говоришь, Людей хвалишь, не бранишь…» «Я люблю их песни слушать, Трогают они мне душу. И люблю помочь, где надо, Ведь зовут меня Милада!» Морские месяц гостевали, Но дела домой позвали: «Я пока ещё Тритон, Ждут меня народ и трон. Благодарствуйте за ласку, Побывали словно в сказке, А чтоб в долгу нам не остаться— Просим в гости к нам собраться!» Милада было согласилась, Но потом вдруг отступилась. Гостей дружно проводили, Да подарков надарили: Жемчуг розовый да чёрный, Да ещё смолы пещёрной, Цветов невиданной красы, Травы целебной три косы. Сетку из лиан сплели, Гостям спуститься помогли. Морские волны расплеснулись; «Я гляжу – не все вернулись?!» «Кто-то пожелал остаться, Чтобы вечно любоваться Этой дивной красотой; Не хотят уже домой». «Ну, а нам пора обратно… Было мне в гостях приятно, Да заждалися дела! Корона что-то тяжела…» Но с тех пор он сам не свой, Грезит он и той горой, И наядою прекрасной, Жизнью дружной и согласной. «Воевод ко мне созвать! Устав давайте сочинять: Что, когда, зачем и сколько? Да говорите, что примолкли? Жителей вон расспросите, А потом уж мне скажите— Чего хотят? И что исправить? От кого, чего ль избавить? Люди, говоришь, пришли? Сад коралловый нашли? Что ж, пускай возьмут немного. Да жемчуг брось им на дорогу, Горсточку одну, не боле! А то ведь дай им только волю…» И опять сидит один, Когда-то грозный господин, Рыбок на руках качает, Песню тихо напевает: «Ах, прекрасная наяда, Зеленоглазая Милада! Ты мне душу окрылила, Сердце для любви открыла! Что ж ты в гости не придёшь? Иль меня не позовёшь? Видно я не мил тебе, Старый, в белой бороде?..» Снова поплывёт к горам, Водопадовым стенам, Тихо шепчет там: «Милада, Ты одна теперь отрада, Снова я к тебе пришёл, Видно я с ума сошёл…» А Милада между дела Исхудала, побледнела, Удивляются подружки: «На диету, что ли, села?» А она не спит ночами, На камнях сидит, скучает: «Сильный, смелый царь Тритон! Только с виду грозный он! А что же море-то не плещет, Кораблям в борта не хлещет? Спокойней не было воды… Не случилось ли беды? Вдруг Тритон изранен, болен? Иль в судьбе своей не волен?! Я узнаю: почему?..» И нырнула в быстрину! Понесло её жестоко По камням, где неглубоко, Вверх, о берег, в глубину, И она идёт ко дну! Больше силы нет вздохнуть… Нет! Сильней хвостом взмахнуть! К свету, вверх! Здесь вправо надо! И уже до водопада Речка быстрая домчала. «Всё – конец… Или начало?» И низверглась с высоты, И померкли все мечты… «Боже мой! Это ж Милада! Это кара, иль награда? Что с тобою вдруг случилось? Вся изранилась, побилась! Ответь, Милада, ты цела?!» «Я жива? Иль умерла? О, как больно щиплет раны…» «Это солью океана. Но ты жива, моя отрада! Награды большей мне не надо! Эй, коньков быстрей ведите! Лучших лекарей зовите! Обещаю им: безбедно…» «Нет, травы моей лечебной, Да воды бы не солёной, И не очень бы студёной…» «Гейзер есть у нас подводный, Не горячий, не холодный, Оттого я и не старюсь, Что триста лет я в нём купаюсь». А когда ей легче стало Всё Милада рассказала, И Тритон признался тоже, Что без неё он жить не может! Свадьбу чинную справляли: Волн больших не поднимали, Не топили корабли, Не трогали детей земли. А они и расстарались: На дно морское опускались, Кораллы брали, жемчуг, злато… «Пусть берут! Мы так богаты!» А царства те объединились, Ещё больше укрепились, И жили дружною семьёй Под водой и над водой. Всё Милада хорошеет, А Тритон всё молодеет, И узнал весь водный свет, Что счастливей пары нет. Родилась у них икринка, Златокудрая Маринка, Хохотушка и вертушка, Круглощёкая болтушка; Ей на месте не сидится, Ей скакать бы да резвиться, Так закружит-замутит, Наверху аж зарябит! На кониках прокатится Да по скату скатится, То медузу пощекочет, Та её ужалить хочет, Маринка – к коникам: «И--их!» Только видели вы их! То Миладу зацелует, То с дельфинами балует, То к Тритону пристаёт, Царю работать не даёт. «Да вы, барышня, нахалка! Вот сейчас возьму я палку!» И тут же на руки возьмёт, Дочке песенку споёт: «Я прекрасную Миладу Полюбил! Она в награду Подарила мне картинку – Златокудрую Маринку!» И по залу закружится, И как маленький резвится! А Милада улыбнётся Да к родным своим прижмётся: «И в кого она такая?» «В нас с тобой, моя родная! Я был грозен, ты – смешлива, Вот и получилось диво!» А потом была Даринка, Близнецы Балхор и Льдинка, Златко, Жемчуг, Лей, Зейнал – Много Бог им деток дал! И они потом влюбились, У них детки народились, И все счастливо живут: Они – в море, А мы – тут… КОНЕЦ
Добавлено:    Изменено: 15.09.2009    687    

Комментарии