Промо

в воздухе дело, в бумаге

Это в воздухе дело, в бумаге, В бесталанности, возрасте, сплине ? Но веселые прежние книжки Уж давно не стекают с пера. Не от яда умру, не от шпаги, Не от старости, а на чужбине, Поседевший еврейский мальчишка С Чистопрудненского двора. Обретает себя неизменно Сверстник мой то в бою, то в парадах, В пышной хижине, скромных хоромах, На волне и среди облаков, На просторах Чикаго и Вены, И с обеих сторон баррикады У Московского Белого Дома И у прочих росскийских домов. Ну а мне, разуверившись в вере, Заблудившись меж былью и сказкой, Карты все перепутав и сроки Остается с ладонью у лба Задыхаться в комфортном вольере Горбоносых бульваров Лозаннских, Бормоча свои лучшие строки, Те что мне записать не судьба. Лозанна, 1993
90 2 года