Марк Субботин Марк Субботин 
 Москва
Композитор и исполнитель электронной музыки в жанре Spacesynth, Synth-Pop, медитация, классика в современной обработке, релакс, эмбиент, ньюэйдж. Как сюда попасть
Сергей Гулевич Сергей Гулевич 
Пятигорск
Темы моих песен и музыки - любовь, философия, космос, звезды, море, небо. Жанры: rock, soundtrack, lounge, newage. Как сюда попасть

Да, из пещеры мы!

1. Я вырос в первобытную эпоху И, как и все, «не пил и не курил», И даже если было очень плохо, То нецензурных слов не говорил. У нас вообще болтали очень мало, О чём теперь я не жалею сам. Но хмурый вождь налево и направо Бил кулаком по треснувшим губам. 2. По вечерам сидели мы в пещере У ласкового жгучего огня. А злые духи жадно лезли в щели, Но в сумраке не видели меня… Так я мужал и рос быстрее многих, И старый Джо мне выточил копьё. Но, как и вождь, я не любил убогих, И твёрдо знал, что он меня убьёт. А вождь рычал и угрожал дубиной, И в страхе все кидались от меня. Но не судьба ему увидеть спину: Заледеней от глаз моих огня. 3. Давно ходить в обносках надоело, И я медведя первого добыл. Меня чуть тварь пещерная не съела, Пока копьём её я не пронзил. А кареглазая одна одежду сшила, Ну, та, с которой с детства я дружил… И злоба чёрная ко мне вождя прошила: На ней её он выместить решил. 4. Ходил с утра я с братом на охоту, А всё зверьё охотилось на нас. Я мимо мамонтов спешил как на работу, А саблезубый тигр нас с братом пас. Его клыки нам даже ночью снились, И брат хрипел, постанывал во сне. Мы с ним уже как месяц скорешились, А вождь от злобы ёрзал на спине… 5. И день за днём катились очень тихо, Мы яму вырыли у входа, вбили кол. Но незаметно разбудили лихо, И саблезубый в гости к нам пришёл. Он не рычал, а тихо брёл, зевая, И я совру, сказав, – Не страшен зверь! Но говорил себе я: – Всё бывает, А тигр ломал очередную дверь… 6. И вышел вождь, своё спасая племя, И топором кремнёвым лапу снёс. Да был он смел, а мы боялись зверя, Который Джо, на этот раз, унёс. И я, поклявшись отомстить за деда, Дней пять точил кремнёвое копьё. А чувство страха наводило негу, Шепча чуть слышно: – Пусть другой убьёт… Тут группа девушек пришла ко мне нежданно, Рисуя охрою узоры на лице. А саблезубый крался вновь незвано И оказались мы в лихом кольце. 7. Свернулось время: острие наставив, С копьём я в ярости за ямою застыл. А тигр взревел и прыгнул, в сердце вставив Копьё, упал, ещё хватаясь за кусты. Скрипели лапы, разрывая камень, Но острый кол пробил его насквозь. И вечность или миг кровавый пламень Из глаз его пронзал, как острый гвоздь. 8. Потом снимал я с братом вместе шкуру, Которая досталася ему. И успокаивал свою девчонку-дуру, Ей, говоря, что я на шкуре не засну. И семь ночей, священное число, Во сне ещё я с этим тигром дрался. Не понимая, что меня спасло, И почему на свете жить остался… 9. Вот только в духов уже слабо верил я, А вождь вообще забил на это дело. Был наш колдун зарезан как свинья, И племя духов сразу резко поредело! А девушка твердила мне: – Убей Вождя и мамонта и буду я твоею… Но я смеялся, думая о ней: – Да лучше я змею в груди согрею! 10. Доели тигра мы, и голод наступил: Морозы, вьюги,… и не стало зверя. И даже вождь от ярости завыл, Устав глядеть, как умирает племя. И вместе с ним пошли к мамону мы, Забыв обиды и вражду крутую. И знали оба: жизнь даём взаймы Судьбе и духам, только б не в пустую! 11. Вот так рождалось братство на копье, Когда тебе всегда прикроют спину. А ты в ответ, не вспомнив о себе, Ему отдашь последнюю дубину. Обнялись крепко и забыли всё, Что промеж нас стояло эти годы. Мы шли на смерть, приветствуя её, И были – храбрецы, а не уроды! 12. И знал я, что у нас и шанса нет, Но не хотел, чтобы погибло племя. А девушка моя смотрела вслед, Мечтая, чтоб остановилось время. Я оглянулся и махнул рукой, А поцелуев мы ещё не знали. И хмурый вождь последовал за мной, А остальные даже и не встали. 13. Полдня бегом и встретили его: Весь в рыжей шерсти, с толстыми ногами. Я ухмыльнулся и взревел,… в него Метнув кремень с отбитыми краями. И левый глаз у мамонта заплыл, Нам очень быстрым показалось время. А вождь копьё ему в другой вонзил, И понял я, что мы спасаем племя. 14. А мамонт был в три раза выше нас, Своим размером сходен со скалою. И видел он, казалось, и без глаз, Свирепо землю роя пред собою. Его мы звали попросту – мамон, И многим он казался добрым духом. Но если близко оказался он, То нас давил ногами или брюхом. 15. И вождь упал, задетый за плечо, А я копьё мамону вставил в хобот, И красный дождь с него полил ручьём. Да вдруг услышали мы сзади страшный топот. Мамоны шли огромною толпой, Ну, той, что позже обозвали стадом. И только вождь стоял мне за спиной, Он тоже знал святое слово: – НАДО! 16. И мы вдвоём нажали на копьё: Упал мамон от боли на колени. Мы до упора вставили копьё, Но, видно, мозг мамона не задели. Ревел мамон, сметая всё вокруг, И дикий ужас разгоняет стадо. И каждый знал из нас, как ценен друг, И как друзья бывают другу рады! Гиганту колья вбили мы в глаза, А вождь упал со сломанной ногою. И еле слышно что-то мне сказал, И понял я, что он всегда со мною. 17. В крови и пене мамонт умирал, Хрипел и скалился, и дико выл от боли. А хмурый вождь при мне не застонал, Своей железной поражая волей. И я тащил его по снегу целый день, На палках двух, привязанных друг к другу. И подступала мглою злая тень, Когда увидел вдалеке свою подругу. Они шли с братом, чтобы встретить нас, Не зная, что и как у нас случилось. И даже вождь смеялся в первый раз От чуда, что удачей завершилось. 18. Мои друзья приволокли его, И я с трудом за ними добродился. А весь наш род за мамонтом ушёл И пару дней ещё назад тащился. И целый месяц были мы с едой, А вождь поправился и лишь хромал немного. И кареглазая моя была со мной Без всяких свадеб: мы ж не знали Бога. И навсегда сдружились мы с вождём, Чуть веселее стало наше племя. И мне казалось, что немного подождём – Наступит лето и другое время! 19. Мой брат себе подругу то ж нашёл: Наш вождь имел четыре дочки сразу. И стал не хмурый он, а более простой, И на меня уж не серчал ни разу. Тянулись долго сумрачные дни, И за зимой не наступало лето. И вождь решил: – Спуститься сможем мы, Когда-то Джо рассказывал про это: Идти неделями по склонам и снегам, Где ледники и осыпи крутые. Джо сам не знал, но сказывали: там, Внизу есть море и поля златые. 20. А через год сползали к морю мы, Трясясь от холода, от голода болея. И в первый раз увидели цветы Мы, гор своих ни сколько не жалея. И было здесь воистину тепло, А наши девушки из кожи сшили платья. И вождь сказал, что время истекло, И будем вместе править – мы же братья! 21. Был мир жесток, и племя поредело, И как же мало стало в нём детей. И многие из нас взялись за дело, Чтоб было больше радостных вестей. Мы раньше редко думали о них, И даже если появлялся кто-то, То до рожденья имя дать мог только псих, Ведь выжить – это тяжкая работа! 22. Во взрослый мир вступал один лишь из пяти, Вот так сурово жило наше племя. А здесь у моря мы смогли еду найти, И поняли – грядёт другое время. А здесь у моря мы смогли еду найти, И поняли – настало наше время!
Добавлено:    Изменено: 26.11.2008    335    

Комментарии