Нерожденный

Он был рожден для счастья, для надежд И вдохновений мирных!— но безумный Из детских рано вырвался одежд И сердце бросил в море жизни шумной; И мир не пощадил — и бог не спас! Так сочный плод, до времени созрелый, Между цветов висит осиротелый; Ни вкуса он не радует, ни глаз; И час их красоты — его паденья час! И жадный червь его грызет, грызет, И между тем как нежные подруги Колеблются на ветках — ранний плод Лишь тяготит свою... до первой вьюги! Ужасно стариком быть без седин; Он равных не находит; за толпою Идет, хоть с ней не делится душою; Он меж людьми ни раб, ни властелин, И всё, что чувствует, он чувствует один! М. Ю. Лермонтов ************ Денница Мне пришлось к тебе ворваться, Ибо я уже устал за тобою гнаться, Устал за дверью призыва ждать, Спеша свои вопросы тебе задать, А ты меня принять так и не соизволил, Скажи же, почему ты его не одобрил? Бог Денница, совладай ныне с гневом своим, Мы с тобой об этом потом поговорим. Денница Не успокаивай людскими словами творца людей, Эти слова отвратительны в знакомости своей! Бог Прошу тебя, на меня свою досаду ты не срывай, А если срываешь, то хотя бы как-то это оправдай. Денница Я писал его тело с душой, А душу покрыл сединой, Чтоб мудр был не по годам И годы своей жизни писал он сам, С улыбкой наблюдая за их уходом, Смерть считая откровенным вздором Живых мертвецов со стажем в собственные жизни, Для которых небеса на земле неприемлемы, излишни! Бог Ты сделал его не юнцом с сединой, А наоборот - стариком без седин, Как и того поэта, что шел за толпой, Но, при этом, всегда был один. Денница Не говоришь ли ты о том поэте, Равных которому не было на всем белом свете? О том, кого жадный червь все время грыз? Признаю: я взял этот прекрасный абрис, Но наполнил красками оттенка иного И, переписывая снова и снова, Сделал не просто творцом, но и творением творца, Написавшего ни одну жертву тернового венца! Бог По этому тонкому зеркальному льду идя, Ты смотрел на дорогу, а видел себя. И в свое отражение, как в чернила, опустив перо, Взялся писать своего творения внешность и нутро, Вот и оказался с ним в духовном родстве, Даже забыл свою улыбку у него на лице. Так бы он и прожил все свои земные сутки, С чужой реакцией на чужие слова и поступки. Денница Да, шагая по земле, он мечтал бы шагать по небесам, Да, в свое время об этом мечтал и грезил я сам. Но разве такое невинное с пером баловство Знаменует наше с ним духовное родство? Бог Невинное? Ты то передал ему своим "невинным" пером, Что я подавить пытаюсь в тебе самом. Тягой к Богу затмить презрение к Человеку еще никто не смог, Ибо, пойми же ты, наконец, именно в Человеке заключается Бог. Денница Я знаю, ненависть к Человеку ты тяжелым считаешь грехом, Но потому, что любишь Его, или потому, что себя любишь в нем? Я сперва видел не тебя в Человеке, а Человека в тебе, и презирал, Но все же красоту и смысл в той личной для себя трагедии искал. Позднее мне удалось разглядеть тебя в Человеке, Не понимая, как вечность может уместиться в веке, Как разные валюты сошлись на одной монетке, Как птица оказалась под замком в этой клетке. Я видел, как, прикрываясь тобой, они доставали мечи, А тебя самого кормили тусклым пламенем свечи, Но при этом прятали в кармане от клетки ключи, И никто не открывал замок, ты стучи - не стучи. Затем, устав тебя рисовать в человеческом виде и роде, Я начал тебя искать в сотворенной тобою природе. Восхитившись тем, что тогда предстало предо мной, Восхитившись той абстрактной от Человека красотой, Я стал понимать, что ты рядом и беседуешь со мной. Твоя красота вызвала во мне желание приблизиться к ней, Постичь то, что невозможно постичь, стало смыслом жизни моей, И с каждым шагом я отдалялся от Человека ради цели своей. Но как-то поймал я себя на предчувствии странном… Словно отсутствие небес на земле заполнял я обманом… И пока людям смертью помогал Гавриил, Я, его ожидая, тебя об одном лишь просил, Бога умоляя, чтобы Бог был… Чтобы открыто со мной говорил… Подумав, что не ты создал Человека из праха, А он тебя из собственного адского страха, Я задумался над тем, кто же я такой, Ибо начал все время тебя путать с собой… Это ты считаешь грехом? Если да, то я грешен И готов с другими грешниками быть за это смешен, Но мои грехи, как бы ты ни смущался сей данности, Красивы и милы в своей банальной оправданности, И если ты моими мотивами еще раз займешься... Погоди-ка, почему ты сейчас надо мною смеешься? Я думал, мое выступление рот тебе зашило... Скажи же, что тебя так рассмешило?.. Бог Новый смысл выражения "удостоить своей улыбки", А у тебя за душой не грехи, а скорее ошибки. Но позволь уж мне, судье, судить об их оправданности, Ибо они слишком неоднозначны в своей для тебя важности. Ты был художником, что, проходя через мороз и зной, Искал не меня, а во мне - умиротворение и покой, Однако, находя, умышленно обходил стороной, Продолжая быть художником, оставаясь собой. Ты знал, что у тебя есть выбор - счастливым быть Или оставаться в искусстве, продолжая творить. Для тебя всегда сильнейшим вдохновением была боль, И когда наносили тебе раны, ты брал в руки соль. В своем выступлении ты меня в самолюбии обвинил, Забыв, что сам в своем творении себя видел, любил. И знай, в этом ничего постыдного нет, Ибо любовь в любой форме несет в себе свет. Денница И тебя... Бог Денница, говоря, ты замечал, Что никто тебя не перебивал? Так и ты меня не перебивай, Просто слушай да вникай. Ты, право, очень красочно описал, Где и когда меня на ощупь искал... Нет! Дослушай, удержи слова во рту! Ты был слеп и не ценил свою слепоту! Даже не пытался ты понять смысл той повязки, Что позволяла тебе самому придумывать краски. Не пользоваться этим даром - наглая вольность, Ибо хуже неопределенности лишь определенность. Небеса проявляются на земле незнания туманом, А то, что не знаешь, считать не можешь обманом. Хотя что такое правда? Что такое ложь? Разве не есть все это одно и то ж? Денница Что ты имеешь ввиду? Бог То, что люди ничего толком обо мне не знают. Я для них есть то, как они меня воспринимают. Денница У меня уже уши вянут от ужаса и жути, Значит, ты такой, каким тебя делают люди? Бог У каждого я свой, я бываю разным, Но для всех остаюсь одинаково важным. Денница Клянусь именем твоим, Ты для них важен, но не незаменим!.. Бог Денница, постой на минуту, погоди! Мы еще не закончили, не уходи! Гавриил Ушел… Что же на него нашло? Все далеко как-то зашло… Бог Почувствовал ли ты зависть в его словах, Когда я говорил о любви формах и чертах? Гавриил Конечно… Сам хотел это отметить, Ее было сложно не заметить… Бог Он сказал, что со мною путал себя... Я ему напоминаю, что он - это не я...
Добавлено:    Изменено: 02.02.2012    1 130    

Комментарии