Композитор Александр Белых. Композитор Александр Белых. 
 Урдома
Свои первые сочинения Александр Белых показал в Урдоме. 1983 г. Как сюда попасть

Поэмы

Поэмы (9) Пентаптих о любви Михал Саныч 1 Любовь приходит незаметно В миг неожиданной удачи. Она – прохожий неприметный, Который платит безответно По счету крупному без сдачи. Она настраивает струны Созвучно нежности печальной, И будем у нее в плену мы, Цепляясь за нее отчаянно… Таит в себе два горьких яда, Ведь ты не рядом, ведь ты не рада, Любовь… 2 Упруго набегающий прибой, Захлестывая властную безбрежность Столкнул стихии, В бездну нас с тобой Уносит нескрываемая нежность. И, закрывая свет земной, гроза, Угрюмо проносясь по горизонту, Нас обойдет. Я верю в чудеса, Неведомые нам, в мгновенные экспромты, И в силу мысли, грусти не тая, Решающей проблемы бытия. Ты ж, мириады раз преобразилась, В воображеньи, вИденье с видЕньем Слились во мне, любовь твоя лучилась Незримой красотою, но обняв, Обняв тебя, прижавшись, чуть дыша, Я не решился бы под самой страшной пыткой Сказать, где в сей момент твоя душа. 3 За ушко прядь волос упала, Мелко завилась, И ты сияла Всей радугой лучистых отражений, Теней прозрачных, Бус хитросплетений, Искристых взглядов – Я сходил с ума: Быть может, ты видением была, Или сомнительным зеркальным отраженьем, Моим движеньем Иль судьбы скольженьем? Да, это был подарок века: Любимого, родного человека Я в день рожденья, В этот праздник детства Поздравлю, обниму и подарю Как лучик радуги сверкающие КЛИПСЫ Благодарю за нежное стремленье Меня понять. Я постараюсь лучше стать. 4 И бьется сердце незаметно, Когда в вечерний час, простившись, И в одиночестве застыв, В любви порыве безответном, Как в колыбели, очутившись, Услышал твой призыв. О, эта пламенная мука, Неразделенная разлука Двух ангелов в котле печали. В доску измотавшись, С собой наедине оставшись, Ты вспомнишь обо мне, Как о единственной отраде. Любовь, хоть раз несостоявшись, Как песня о беде, Звучит она, как стон печали, И если бы мы промолчали, То места б не нашли нигде. 5 Задумайся, уйди от суеты, Задумайся, что верно, что неверно, Пойми, что для меня есть только ты, А любим мы друг друга – Что ж, наверно... Почувствуй, как два сердца бьются в такт, Почувствуй, как тепло, когда мы рядом, Пойми, что для двоих для нас закат, А любим мы друг друга – Скажут взгляды. Одинокое сердце. Микропоэма Михал Саныч Одинокое сердце Ни мгновений удачных Ни вниманья людского Только боль о былом Слабым пульсом стучится Ожидая участья А в ответ лишь разлука И пустующий дом Так и я словно сердце Тесно в доме постылом Не хватает свободы И вся жизнь под вопрос Только вдруг к удивленью Налетел ветер странствий И меня как песчинку Закрутил и унес Я мотался по свету Как ужаленный роком Надо мной величаво Нависал небосклон Перед небом и солнцем Снова я как ребенок Безрассудным поступком Нарушаю закон И забросило щепкой К берегам незнакомым Словно белая чайка Мне явилась она Та что не испугалась Ни коварной разлуки Ни казенного дома Ни вины не вина Это женщина песня Словно воздух вдыхаю Я духов ароматы Белоснежна постель О таких менестрели Сочиняли баллады И в саду до рассвета Ей играла свирель И уносятся годы Жизнь теплом наполняя Открывает природа Нам загадки свои И в любом состояньи При любой непогоде Согревает влюбленных Это пламя любви И стучится несчастье Но любовь не сломаешь И прожитые годы Не летят под откос Остается надежда Что судьба нам устроит Не последнюю встречу За кустами из роз И приходит разлука И надежда слабеет А вокруг вурдалаком Ходит смерть с топором И любовь не удержишь Сколько ты ни старайся И летит похоронка В мой расстроеный дом Что на сердце? - пустыня В даль гонимые ветром Одинокие мысли И в тумане глаза И цветную картинку Настояшей свободы Из кровавой глазницы Застилает слеза Не опишешь всю тяжесть Если всетаки выжил Каждый час кинолентой Это было - прошло Но любовь не угаснет Одинокое сердце И страдает и любит Всем напастям назло И уносятся годы Ни кому я не нужен Непременная старость В дверь стучит топором Улюбви есть законы И такие проблемы Не решают наскоком Не решить напролом Продолжение следует... Ты мне много прощаешь. Микропоэма Михал Саныч Ты мне много прощаешь, Мной любимая ты. Ты всегда замечаешь Воплощенье мечты. И с утра на пороге, Улыбнувшись в ответ, Мы живем, словно боги, И для нас смерти нет. Все идет как обычно, Все идет как во сне, Стала радость привычной, Расцветая во мне, И гигантское счастье Отразится в глазах, И уходят напасти, Унося детский страх. И простая природа Окружает меня, И уносятся годы, Ожиданьем пьяня. Если снова стучится В дверь старуха с косой, Я пытаюсь закрыться На замок золотой. Не забыть также ясно Ту безумную ночь, За которой в коляске Ты баюкала дочь, А теперь как тростинка Замирает она На пути поединка Доброй силы и зла. На кого ж опереться, Юной страсти не вняв, Чье огромное сердце Засияет в глазах, Кто, плечо подставляя Под горнило судьбы, За троих соображает? Только я или ты. Но проходят минуты, Унося жизни тень, Искры ночи задуты, Наступил новый день. Реквием. Микропоэма Михал Саныч Чтоб я так жил! Немой вопрос - И все задумались всерьез; И тот, кто раньше с нею был, И кто мозги свои пропил, И, натянув на спину глаз, Смотрел вокруг, как в первый раз. # Из неделимости мечты Сверкали нежные черты Той, что не раз со мной была, Той, что напрасно предала, Не получив взамен ни зги От тех, кто пропил все мозги. # Печаль – единственный удел Того, кто мудрости хотел, Того, кто, оступившись раз, Оправил мыслью верный глаз. Печаль о том, что не сбылось, Печаль о том, что не срослось, Печаль о ветре дальних стран, Печаль о шрамах бывших ран, Печаль о нежности былой. О, где же мне найти покой? Остановиться где дано? О, как найти у бездны дно? # О память, как же ты сладка! Дорога в бывшие века, Где самый однозначный миг Своей романтикой постиг. Я помню перелив лучей, Постыдность робости своей. # Там речка, словно океан, За нею – запах дальних стран, За ними первая строфа, Указа первая графа. И битва нравов под луной Когда-то выиграна мной. # О юность, подвигов пора, О, проба первая пера, Оружие лучистых глаз, О, обаяния экстаз! Забыть тебя не мне дано. Напиток выпит, только дно В пустом бокале не смешит. Душа – огонь, душа – самшит, Готовность к схватке, и тоска По самопалу у виска. # Кто не мечтал сквозь стужу, лед, Бескрылый завершить полет? А я летал, и мне помог Взглянуть на будущее Бог. Он знает все. Но самому, Увы, до лампочки ему, Нарушен ли его закон: Природу верно строил он. Природа тем и хороша, Что не обманешь ни шиша. И вот, в рассветной тишине Прижалась нежно ты ко мне. # Работа с совестью проста. Горит далекая звезда, Горит, и дарит счастья суть. Кровав и горд тернистый путь. Работа – счастье, свет былых Движений сладостных моих. О, сколько лет ей положил! О, чтоб я дальше с нею жил! И наконец – счастливый миг, Скачок – и я всего достиг! Но, среди грамотных картин, Остался я опять один. # Что я хочу? Того, что все. Желаю счастья на земле, Желаю, чтоб огромный мир Украсить мог душевный пир. Я – революции солдат, И пусть теперь мой скромный вклад На сотнетысячный процент Плеснет души моей момент На чашу вечности весов. Увы, во мне нет больше слов, Чтоб убедить всех дураков, Избавить ВАС от их оков. Я сгину в вечности веков, Сгниет и мой дубовый крест, И злой червяк меня доест. # Пока я жив в людском аду, Я буду биться за мечту. Острее точится клинок И, утончаясь между строк, Своей невидимостью сил Немало гадов поразил. И будет в джунглях мой ситар Блаженный излучать нектар, И будет сладостен конец, Когда во тьме грядущих лет Веду природу под венец – И слышу ласковый ответ. Горячка. Микропоэма Михал Саныч 1. Когда нахлынет тишина, Хоть иногда за много лет, И ты останешься одна, С тобою будет лунный свет. Сама красавица луна На небе, словно ты, одна, Как ты, в крупинках влажных слез Прибита гвоздиками звезд, И купол ночи над тобой Сияет дивной красотой, И словно череда утрат Все это длится до утра, И ты уснешь. Твой сладкий сон Не потревожит телефон, И только старый телефакс Тебе размножит мой рассказ. 2. Я очень долго шел впотьмах, Считал десятками столбы, Бутыль зеленая в руках Была со спиртом без воды, Хотелось выпить из горла За то, чтоб на исходе дня Была бы ты совсем одна, И нежно встретила меня. Пинался твердизной асфальт, Подножки ставил мне бордюр, Тверда была у рельсов сталь, И не было уже купюр, Чтоб дозаправиться, дойти; Вдали три четверти пути, Две трети спутанных дорог, Которых даже иногда По-трезвому пройти не мог, Одни столбы да провода. Но на тернистом том пути Вела меня святая цель, Допить бутылку и дойти, И, хочешь верь или не верь, Но я уже шагах в пяти У друга Васьки, и сейчас Не в силах пять шагов пройти, И напрягаю телефакс. 3. Была у Васьки в жизни цель, Хотел он много чересчур: Иметь большой-большой портфель, Набитый стопками купюр. Играл деньгами он ва-банк, И где-то как-то не успел, Набил деньгами левый банк, Не рассчитал и прогорел. И вот теперь совсем один В своей хибарке два на два, Ему хватает на бензин, На водку, (в скобочках, едва), И от былой своей простой Красивой жизни, без прикрас Остался в комнате пустой Вот этот самый телефакс. Сейчас, допив со мною спирт, Затихнет Васька за столом. Как за друзей душа болит! Ведь что ни жизнь - сплошной облом. 4. Все затихает в вышине, Смягчая мысленный полет... Что ж, на войне - так на войне, Хочу иметь я пулемет. Поставлю я его на стол И каждый, кто ко мне войдет, Увидит вороненый ствол И сразу все без слов поймет. Хочу - вот лучшее из слов. И если я чего хочу, То я всегда отдать готов Все то, что в жизни получу. И каждый раз, когда в ответ На мой отчаянный вопрос Я ждать обязан много лет - Не огорчаюсь я всерьез. 5. Хочу тебя увидеть вновь, Моя последняя любовь, Подобно нежному лучу Тебя развеселить хочу, Хочу, чтоб свет усталых глаз От ожиданья не угас, И даже через много лет Меня ласкал их нежный свет. Пусть старый, добрый телефакс Согреет лаской нежных фраз, Но все же то, что излучу, Увидеть я в тебе хочу. Ты словно отзвук в тишине, Ты как мелодия в часах, Ты будишь образность во мне, Приходишь с точностью во снах, Ты замыкаешь мой покой, Ты позволяешь мне мечтать О сладкой участи такой - Твоим неповторимым стать; И пусть несчастный телефакс, Печальный вестник наших дней, Вознаградит тебя хоть раз За ожидание ночей. 6. Соткались рифмы до одной, Иссякли рваные рубли, Эх, Васька, что ж ты спишь, родной, А ну, давай-ка, похмели. Сон. Микропоэма Михал Саныч Приснился сон мне Мутная вода Предельной ясностью сверкала И комната чудесная стояла В осколках льда Вошел в нее когда Увидел в комнате Двух львов я, льва и львицу Бесстрашно в львицу вглядывался я Была на волоске судьба моя Я мог быть съеден, чтобы вновь родиться Красавец лев Себя уж очень странно вел Нет чтобы защитить супругу Он вырвался из замкнутого круга И в дверь открытую ушел Как будто счастье там нашел А я все пристальнее вглядываясь в львицу Стал наблюдать до одури знакомые черты Передо мной стояла вылитая ты С мечтой во взгляде счастью возродиться Я погрузился в дивный сон Не описать теперь мне боле Всю остроту душевной боли И счастья на лице родном И помню я, как я ласкал Как понесенную утрату Единственную что мне рада Грустил смеялся и рыдал Но жизнь как вечное движенье Растаяв лед рождает пар Как дети продолженье брачных пар Так и у сна есть продолженье И вот уже я на коне Со мною мать, упруго, быстро скачем В душе же обрываясь тихим плачем Воспоминанье встречи – о тебе И я не знаю как к тебе вернуться Как разминуться с матерью Зачем Мы с нею скачем по приволью ферм И почему боюсь я оглянуться Когда захочешь жить сумеешь извернуться И что-то матери я долго объяснял Затем я снова всадником скакал Желая поскорей к тебе вернуться Тебя застал среди травы я Ты ждала Ждала И прядь твоей короткой стрижки Была моей Я видел словно с вышки С коня Тебя среди полей И уходили мы не думая куда И наши ноги утопали как в нирване В лугов росистой серебристой ванне Куда не глянь -- кругом трава, вода Тяжелым очень было пробужденье Проснувшийся с блаженною улыбкой Я брошен был в холодный пот Виденье зыбко И оставляет наважденье И первой мыслью было броситься искать Искать тебя, лишь ты залечишь рану Но что мог сделать я в кровати утром рано И чем поможет мне холодная кровать Неделимая ты. Микропоэма Михал Саныч Пролог. Что такое – любить? Целовать невзначай, Беспрерывно мечтать, Или просто – не жить? Я пытался понять, Чтобы душу унять, И к тебе, долгожданной, Вернуться опять. Но злодейский концерт Моих бывших преград Объясняет лишь то, Почему я не рад. Неделимая ты, Исчерпавшись до дна, Навсегда не со мной Остаешься одна. Поэма. Это – тайна разбитых сердец, Это резкий удар – и конец, Бессознательный к счастью рывок, Это весточка, что между строк. Я стою у начала жары, Я силен до осенней поры, Я заглядывал в самую суть – И теперь я не в силах уснуть. Неделимая ты, невзначай Пригласивши меня на чай, И, не ведая сонной порой, Что за тень пронеслась над землей, Остаешься опять одна, И готова пить чашу до дна, Но злодейский крутой поворот Гонит счастье от ждущих ворот. Я к тебе не однажды приду, Разобью об колено беду - Но беда, посетив невзначай, Остается с тобой на чай. Я голодный – а ты сыта. Где потеряна девушка та, Что живет в голубой дали, Дожидаясь моей любви? Нет бескровных людских утех. Ошибиться порой – не грех. Возвращаясь на землю с мечты, Где царишь неделимая ты, Где морями цветут сады, Где ломается луч звезды, Опираясь на девственный ствол, Где исполнен очами вол, - Там трава колыхнется волной, Там мы счастливы будем с тобой, Но дожить до своей звезды Вряд ли дашь неделимая ты. Одиноки, как волки, мы, Ищем капли мы в море мечты. Где эсминец судьбы проходил – Только пену в волнах породил. Слушай мой простодушный вопрос: Если веришь в любовь всерьез, Если там, где встречались мы Не господствует ангел тьмы, Если хочешь единственной быть, Если сможешь ты остановить Мутной крови моей поток, То скажи – ты ли мой цветок? Ты ли та, что меня приютишь? За ошибку, увы, не мою И удержишь меня на краю, И за то, что не сделал, простишь? Как мне больно, когда ты грустишь, И, не ведая, где ОНО, Оступившись, идешь на дно. Эпилог. Неделимая ты Навсегда не со мной Будешь вечно одна Не наступит покой Тот покой, что хотела Увы не сбылось Навсегда не со мной Навсегда не срослось Только злость на себя Навсегда твой удел Никогда не желал Никогда не хотел Не услышав меня Неделимая ты Плачешь подле огня Догоревшей мечты Ты рабочая лошадь Но увы не со мной У кого ты искала Свой далекий покой У того кто тебя Также предаст как ты Ты подумай что будет От сбучи мечты Ты осталась перчаткой Слетевшей с руки В этой жизни украдкой Сможешь ты расцвести И владычица совесть С далекой звезды Навсегда не с тобой Неделимая ты. Осколки призрачного счастья. Маленькая трагедия Михал Саныч На сцене зарешеченные окна, стоят двухъярусные нары, на нарах двое в пижамах. Нижний не спит, сидит, покачивается, Верхний просыпается. Верхний: Скажи, что снилось мне во сне? Не то чудак, не то мудрец На бледно-розовом коне Пронесся из конца в конец, И снились облака в раю… Достань мне клавиши души! Легенду я тебе спою, Где правда – сам себе реши, Где кривда – сам себе решай! Воображаемый орган, Играй... 1. Верхний: Мой друг, писатель и поэт, А также тонкий меломан, Который любит диско стиль И любит положить в карман Листочек нотного письма; Петь ноты любит он весьма, Как будто оперный певец, Он воспевает свой конец, От чувства горького любви Поёт: «Любовь, не уходи!». И если вдруг к нему шпана Пристанет среди бела дня, Он моментально бросит петь И молча сделает «кия». Он обожает внешний стиль, И задирает ногу вверх – И мордой падает в утиль, Кто приставал наглее всех. Так жил мой друг, любил и пел, И что он только не успел! Он забирался на Кавказ, Он сочинял стихи не раз, Портвейн с водярою мешал, Косяк в чинарик забивал, Большие тыщи приносил И неприятелей гасил, Вливался в йоговский экстаз, Но не об этом мой рассказ. Нижний: И я писал стихи не раз! Скажи, о чем же твой рассказ? 2. Верхний: Пещера, где ситар поёт. Сидит индийский раджа-йог r=mihsanychС большой наколкой на груди. К нему не так легко прийти. К нему, встречаясь там и тут, С окрест паломники идут. Но молчалив наш раджа-йог: Не каждый слово вынуть смог Из разрисованной груди. Чего не спросишь – «погоди». И ждёт паломник час и день, Сменяет солнце свежесть, тень, Сменяют годы, месяца – Нет ожиданию конца. И в тот благословенный час, Когда раздастся йога глас, Всё замирает в вышине. Но не об этом мой рассказ. Нижний: Ну и картина, прям экстаз! О чем же все-таки рассказ? 3. Верхний: Хапуга, злобный прохиндей, Последний самый из людей, Он куролесил круглый год И злобно обижал детей. Он проколол воздушный шар, Рогатку у детей отнял И стал стрелять по старикам, Идущим с палками в руках. Он подло спрятался за дверь, Но понимаем мы теперь, Что у несчастных стариков Он получил бы тумаков. И понимаем мы теперь, Что женщин он не звал в постель, Он подло лапал, но не звал, В толпе, идущей на вокзал. Своих он называл шпаной, И не поставил не одной Бутылки тем, кто без прикрас Его не раз от зоны спас. Так жил без совести бандит, Но не об этом мой рассказ. Нижний: Ну, ты рассказываешь – класс! Понять бы мне, о чем рассказ? 4. Верхний: Не затмевал он мир собой. Над бритой розовой щекой Копна хипующих волос, На майке – надпись «Супербосс» , В кроссовках модных,как спортсмен, Он моложавый супермэн. Он смыл с кроссовок пыль дорог, Он шёл два года, он продрог В пурге лютующей зимы, В капели радостной весны. Его расплавил лета жар, Осенний воздух воздух припекал. Он шёл два года, год и год, В пещеру, где ситар поёт. Он видел йога в первый раз, Но не об этом мой рассказ. Нижний: Скажи, мой друг, хоть в этот раз, Скажи, о чем же твой рассказ? 5. Верхний: В пещере, где ситар поёт, Предстал пред йогом без забот Джинсовый мэн с копной волос И с яркой майкой «Супербосс». Он долго подбирал слова, Он поздоровался сперва, Потом хвалу богам воспел, Потом спросил, чего хотел. Вопрос его был смел и прост. Он распрямился в полный рост И вопросил:«Доколе ждать?». А йог – в молчании опять. Тверда молчания стена, И только музыка слышна. Под переборы древних струн Йог вдруг воскликнул:«Вот канун Святого жизни волшебства, Реинкарнация Христа Передо мной явилась вдруг. Приди ко мне мой светлый друг, Приди и утоли печаль, Что пробудилась невзначай В натренированной груди.» И долго умолял:«Приди!». Сказал всё это – и упал, И поразил его экстаз, И йог от счастья зарыдал, Но не об этом мой рассказ. Нижний: Я понял, понял в этот раз, О чем же все-таки рассказ! Он поразил меня до слез Ответом на простой вопрос, И я готов себя отдать, Готов и прыгать, и плясать! Нижний пускается в дикий пляс, Верхний грустно на него смотрит и говорит Верхний: Ничего-то ты не понял. 6. Верхний: Весть разнеслась в журналах ста Об инкарнации Христа. Иная девочка в тиши, В крестьянской сладостной глуши, Не знала только весть о нём. Все говорили целым днём, О том, что радость к нам пришла, Земля спасителя нашла. И сотни величайших чуд Он сотворял, и этот труд Был для него совсем не в лом: Он собирал металлолом И делал тысячи авто, И заводил их, а потом Он делал из воды бензин, И видел не один нахал, Как он на тысячах машин Детей по улицам катал. Открыл он не один сарай, Где отправлял за баксы в рай, А баксы дал ученикам На поддержанье старикам. Он обеспечил на века Бюджет любого старика. И уж такая ерунда, Что нету для него труда Снимать заклятие и сглаз, Но не об этом мой рассказ. Нижний: Я помолчу на этот раз, А ты – продолжи свой рассказ! 7. Верхний: Хапуга, злобный прохиндей, Услышав, что живёт Христос, Решил и в это невзначай Засунуть свой подлючий нос. Он грабанул солидный банк, Собрал всё то, что накопил: Фашистский именной наган, Что получил, когда служил, Пол-ящика ручных гранат И огнестрельный пулемёт, Всё то, что у детей отнял, Он погрузил на самолёт. Он был один бандит из ста, Решивших погубить Христа, Но, как о том поёт народ, Не смог угнать он самолёт. Не любят лётчики зараз, Но не об этом мой рассказ. Нижний: Но, может, жив Христос сейчас? Закончи, наконец, рассказ! Верхний: Сейчас. 8. Верхний: Мой друг, писатель и поэт, Поняв, что долго не живут, Те, кто несут нам новый свет, Вдруг оказался тут как тут. Он вместе с джинсовым Христом Молил Властителя о том, Чтобы продлить спасенья миг. И он услышал этот крик. И стали брать менты хапуг, Замкнулся подозрений круг, Очистился от гадов мир, Спокойно властвовал кумир. И всё бы было хорошо, Но в люди наш Христос пошёл. И был опять – о, Боже мой – Растерзан бешеной толпой. Нижний: (перевозбуждается и в экстазе орет дикую песню) Пусть жизнь скучна, и непреклонен рок, Звучат стихи безвестного поэта, Но нам не стоит сетовать на это, Ведь нам даны и радость, и любовь. И проблеск дней в ненастной маяте, Простой мечты седьмое воплощенье Как обреченный требует мученья, Так мысль кристальная погаснет в суете. И в дни тоски по призрачному счастью, В минуты сна и звездной пустоты, Собрав в кулак несчастья и напасти, Я полечу опять без крыльев с высоты! Нижний бьется головой о решетку окна, Верхний на втором ярусе делает пассы руками и сыплет проклятьями, Нижний падает, вбегают санитары, пробегают по Нижнему, стаскивают Верхнего сверху и начинают его вязать. Он кричит: «Не трогайте меня, я ученик Христа!»,- и бьется в судорогах. Его привязывают к кровати, санитары переводят дух и тут видят неподвижно лежащего Нижнего. Подходят, щупают пульс, качают головами, накрывают Нижнего простыней и уносят. И тишина. Верхний развязывается, вынимает изо рта кляп и со скорбным видом шепчет, направляясь в зал. Верхний: Вот вся история о том, Как осчастливлен был Христом Пустой поганый мир людской. И вспоминаем мы с тоской, Что в этом мире там и тут На плаху гении идут. Обидно мне за всех за вас, Так вот – об этом мой рассказ. Музыка на финал.
Добавлено:    Изменено: 05.07.2012    313    

Комментарии