Страданья отцовы

“Страданья отцовы” (первая часть 2006 год) I Тихий закат, Тает на горизонте. А где-то брат Воюет на фронте. Так думал парень, Смотревший на него. А вдруг он ранен? Или ещё чего? Но солнце спускалось, И было всё ниже. Сердце неистово стучалось, Вокруг становилось тише. Когда скрылся огненный шар, Появились звезды. Над рекой стелился пар, У парня наворачивались слезы. Может из-за дыма, От сигаретного пепла? Или есть причина, Ведь он беглый. Да он убежал, Только сам от себя. Он любимую обожал, Ей говорил: “Я люблю тебя”. А она его предала, В трудную минуту, Как она могла, Променять его на смуту. Про него лгали, Но она повелась. Про него врали, Как про мразь. И она забыла, Сразу про чувства. А убеждала, что любила, И что без него ей грустно. Блин, разве что он, Разлюбить никак не в силах. Льет на себя жаргон, В лунных мотивах. Единственный близкий человек, Уже вероятно мертв. Надежды в лучшее нет, Он потерял бедам счет. У него нет дома, И нет больше родных. Он стоит у порога, Обычных сирот простых. Ночь медленно плывет, Ему не спится, Брат не скоро прейдет, И он злится. Парень сильно озлоблен, На планету всю. Злостью подбодрен, Думает: ”Кого-то убью”. Кулаки сжимает, Сидя на траве. От любви страдает, А самый близкий на войне. II В это время, Брат в горячей точке. Несет тяжелое бремя, Рыхлит землю заточкой. Он знает, Что смерть неизбежна. Его судьба ломает, Жизнь поэта небрежна. Он смотрит на небо, Но тучами затянуто оно. Как домой хотел бы, Но закрыто туда окно. Они не сорились ни разу, Братьев война разлучила. Подошла слеза к глазу, И щеку намочила. Он не спал три ночи, Все время стрельба. День кажется короче, И лишь к богу молитва. Не успел сказать: ”Аминь”. Выстрел прогремел. В мозг попала стынь, И он охладел. Странная оплата, Пуля в голову вошла. Не попрощавшись с братом, Смерть к нему пришла. Убили всех, Оставшихся солдат. Какой тут смех? Если даже ворон не рад. III Пацан на траве сидит, О судьбе размышляет. Все грустит и грустит, Он же в ней души не чает. Паря не плохой, И девчонкам нравится. Высокий такой, Но умом быстро старится. Его зовут все: “Волк” За глаза волчьи. Имя здесь бы в толк, Да это дело вот в чем. На вид ему лет двадцать, А в действительности нет. Всего неполные шестнадцать, И это правда, а не бред. Он один не оставался, Раньше никогда, То с братом и друзьями тусовался, То с девками туда сюда. У него несколько друзей, Но множество врагов. Много знакомых людей, Но в них не меньше пантов. Остался один друг, Другие отдыхают. Завтра и ему лететь на юг, Аргументы вынуждают. Надо бы пойти, Друга навестить. Перед отъездом в пути, Горе изложить. Последнюю папиросу, Волк докурил. Но привкус вопроса, На языке притаил. Вопрос очень прост, И звучит вкратце так. Почему жизненный пост, Мне не покинуть никак? И там на траве, Наконец он уснул. Прижавшись к земле, Затылком в ладони уткнул. А ночь все пела, Песни ужасные. Причудами тлела, Оставляя сны лишь страшные. IV Друга Волка Зовут Дэн. Набок бейзболка, Хороший мэн. От Волка в отличии Дэн живет в достатке. Имеет деньги приличные, Не остается в накладке. Он уже с супругой, А она прекрасна. С грудью упругой И кожей атласной. Дэн слушает рэп, Но русский только. В зарубежном правды нет, Считает он бойко. Как он познакомился С нашим героем. На него ни разу не озлобился- Дэн очень спокоен. Поможет всегда, Что бы случилось. Не скажет борода, Друг, так получилось. Ночью даже, Помощи руку подаст. Не ищет поблажек, И совет верный даст. Такой он тип, Здоровый паря, И не скажешь:”Жид”, И общается не паря. V Солнце встало, И утренней росой, Волка подняло, Пошел дождик Слипой. Дождь скоро прошел, Оставив бодрость. И парень не нашел, В утре подлость. Встал - уже умытый, Но весь промок. Нервами побитый, Юноша-пророк. Завел часы, Встретил восход. Недалече лают псы, Гудит теплоход. С утра прет, Одна забота: ”Ах черт, Как есть охота!” Он сделал шаг, За ним другой. Как старый маг, С хромой ногой. Держит курс, По старой тропинке, Что made in rus, Дырявые ботинки. Вышел на асфальт, Идет размышляя. В голове играет альт, Звуком удивляя. Вдруг наткнулся, На частный дом. И волк улыбнулся, Шепнув: ”Это он”. Двух этажный обитель, Кирпичной кладки. Хорошо постарался строитель, С него взятки гладки. Он подал звонок, И услышал шаги. Вот вышел на порог, Тот кого боятся враги. Стоит весь в белом, И с бледным выражением лица. Как будто испачканный мелом, Белизна гусиного яйца. VI - Что случилось?- Волк задал вопрос. “Что не сложилось? Ты пугаешь в серьез!” - Да все в порядке, Я просто заметил, Что одет в тряпки- Так Дэн ему ответил. Ну представляешь изумление, Значит дверь отпираю, И такое удивление, От того, что наблюдаю. Потрепанные штаны, Разбитые кроссовки. Пятна крови видны, На кулаках как обновки. Злобное лицо очень, Скулы сжаты. В глазах нет мочи, На рукавах заплаты. Ну что стоишь? В дом проходи. Что ты тупишь? На пороге не стои. Ну вот он прошел, Разулся в прихожей. Глазами ее обошел, Как будто прихожий. Дэн на кухню его пригласил, Волк вежливо приплелся. Чаю предложил, И добавил: ” Прорвемся ”. Навел чайку, Кружки поставил. Кинул сахарку, И взгляд на волка наставил. - Давай колись, Что брат с тобой? Давно надо было сойтись, Поговорить, друг мой. Вот Волк и начал, Душу раскрывать. Чуть ли не плача, Проблемы раскрывать. - Я ведь из детдома, А это: слухи и вранье. Так получилось хреново, Налетело воронье. Кинулись слова распускать, Лживые, неправду. А мне пришлось страдать, Как паршивому гаду. Что такого в том, Что я сирота? Выжил лишь с братом, А если жизнь сука та? Судьба и так противная, А тут еще и это. И моя любимая, Променяла на денег котлету. Теперь один я, Да и от брата весточки нет. На шее петля, Это как сон, как бред. Что делать не знаю, И дома нет теперь. Из долгов не вылезаю, Закрыта в камуналку дверь. Зажат я в угол, А рыпаться нет сил, Бог не ведет и ухом, Хоть его о помощи просил. Как бы не стать наркоманом, И рук не опустить. А говорю я о странном, Мне и шприц не укупить. - Волк, успокойся, И духом не падай. Да ты не бойся, Я помогу мысли парой. Я уезжаю, На несколько недель. А тебе хату оставляю, И занятий коктейль. Я хочу так, Чтоб ты на студию зашел, Разберись там чувак, Возможно ты работу нашел. Я знаю у тебя, Есть к рэпу дар. Так пиши же текста, Веди хип-хоп удар. Студия там во дворе, В красном кильдиме. Вот ключи тебе, Разберешься, позвони мне. Ну так вот, Пошли проводишь. А то работа целый год, Ничего не посмотришь. Только вид одной работы, Что видишь двенадцать часов. Надоело до рвоты, Аж не хватает мне слов. Ну они встали, Не спеша собрались. Руки друг другу пожали, И к выходу покрались. Дэн жену позвал, Ее за руку взял. Удачи Волку пожелал, И сел в такси, которое нанял. VII Волк один остался, Вышел во двор, Чуть по улыбался Ехидно, как вор. И сделал наконец-то шаг, К кильдиму на встречу. Ключ в руках, (На разбитых пальцах замечу). Засунул ключ в щелку, Провернул два раза. Почесал щеку, А дверь скрипучая зараза. Свет включил, Аппаратуру видит там, И что получил Пока не знает сам. Он сел на стул, Взял ручку и листок. На руки подул, И занялся написанием строк. Пачка сигарет, Лежала рядом. А спичек нет, Это как-то странно. Но нашел огниво, Сигарету закурил. И все как было, В стихах изложил. Звонит Каму-то: “Ты о Дэне слышал?” Да? Значит круто, Приходи запишем. Дэн телефончик оставил, Человека, что сможет помочь, Он и Дэна прославил, В ту клубную ночь. VIII Через час примерно, Человек появился. - Ты Волк верно, И надо думать удивился. О тебе Дэн упоминал, Так не будем теряться, Говори, что написал, И надо б записать. Зовут его Колян, Он сразу тему подобрал. На двоих выпили стакан, И Волк зачитал. Коляну понравилось, И скинул запись на болванку. Так имя ”Волк” прославилось, Он взял новую планку. IX И та мадам, Узнав про его успех Свой покинула клан, Разгульных потех. И раз, встретив, вечерком, Ему на шею кинулась, Как прохладным ветерком, В губы ему втиснулась. Он отстранил ее вежливо руками, Она удивленно осталась стоять, “Извините я не с вами”- Ему пришлось ей пояснять. “Да я люблю тебя!”- Крикнула в отчаянии. “Ты так говорила и тогда”- Подумал он в молчании. - Ведь ты же любишь, Ведь не позабыл ты наши дни, Но своим молчаньем губишь, Ну, вспомни наши сны! - Ты любила? Сама же сделала таким, Сама же погубила, Иди теперь гуляй с другим! Когда нужна была поддержка, Ты, шельма!.. развлекалась, У тебя была потешка, А у меня разрывалась! Хватит, мне надо уходить, Меня ждет там человек, И надо б поспешить, Не хочу опозориться на век. И Волк ушел, Она осталась вся в слезах. Вдруг дождь пошел, И кинула ее в безумный страх. Страх от того, Что осталась одна, Страх от того, Что никому не нужна. X И Волк пошел на встречу омраченный, С одной привлекательной особой. Он с ней сегодня будет обрученный, В руках идет с бархатной коробой. В коробе этой, Кроме золота таится. Что не купить за монеты, Что в нутрии него искриться. Не полюблю я никогда, Убеждал себя стократно. Но появилась та, И полюбил, но так приятно. Когда ее увидел заулыбался, Он голову терял. Туда-сюда метался, И места себе не знал. От куда не возьмись, Явилась вдруг она. Изменилась жизнь, Пришла к нему весна. Ему исполнилось уж двадцать С того момента, как родился Как стал он пробиваться, Пять лет прошло и возродился. Как стал от горя сыт, Как рэп уже читает. Но сам остался скрыт, Быть на виду важным не считает. Он побывал на поле брани, Узнал, что брата нет в живых, Что брат ушел за жизни грани, И не усмотрит уж своих. Волк понял, что один остался, И что некуда идти. И туда куда поднялся, Есть конец пути. Но вот, как воздух и глоток, Как свет во тьме глубокой. Как родника серебряный поток, Озарился девой светлоокой. Она собою так чудесна, Она затмила все цветы. И здесь бы высказать уместно, Что кроме нету красоты. И вот с тех пор нога да в ногу, Идут и за руки держась, Прокладывают себе дорогу, И живут не торопясь. Он слов не говорит красивых, Он любит ее молча. Ведь не в словах же сила, Эта доля волчья. Они женаты стали, Появился ребенок, Его так и назвали, Пока мал будет Волченок. Для счастья не надо боле ничего, Оно у них в руках. Ребенок да любовь, чего еще? Остался только страх. Страх за будущее, У него много врагов. Это мучащее, Значит путь его таков. XI Семья довольна была всем, Она имела все. А вместе с тем, Замышлялось зло… И вот однажды в клубе, Волк вышел на сцену, Он замкнутый в кубе, Удаляет гангрену. Вдруг выстрел звучит, Среди музыки тонной. Сердце бешено стучит, Поток крови покорной, Кровь сочится на пол, Его ранили в руку. И через этот прокол, Он чувствует муку. Убийца еще раз нажал на курок, Выпустив пулю в него. И пал безымянный пророк, Думая о смысле всего. Но убийца видно промазал, Не зацепил он сердца певца. А лишь кровью куртку замазал, Как шерсть дорогого песца. И увидев, как поэта вниз потянуло, Он принял решенье бежать. И небо тьмой затянуло, Убивец смог убежать. И танго дождя, что на улице, Тут услышал поникший поэт, Подумал: ”хорошо я не скурвился По прошествии нелегеньких лет ”. Пред глазами жизнь пролетает, Он видит жену и сыночка, Казалось бы он умирает, Ему нужно скорую срочно! Ну наконец-то люди в халатах, Что белые как облака. Говорят о больничных палатах, И что там он будет пока. Его кладут на носилки, Везут неизвестно куда. Остановили в клубе пластинки, И направили взгляд все туда. Волк очи закрыл, Ему одели маску. И для себя открыл, Новую сказку. Где тело без веса, Где все хорошо. Где нету прогресса, Где все так легко. Те раны оказались, Не так уж смертельны. После признались, Из врачебной постельни. Очнувшись ото сна, Волк увидел сына. Рядом сидела она, Все было так мило… XII Покинув больничный дом, По делам уехал в Рязань. А вернувшись потом, Снова начал он брань. Только встав на порог, Квартиры своей, Он видит что взломан замок, И входит он внутрь скорей. Всего лишь на день покинул он город, Он уехал буквально вчера, А в хате смертельный холод, И нимфа его умерла. Она в луже крови, Лежит без дыхания. Он шепчет: “Прости”, А в душе лишь терзания. “А куда же сынок подевался”?! Его глаза наполнились солью. И точно псих он взметался, Движимый болью. Он кинулся в одежду, шарфы, Смотрит в ванну, туалет, Все комнаты, шкафы, Ни где его нет! Вдруг слышит звонок на мобилу, Трубку берет, там голос мужчины: “Если не хочешь сына могилу, Пригони мне денег машину. В течение недели, От меня жди сигнала. А то представь, врачи не поспели, И Божья Мать сына со счета списала”. Затем в телефоне гудки, И тишина гробовая стоит. Ярость слепая в груди, А рядом труп бездыханный лежит. Ее прекрасные веки, Залипли теперь навсегда. Она уснула на веке, И не воспрянет уже никогда. Эти губы некогда алые, Посинели от хлада судьбы. И недостатки пускай даже малые, Погасли во мраке потьмы. Он любит ее целиком, Она больше чем просто жена. Волк станет для всех подлецом, Если она не будет отомщена. Он плачет склонившись над нею, Роняет слезы к подножью любви. Он мести лелеет идею, Да шепчет все время: ”Прости”… Спустя где-то час, Перенес ее на кровать. А капли падают с глаз, И так трудно от боли дышать. Дэну решил позвонить, Он должен уж точно помочь. О деле одном попросить, А то одному уж не в мочь. Волк номер его набирает, Дэн сонный трубку берет. И быстро ему объясняет, Чтоб к нему приехал тот. Четверть часа вот-вот прошло, Дэн уже на пороге. “Что здесь произошло, Что же творится, о Боги”?! Он видит кровь на паркете, И друга в слезах. Как будто прошло сто столетий, И он поседевший в веках. Волк рассказал всю дребедень, Дэн помочь обещался. И прямо на следующий день, Волк с женой распрощался. XIII Вот после похорон, Волк на ночь глядя Пошел на Ипподром, Эмоции грабя. Ипподром тот в лесу находился- В дремучем и давно позабытом. Он никуда не торопился, Но в состоянии скрытом. С собой телефон, что в кармане лежит И пистолет в кобуре. Волк правосудие свершит, Хоть поставит крест на себе. Идет он дорогой пустою, Путь озаряет луна. Тропа покрыта травою густою, И смотрит он в некуда. Вдруг слышит шорох, движенье, Где-то рядом из-за спины. Что же это за приведенье, Он видит в лучах охладевшей луны. Оглянулся взглянуть что такое, И увидел большую волчицу. Она секунду была лишь в покое И вдруг уже мчится. Она впивается в теплую плоть, Зубами кусая плече. Его тело начинает колоть И становится уже горячо. Он в сердцах хватает оружие И в нее с криком стреляет... Выстрел, ну же! И она убегает... Кровью весь истекающий, Он дополз еле домой. От боли в бреду изнывающий, Лежит чуть ли живой. На утро разбудил Долгожданный сигнал. "Вижу тебя удивил"- Голос убийцы сказал. "Теперь слушай внимательно, Сегодня в полночь на свалке И посчитай ты деньги старательно, Не вставляй в колеса мне палки. Там должен быть ровно лимон- Зеленых и далеко не листвы, И приходи на поклон, Но только один ты". Волк нормально затарился, С деньгами взял кейс. Чуть посидел да попарился, Тут побледнел его фейс. Вечер как камень упал, На город всей своей массой. Вот он час тот настал, Пора распроститься с кассой. Он без движенья сидел, Где-то двенадцать часов. И на стрелки смотрел, Ну все он готов... Выходит во двор, Открывает машину, Заводит мотор, И засвистели все шины. Подъезжает на место, Выходит наружу. Он сделал все честно, И видит знакомую рожу... Она держит ребенка его, А рядом стоит с ней пацан. - Надеюсь принес ты то, Надеюсь выполнил план... - Вот чемодан, забирай, В нем то, что тебе надо! Только ребенка отдай, Мре за покорность в награду. Кидает ей в ноги, Ненавистный контейнер. Он пал по средине дороги, Как заброшенный трейллер. Она тихо говорит пацаненку, Чтобы тот деньги забрал. А потом потихоньку, И Волка убрал. Пацан кейс поднимает, Только хочет Волка убить. Волк в него первый стреляет, И смог пацана застрелить. А эта курва кидает дитя, И пытается в лес убежать. Отец же клыками блестя, Ловит его и быстрее обнять. Отец сына прижимает к груди, Лежа на грязной земле, И как ты тут не крути, Самый счастливый, даже в дерьме. Через секунду он все понимает, Что должен еще отомстить. Волченка в машину сажает, Настало время убить. Это момент вендетты, Он бежит за нескрывшейся дамой. Он в руках держит два пистолета, И одержим самой злостью поганой. Пулей ранил эту особу, Ее догнал, посмотрел и застыл. Волк узнал милую морду, Это та кого он любил. Это та кто его предала, И в него из зала стреляла, Из-за кого жена умерла, Это та кто ребенка украла. И признала сама, Что убила волчью любовь. И смеялась она, Когда пролила невинную кровь. Теперь безымянный пророк, На месте убийцы, Теперь он жмет на курок, Правосудие свершится. Она молит его о любви, А в его глазах потухший огонь. Она уничтожила его все мечты, Она возродила прежнюю боль. О милосердии нету и речи, Волк опустошает обоиму. И раздается грохот картечи, Разрывая ее голову. Ее изничтожил будто кукушку, Словно он на охоте. Скинул замолчавшую пушку, Оставшись верным пароде. Молнией до сына дошел, В машину он загрузился. Тачку снова завел, И к Дэну пустился... XIV Все как будто отлично, Волченку стукнуло два года. А у отца непривычно, Другая погода. Спустя долгий срок, Волк по ночам в лесу гулял. Но странно вот, Что происходит он не знал. Он живет пока у Дена, Не засыпает очень долго. В полночь надуваются вены, Он не возьмет что-то в толк. Почему, ровно в шесть утра, Нагим в центре рощи просыпается. Кости отрыгивая из нутра, И все время удивляется. Как-то ему на глаза попалась, О магии черной учение. И именно здесь заключалось, Истина о волчьем мучении. По описанию он был заражен, Каким-то странным ядом. И навсегда он обречен, Уничтожать тех кто рядом. Про волчицу резко вспомнил, Еще тогда в лесу. И безысходно понял: "Я опасность для близких несу"... Есть выход один, Серебряный патрон в голове. "Пускай растет у Дена сын, Пускай расскажет обо мне". Он взял листочек бумаги, Пальцами сжал карандаш. И набравшись товаги, Грифом испачкал "карт бланш". На бумажном листке, Волк Дена просил Позаботиться о сынке, И чтобы Волка простил. Посланье положил Дену на тумбу, А тот на работе. И Волк подумал думу, О небесном полете. Серебряный патрон изготовил, Освященный переплавил крест. Могильный холод коробил, Но никого он больше не съест. Смерть свою в обоиму зарядил, Валыну поставил на предохранитель. Господь его точно простил, И Ден стал Волченку хранитель. Волк простился с сыночком, И побрел он в дремучую глушь. Но не дождавшись темной ночки, Как храбрый истинный муж. Предохранитель снял с пистолета, Передернув четко затвор. Последний раз посмотрел он на небо, Вот это как раз не позор. Он направил дуло в висок, И последние чистые слезы ронял. Волк спустил заветный крючок, И в этом мире себя потерял... От грохота птицы слетели с деревьев, А в воздухе клубиться дымок. В это Волк никогда же не верил, Зато теперь не одинок... КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ... ...Волкан...
Добавлено:    Изменено: 12.09.2013    255    
История создания:
мне было 16 когда я его написал
Комментарии запрещены автором страницы