Шура Питерский Шура Питерский 
Санкт-Петербург
Ищу сотрудничество с поэтами. Здесь несколько треков из творчества, что бы был понятен мой менталитет. Они различны по жанрам и вокалистам. Ещё можно посмотреть образцы моего стихов на http://www.stihi.ru/avtor/eshurik Как сюда попасть
Валерий Алехин Валерий Алехин 
Волжский
Моё творчество это попытка популяризации классической поэзии. Как сюда попасть

Другая Я

"Другая Я" by Natalie J. Madden Предисловие. Я начала писать эту книгу, когда мне было 13, примерно в 15 я закончила сценарий, ну а в 17 (пожалуй, самый дерьмовый период в моей жизни) – эту книгу. Эта книга, прежде всего, о чувствах, которые воплотились в моих героях. Если вы не хотите читать про романтику, жесткость, насилие и слышать много матов – эта книга не для вас. Лучше поставьте ее обратно на полку или все же рискните прочитать. Не пожалеете! Эта писанина может понравиться, может не понравиться, может даже вызвать отвращение, но уж точно не оставит вас безразличным и безэмоциональным. Не верите? Проверьте! Захотите поспорить, что у вас ничего не возникло, я буду рада поговорить и доказать обратное. Следующие пару абзацев можете не читать; в них я расскажу немного о себе и о книге. Сейчас мне 17, я уже 3 раза пыталась покончить с собой (как видите безуспешно), я пью, иногда курю и пробовала травку, уже написала книгу, и у меня еще не было секса. Поэтому все дерьмо, что накопилось во мне за несколько лет, я выписала в трех книгах под названием “Другая Я” и приправила это все тем чувством, что казалось для меня прекрасно-прозрачным и превратилось в неверие и дерьмовый кошмар последних 4-х лет моей жизни. К тому же мне кажется, что у меня едет крыша и я становлюсь похожа не Пелевина. “Другая Я” – это задница мозгов моей души, это лучшее, что сделано за 17 лет, это история целой жизни, и я ей горжусь. И все-таки надеюсь, что книга вам понравится. Да здравствует хронический недо*б! Всегда ваша, НаТаша ДРУГАЯ Я Судьба - стечение обстоятельств, не зависящих от воли человека и не определяемых логикой; ход жизненных событий. «Толковый словарь» of i-net Судьба – лишь иллюзия. Нет судьбы кроме той, которую мы творим. «Терминатор» James Cameron ГЛАВА 1. ВОЗВРАЩЕНИЕ Самый обычный мотель, какой только можно найти в одном из захолустных уголков одного из штатов Америки. Самый обычный номер: кровать, тумба, маленький диванчик, больше похожий на софу из старого бабушкиного запаса, стол с электрическим чайником, пара пакетиков кофе, кружка, ноутбук на столе и, конечно же, большой белый телефон еще на проводе, но с кассетой внутри, говорящий твоим голосом, когда тебя нет или когда ты не хочешь с кем-то разговаривать, особенно когда кто-то звонит тебе в 6 утра и если этот кто-то далеко не приятный знакомый. Что бы почувствовали вы?.. Я не знаю... но знаю, что чувствовала та самая, чьим голосом говорил автоответчик, когда зазвонил телефон. - К сожалению, сейчас никого нет дома. Оставьте свое сообщение после сигнала. - Ну что, рада слышать старого знакомого?! Это был голос Большого Босса, который мог испугать даже мертвого, и Наташа (так зовут мою героиню) не была исключением. Услышав этот старый и, казалось, уже давно забытый голос, Наташа испуганно вскочила с постели, схватила резинку, лежавшую рядом, на тумбе, и начала собирать волосы в хвост, как привыкла делать это каждое утро. БОЛЬШОЙ БОСС: Ну что ты, не пугайся так, ты ведь не из пугливых, просто послушай меня. У меня тут появилась маленькая проблемка и работенка, как раз по твоей части. Если надумаешь, в 3, в забегаловке под названием «Закусочная Питти», что в 280 км от города, ты должна знать. За третьим столиком. Не приедешь, я сам тебя найду, и, уж поверь мне, это будет куда хуже. Ну, думай… до трех где-то 8 часов. Решай: или с нами, или против нас. Как ты говорила,.. все или ничего… Да?.. ладно, пропустим это. Ну так в «Закусочной Питти», в 3, за третьим столиком. Не забудь, я буду ждать. Ну пока, до скорой встречи. Во время этого монолога Наташа успела поспешно одеться наполовину, оставшееся она надела еще поспешнее и в порыве нервного срыва, схватив ключи с уже известной прикроватной тумбы, поспешила из номера, хлопнув дверью. И вот уже полдень. Наташа едет на встречу. Машина у нее открытая, двудверный Кадиллак Эльдорадо где-то 72-73-го года выпуска (когда продажа таких тачек била все возможные рекорды), уже давно потерявший свой товарный вид, но выглядевший довольно неплохо, несмотря на слегка поцарапанный правый бок. Хозяйка же этого 35-летнего ходячего драндулета, как это свойственно девушкам со светлой, я бы даже сказала, бледной кожей и темными волосами, одета была во все черное, волосы собраны в хвост, а на глазах - солнцезащитные очки, тоже черные. В зеркало заднего вида видна лишь одна машина, едущая позади, и заметно, что ей не нравится зад нашей голубой тачки… Теперь шоссе пустынно. Одинокий голубой Кадиллак проехал столбик, дорожный знак, в общем хрень с табличкой “170 км от Спрингфилда”… … Неоновая вывеска «Закусочная Питти». Машина заглохла метрах в 90 от этой забегаловки. НАТАША: Вот черт, опять эта старая рухлядь заглохла!.. Сказав это вслух и проматерившись до конца про себя, Наташа пнула тачку и пошла в закусочную. День. Здесь не очень-то много народу, большинство сидело за столиками. И, как всегда, бывает в таких заведениях, пара-тройка конченых алкоголиков, пьяных в жопу, но не полную, прохлаждали свое горло водкой за барной стойкой. Зашла Наташа, и было бы странно, если бы она не привлекла к себе внимание этой пары-тройки. Она без особого интереса оглянула помещение, куда только что вошла. АЛКОГОЛИК№1: Эй, красавица! Может, повеселимся, а? АЛКОГОЛИК№2: Давай замутим с тобой бага-бага на кушетке. НАТАША: В другой жизни, мальчики. Сказала она, проходя мимо и направляясь к третьему стольку, за которым сидел мужчина, немолодой, но довольно статной наружности, в меру седой и с глубокой морщиной на лбу и множеством мелких, заметных только при коварной ухмылке. Наташа остановилась прямо напротив него. БОЛЬШОЙ БОСС: Привет, Таша, давненько не виделись! НАТАША: Недостаточно давно. БОЛЬШОЙ БОСС: Давно,.. давно,.. Ну, присаживайся, расскажи, как поживаешь. Наташа с неохотой приняла это предложение. НАТАША: Спасибо за приглашение. Давай ближе к делу, зачем ты меня сюда позвал? А о моих делах ты и сам все прекрасно знаешь. БОЛЬШОЙ БОСС: О твоих делах?!. О твоих делах я и понятия не имею, только знаю о хреновых последствия твоих чертовых дел… Наташа сидела непринужденно, облокотясь на спинку диванчика кафе, и, не подавая вида, что она нервничает, разговаривала довольно спокойно и уверенно. НАТАША: Ну, вот видишь, ты сам прекрасно знаешь, что после того, что произошло пять лет назад, мне приходится скрываться в самой заднице Соединенных Штатов, и что за мной охотятся полштата легавых и один из самых приставучих копов ФБР – Дэн Маклейн. На последних словах, она повысила голос и на несколько секунд оторвала спину от подушки диванчика, но, быстро отойдя, вернулась в прежнюю позу. БОЛЬШОЙ БОСС: Воу, воу, воу! Сбавь обороты. Ладно, перейдем к делу. Нужно грабануть банк, охрана нехилая, но и навар тоже, свыше 7 лимонов на каждого, правда не деньгами, а камушками, но ты можешь взять и деньгами, как хочешь, мне без разницы. Большой Босс говорил так, словно был уверен, что он Бог и властитель мира, но при этом руки его говорили обратное: он сводил их и разводил, водил пальцами по столу. Ну, а взгляд… пожалуй, такого взгляда, каким смотрел на Наташу Большой Босс, трудно найти где-то еще. В его глазах горела жестокая, неприкрытая, всепоглощающая ненависть. НАТАША: Ты же знаешь, что я этим больше не занимаюсь. Глаза вообще многое могут сказать о человеке, даже то, что мы всеми силами пытаемся скрыть от посторонних. И Наташины глаза сказали. Именно в этот момент Большой Босс увидел в ее глазах то, что хотел: в них промелькнул страх. И Большой Босс продолжил разговор с еще большей уверенностью. БОЛЬШОЙ БОСС: Знаю, но кроме тебя это дело никто не потянет, да и к тому же у тебя должок. НАТАША: Я же сказала, что я этим больше не занимаюсь. БОЛЬШОЙ БОСС: Я и не прощу тебя, как какую-нибудь продажную тварь, сделать что-то за бабки. Я прошу тебя об одолжении, которое покроет твой должок. На что она ответила с ухмылкой. НАТАША: Ах ты, сукин сын, не забыл ведь все-таки! БОЛЬШОЙ БОСС: Хоть я и стар, но помню все хорошо, как ты, которая была паршивой сучкой, пришла ко мне, а я-то и рад был, пригрел гадюку на груди. И все, что было после, я тоже отлично помню. И Наташа, и Большой Босс говорили так, будто пытались задавить друг друга насмерть своей спокойностью и внешним безразличием друг к другу. НАТАША: Какая же ты сволочь! Тебя даже не задевает то, что случилось с Джимми, ты все-таки просишь меня об этом. БОЛЬШОЙ БОСС: Давай отставим личные отношения и вернемся к делу. Как ты видишь, я уже стар и скоро собираюсь, так сказать, пойти на покой. Но у меня уже нашелся подходящий вариант замены – Билли, он отличный малый и будет достойной заменой, но он еще очень неопытен. Научи его всему что умеешь, а тестом на готовность и будет ограбление «Объединенного Калифорнийского Банка». Как раз в этот момент к столику и подошел тот самый Билли, только что вернувшийся из сортира, отличный малый, о котором недавно шла речь. БИЛЛИ: О, о, о. это вы! Я так рад вас видеть! Вы просто живая легенда, в нашем деле большая удача повстречать таких людей… БОЛЬШОЙ БОСС: Заткнись, Билли. Билли, по меньшей мере, был ошарашен увидеть Наташу, или Ташу Электру, или просто D.A., как она была известна среди мира вне закона. НАТАША: Билли, отойди-ка на минуточку, пойди, закажи нам три кофе. БИЛЛИ: Да, да, конечно, я уже несу. Билли поспешил сделать заказ, быстро перебирая ногами, несколько раз оглянувшись и запнувшись по пути. НАТАША: Ну, и кого ты мне подсовываешь?! Малолетнего придурка, который хочет стать чертовым гангстером, который наверняка ни хрена не знает и не умеет! БОЛЬШОЙ БОСС: Понимаешь, я вижу в нем искру, какая была во мне лет 30 назад. НАТАША: Я не буду браться за это дело. От той ненависти и злости, что Большой Босс услышал в голосе Таши, он взводно и с той же ненавистью стукнул кулаком по столу БОЛЬШОЙ БОСС: Если не будешь, я тебя и из-под земли достану и выпотрошу тебя до основания! НАТАША: Ты знаешь, я не боюсь смерти. При этом ее локти уже стояли на столе, а глаза пристально смотрели прямо на Большого Босса. БОЛЬШОЙ БОСС: А вечного гниения в тюрьме? Их взгляды встретились, и ненависть в их глазах разгорелись еще пуще, хотя ни один мускул не дрогнул ни на его, ни на ее лице. БОЛЬШОЙ БОСС: Которое в сотни раз будет хуже твоей психушки. Там тебе никто не даст покончить с собой, а сбежать оттуда ты, вряд ли, сможешь, уж я-то об этом позабочусь! НАТАША: Вот в этом-то я точно не сомневаюсь! Пытаясь утихомирить ярость, просто залить, положить в черный ящик и закопать далеко-далеко в глубины себя, Таша снова облокотилась на спинку диванчика. БОЛЬШОЙ БОСС: Ты будешь испытывать такие муки, что будешь молить о смерти. Так что? Окончательно затушив все чувства, полыхавшие в душе, она начала говорить. НАТАША: Ну, допустим, я возьмусь за твоего мальчишку. Но ты, наверное, догадался, мне будет нужно все самое лучшее. БОЛЬШОЙ БОСС: Все расходы я беру на себя, об этом не беспокойся. Поняв, что ей не отвертеться, она согласилась. НАТАША: Ну, тогда по рукам… Мне интересно, а что бы вы выбрали? Муки и страдания, а потом смерть или просто смерть, которую можно обыграть. НАТАША: … но если он не будет стараться, я разрываю наш договор и ты не будешь иметь ко мне никаких претензий. БОЛЬШОЙ БОСС: Никаких, по рукам. Большой Босс лукавил, и Наташа знала об этом, но она еще не догадывалась в чем подвох. А тем временем Билли вернулся с тремя чашками кофе. БОЛЬШОЙ БОСС: Радуйся, Билли. Таша D.A. согласилась тебя обучать. Теперь ты полностью под ее контролем. Завтра я позвоню тебе. Большой Босс встал и ушел, ну а Билли сел на его место. НАТАША: Ну что, Билли, посмотрим, много ли ты знаешь. Почему меня прозвали D.A., или Dark Angel, что в переводе означает Темный Ангел? БИЛЛИ: Честно сказать, мне об этом никто не рассказывал, так что я не знаю. НАТАША: Очень плохо, что не знаешь. Немного ухмыльнувшись, ответила Наташа и стала рассказывать легенду, насыпая сахар в кофе, а затем помешивая. НАТАША: В древние времена существовала легенда, что время от времени на землю спускаются темные ангелы и вселяются в души простых людей, к тому же эти люди были чертовски привлекательны. В скором времени после этого люди становились жестокими и беспощадными, они убивали всех подряд, ни до кого им не было дела, даже до самих себя. Обычно такими становились люди, немного чокнутые от природы или помешанные на чем-нибудь. Они бродили и бродили по земле, убивали и убивали, но внезапно, после долгих хождений, к ним приходило раскаяние и расплата за их грехи. Больше всего на свете они хотели умереть, но, увы, не могли. Им приходилось блуждать по тленной земле и просить высшие силы о смерти… Как ты думаешь, что было дальше? БИЛЛИ: В конце концов, они умерли, ведь так? Наташа престала пить свой кофе, т.к. ответ Билли ее заинтересовал. НАТАША: Не совсем так. Те, кто по-настоящему раскаялся и нашел что-то дорогое, самое дорогое для себя, получили желаемое, т.е. смерть, но какой ценой. Они становились умалишенными и везде видели своих жертв, они не спали, не ели, не пили, но все же смерть к ним не приходила, они совершали самоубийства, но все тщетно, и, отчаявшись совсем, потеряв волю и веру, они получали смерть. Но были и те, которые не смогли выдержать испытаний. Говорят, они живут до сих пор. Где-то в горах и учат людей искусству убивать и защищаться. Также говорят, что живут не без забот, но счастливо. Но так как никто не видел таких долгожителей, то это просто легенда и ничего больше. Ну, а легенды – это часть жизни, неуклонно идущей по спирали так же, как и волны в кофе, помешиваемым чайной ложкой. ГЛАВА 2. ПОТЕРИ ЖГУТ СЕРДЦЕ Какая у вас любимая машина? У меня Audi, пусть будет A6, серебристого цвета, совсем новая, только что сошедшая с конвейера, еще без номеров. А самое главное - это ее запах: запах новой, свежей резины и пластика от приборной панели и боковых дверей, запах свежего материала обивки кресел и эти мягкие новые коврики на полу… Ммм, да… Именно такая машина серебристого цвета стояла возле банка «Citibank», Чикаго, штат Иллинойс. НАТАША: Бред, у меня плохое предчувствие. БРЕД: Успокойся, мы ведь делали вместе это не раз. Бред – это один из лучших друзей Таши того времени. Она знает его с того момента, как перебралась в Штаты. Здесь у нее был еще один лучший друг, но о нем позже. НАТАША: Да, я знаю, но… но тогда все было иначе. БРЕД: Ну что изменилось с того, что мы переспали? Мы по-прежнему лучшие друзья, мы знаем друг друга уже сто лет, мы практически вместе начинали, ну, что ты. НАТАША: Я говорю тебе, у меня хреновое предчувствие, а оно никогда меня не обманывало! БРЕД: Да брось ты, давай поговорим об этом позже, а сейчас пошли, ограбим этот чертов банк и махнем куда-нибудь на Таити на две недели. Ну что, согласна? НАТАША: Хорошо, пошли, но будь осторожен, все-таки не кофейню грабим. Они вышли из машины и направились в сторону банка «Citibank». Бред был спокоен, Таша же, наоборот, нервничала, хотя это было не свойственно для ее натуры… И вот уже в банке – не очень многолюдно, но сказать, что народу мало нельзя. Таша и Бред заходят внутрь, на лицах их маски, в руках пистолеты, которые они достали, входя в здание банка. Таша подняла вверх пистолет и пальнула по камерам. Нет записи – нет весомых улик. НАТАША: Никому не двигаться, это ограбление, всем лечь на пол! Испуганные посетители банка, конечно же, послушались грабителей и легли лицами в пол. Бред заскочил на стойку, кинул кассиршам спортивную сумку, и началась, как говорится, дележная сходка башки и дула. БРЕД: (кассиршам) Складывайте деньги в сумку… Не пересчитывать. И без глупостей. Все бы закончилось лучше, да вот только же бывают на свете Тупые люди… Одна из кассирш попыталась нажать на тревожную кнопку вызова полиции, и для нее это без травмы не закончилось. Где инстинкт самосохранения?! БРЕД: (кассирше) Ах ты, дрянь паршивая, сучка недоделанная! Бред выстрелил ей прямо в ногу. Она упала, взвыв от боли. БРЕД: (второй кассирше) Давай поторапливайся, и без всяких штучек, а то я размозжу твою черепушку. Бред взял сумку с деньгами. БРЕД: (кассиршам) А теперь назад, к стене, в тот угол. БРЕД: (Наташе) Все детка, нам пора сматываться. Он соскочил на пол. Они уже уходили, как вдруг бум… один бум… одна секунда… все это способно изменить целую жизнь… одна из нескольких пуль, выпущенных копом в штатском, способна решить твою судьбу… Бред упал на пол. НАТАША: Бред!!! С этим истерическим криком, вырывавшимся из глубины души, Наташа всадила копу три пули прямо в голову, в самый центр, бросаясь вперед к лежащему Бреду и падая на колени перед его телом. С нежностью и осторожностью она сняла с него маску, и сняла свою. Ей тяжело, в горле у нее стоят слезы… НАТАША: Бред, ну почему ты меня не послушал, я же говорила, что у меня плохое предчувствие. Но в глазах нет слез, они сухи, как Сахара. БРЕД: Уходи, ты сама знаешь, мое дело дерьмо… молчи… я знаю, я умру, поверь… я… я чувствую… Наташа хотела расстегнуть рубашку Бреда, чтобы ему стало легче дышать, но он остановил ее. БРЕД: Оставь, не надо… лучше уходи… НАТАША: Я не могу тебя оставить, мы пришли вместе и … БРЕД: Нет. Через пару минут все кончится. В такие моменты обычно вспоминаешь самое лучшее, что было в твоей жизни. Это может быть все, что угодно: твой день рожденья, забавный случай из школы, любимая собачка, любимый человек, любимая песня… этот список можно продолжать бесконечно… БРЕД: Помнишь, как мы познакомились?.. А потом в ресторане… У меня и сейчас звучит та мелодия. Этой мелодией была песня группы Good Charlotte “Wounded”, если перевести дословно, название означает раненный. Странно быть раненым и вспоминать эту песню как лучшее, что было в жизни. НАТАША: Lost and broken БРЕД: О, черт как же все-таки больно. НАТАША: Hopeless and lonely Smiling on the outside Hurt beneath my skin В середине четвертой строчки песни раздался дикий и пронзительный стон раненной кассирши. НАТАША: Заткнись, сучка обдолбаная, еще один звук и ты покойница! Наташа пропела еще 2 строчки из песни… Бред умер у нее на руках, и уже нет Сахар - есть град из слез и боли, который катится вниз по щекам… в последний раз она прижала Бреда к груди и обратилась к уже мертвому телу. НАТАША: Прости меня за все. Наташа тяжело поднялась с колен, делая над собой усилие, оставаться стойкой до конца. Подняла сумку с деньгами… НАТАША: Пока я не уйду, даже и не думайте вставать. А кто попробует, пристрелю на месте. На улице слышен звук полицейских сирен, но не для Наташи. Она больше ничего не слышала, просто села в машину и уехала. Перенесемся в гараж, где теперь стоит та самая Audi серебристого цвета. Самое первое, чего хочет человек, на чьих руках кровь – это отмыться от нее, смыть, убрать, снять с себя всю эту грязь. Так и поступила Наташа: сняла с себя окровавленную одежду и надела на себя старые джинсы и майку, давно завалявшиеся в гараже. Окровавленную одежду она скидала в черный полиэтиленовый мешок, в каких обычно выносят мусор или закапывают трупы, порубленные на куски мертвой плоти, кинула в бак, залила бензином и подожгла. У каждого после потери дорогого человека, вида крови или любого другого пережитого стресса, возникает состояние временного шока и отторжения от этого мира… в ногах слабость, они подкашиваются. Наташа села на корточки и заговорила с кем-то, кого здесь нет, заговорила сама с собой. НАТАША: Зачем я пошла на это? Какого черта?! Почему ты забрал его, а не меня? Ведь у меня не было человека ближе, чем он. Почему он, а не я? Ну почему? Почему ты все время меня мучаешь? Сволочь! Почему ты забираешь самых близких?! Лучше бы забрал меня! После стольких ошибок разве я могу измениться?! Так почему же не забрать меня?! Ты слышишь? Ты слышишь меня?! Ты сволочь! Сволочь! Слышишь меня?! Уже нет слабости в ногах, осталась злость и сила в руках, которыми, встав, она ударяла со всей дури по стене, разбивая их до мяса в кровь… Ключ поворачивается в двери. Наташа вошла в квартиру, бросив ключи, сумку с деньгами на пол. Ей не важны деньги, уже ничего не имеет значения, даже незакрытая дверь в квартиру, где просто валялись на полу полмиллиона зеленых бумажек с лицами американских президентов. Наташа - в душе, вода стекала по лицу, смывая боль и слезы… в голове всплывали воспоминания… танец,.. объятия,.. поцелуи... Бред… Бред… Похороны Бреда. Шла церемония. Наташа стояла в стороне. Ее разыскивала полиция и ФБР. И тот, кто сейчас стоял и смотрел прямо на нее, Дэн Маклейн, он уже знал, что она здесь, но пока еще и представить не мог, что та самая девушка, что стоит в стороне, – это его работа. ДЭН: А кто та девушка, что стоит в стороне? Он спросил это у своего напарника Криса, который не очень-то хотел, кажется, разговаривать с другом. Он просто обернулся и посмотрел. КРИС: Да нет там никого. У тебя, наверное, уже мозги закипели от такой работы с непривычки. Теперь там и вправду никого не было. Только одиноко стоящее дерево. ДЭН: Да, возможно, ты прав. Церемония закончилась. Все начали расходиться, кто куда. Кто-то в никуда, кто-то навсегда. Но для Наташи на этом жизнь не кончилась, а лишь остановилась на несколько минут, как старые часы позапрошлого века, а потом пошла дальше… *** Опять «Закусочная Питти». НАТАША: Ну что, Билли, приступим к твоему обучению? Наташа и Билли вышли из закусочной. На улице стоял жаркий, знойный день. Они подошли к машине. НАТАША: Посмотрим, Билли, как ты разбираешься в машинах. Наташа открыла капот, сама села в машину. БИЛЛИ: Мне нужны инструменты. Она достала из бардачка инструменты и кинула их Билли. НАТАША: На, держи. Полтора часа спустя Наташа по-прежнему сидела в машине и что-то напевает. А Билли по-прежнему рылся в капоте. БИЛЛИ: Все, готово. Билли закрыл капот. Наташа завела мотор. Потный Билли собирался сесть в машину, но приключился жуткий облом: Наташа захлопнула дверь прямо перед его носом. НАТАША: Не спеши, сначала пробегись немного. Урок первый. Физ. подготовка. Это второе дело в нашей работе. БИЛЛИ: А какое первое? НАТАША: Это твои мозги, придурок! Наташа резко сдала назад и развернула тачку. НАТАША: Ну, вперед, ковбой. Машина плавно ехала по дороге, будто плот медленно плыл по реке. Ну, а Билли же бежал, точно собачка перебирала лапками, стремясь догнать плот и вкладывая в свое дело максимум усилий. Бежать со скоростью 12 км/ч долго и на большое расстояние очень тяжело, тем более, если у тебя нет ни подготовки, ни опыта таких пробегов… “180 км до Спрингфилда” они встретили придорожный знак. НАТАША: Ну, молодец, ковбой, два километра уже пробежал. БИЛЛИ: Сколько мне еще бежать? НАТАША: Сколько потребуется, столько и будешь бежать, сукин ты сын! Твой босс ведь сказал, что ты теперь под моим контролем. Контроль в жизни Наташи играл очень важную роль, но не главную. Когда кого-то контролируешь, это придает тебе уверенность. Люди, которые стремятся контролировать других, обычно лидеры по натуре. Они стремятся всех и все себе подчинить, во всем быть первыми. И они добиваются этого, только вот иногда очень больно падать, а еще больнее и труднее подняться… “176 км до Спрингфилда”. БИЛЛИ: Черт, сколько мне осталось? НАТАША: А ты не спрашивай, просто беги. Когда понадобится, я тебя остановлю. Наташа продолжала что-то напевать и думать о чем-то, никак не относящемся к делу… Наташа была из тех людей, кто всегда пытался добиться чего-то большего, чем у него есть, кому-то что-то доказать, стать лидером, и в какой-то мере она воплотила свои мечты в жизнь. Только вот все они вывернулись через задницу. Школа с золотой медалью. Некоторые даже говорили, что она гениальна, к тому же она прекрасно разбиралась в оружии. Только вот известный факт: гениальность – частый сосед ненормальности. А если вы еще были любимицей выпивки, сигарет и наркотиков, то это еще больше усугубляет ситуацию. Когда у тебя есть все, ты чувствуешь себя королем, а когда ты все теряешь, ты бомж, ты нищий, ты никто, ты просто не существуешь для этого мира, ты тухнешь где-то, как плесень и подыхаешь, если не находишь в себе силы встать и подняться обратно. “172 км до Спрингфилда”. БИЛЛИ: Я больше не могу… НАТАША: Беги, мать твою, сукин ты сын! Ты ведь хочешь, чтобы я тебя обучала? БИЛЛИ: Да!.. НАТАША: Не слышу! БИЛЛИ: Да!!. НАТАША: Не слышу, скажи громче! БИЛЛИ: Да, мать твою, я хочу!!! НАТАША: Если хочешь, то беги, не обращай внимания на боль. Просто беги. Не обращать внимания на физическую боль – это было ее девизом по жизни, в которой ей пришлось упасть и снова подняться, не один раз. Ее можно было бы назвать сильной личностью, которая могла жить без чувств, кроме одного – любви. Любовь – самое прекрасное чувство на свете, только не всем оно приносит счастье. Некоторым оно может принести слишком много горя. Но все-таки всегда остается надежда, что выражение «сердце не умеет думать, а голова умеет любить» является полной чушью, а надежда остается, потому что умирает с человеком… “170 км до Спрингфилда”. НАТАША: Ну, все, пожалуй, хватит с тебя, садись в машину. Уставший Билли, еле переплетавший ноги, с жутчайшей болью в икрах, с мокрыми пятнами пота по всему телу от жестких физических нагрузок, сел в машину. НАТАША: Я думала, ты сдашься, а ты, оказывается, парень не промах. Правильно твой босс сказал, есть в тебе какая-то искра. Билли дышал тяжело, видно было, что его пульс зашкаливает за 200, но Наташа не обращала на это внимания, лишь сказала: НАТАША: Отдышись, как следует. Вдавила педаль газа, и они умчались вдаль. ГЛАВА 3. РАННИЕ НЕУДАЧИ Плохие дни бывают у каждого человека. Но что делать, если один день дерьмовее другого, если следующий еще хреновее предыдущего. Когда все вокруг лгут тебе прямо в лицо, а за спиной говорят гадости и распускают грязные слухи. Представить это трудно, можно испытать только на собственной шкуре. Это игра с судьбой, всю издевку которой понимаешь только в полной темноте, когда не видишь и не чувствуешь никого вокруг. КЕЙТ: Слушайте, а с ней все в порядке? АННА: Ну, наверное. И вообще, почему ты меня именно спрашиваешь?! Ты же знаешь, что мне, как и тебе, до нее дела никакого. Она, черт возьми, нужна, чтобы давать нам списывать и все. Да и вообще, вряд ли, она на что-то другое способна… КЕЙТ: Ей все-таки в первый раз так сильно прилетело. Анна ударила пару раз Наташу по щекам. АННА: Эй, давай-ка подымайся. Когда ты отключаешься, только кратковременная резкая боль может привести тебя в чувство. НАТАША: Что, вашу мать, тут произошло?! АННА: (девчонкам и парням, стоящим рядом) Вот видите, она в норме. Не успела еще очухаться, как уже посылает всех подряд. (Наташе) Тебе опять прилетело мячом по башке, верно с такой силой, что ты и отключилась. Наташа села на корточки, прислонила руку к носу и губам, слегка провела и почувствовала, как что-то теплое и мягкое стекает с носа и льется дальше вниз по губам. НАТАША: Твою мать! Она увидела кровь на своей руке, вскочила с корточек и пошла смывать кровь. КЕЙТ: Может, тебе помочь? НАТАША: Да я уж сама как-нибудь обойдусь! Краны обычно в русских школах офигенные: один холодный, и тот не работает. Ну, может, один из трех и работает, только вот с первого раза сложно угадать, какой именно. Умыв лицо, Наташа подошла к зеркалу и увидела то, что всегда ненавидела - себя, но в мыслях и на языке у нее сейчас было другое. НАТАША: Как я их всех ненавижу,.. ненавижу. Она ударила кулаком по стене – это был самый простой способ успокоиться - физическая боль просто-напросто блокирует все остальное. Прозвенел звонок. И все, как всегда, «поторопились» на урок. Уже знакомые нам Анна, Кейт и еще три девчонки медленно шли в класс. АЛИСА: Ну что, ты идешь? НАТАША: Я вас догоню. Девчонки поднимались по лестнице на второй этаж, а Наташа стояла возле зеркала, как всегда, одна, продолжая слушать язвительные комментарии и смех в свой адрес. ЭММА: Вы заметили, она так растолстела. КРИСТИНА: Да, и лицо все в прыщах. АННА: Еще и с ее то ростом, да грудью, на нее вообще никто не посмотрит, она реальная ботаничка. КЕЙТ: Осталось только очки добавить и получится ботаник а-ля Гарри Поттер. Смех. НАТАША: Вот стервы! Наташа ушла домой… 8 этаж, окно открыто. Она сидела на подоконнике и плакала, коря себя за то, какая она есть. НАТАША: Ну почем? Почему я такая? Почему я не такая, как все? Почему у меня есть прыщи, а других нет?! Почему я! Ну почему я не такая как все? Почему я такая?! Почему я не такая как они?! Почему я не могу быть как Эллис? У нее большая грудь, длинные ровные ноги, все не так, как у меня. Уж лучше быть тупой как она! Чем, такой как я! Зачем нужен ум без красивого тела? Почему я не такая как она? Ну почему я такая!!! Почему у меня все не так, как у нормальных людей? Без меня уж точно никому хуже не будет! Я никому не нужна, все только и делают, что унижают меня!!! Я ненавижу себя! Ненавижу свое тело!! И их всех я ненавижу!!! Наташа свесила ноги с окна, и она уже готова была потерять надежду навсегда. НАТАША: Я никому не нужна. Они испортили мне жизнь. Я не хочу больше жить. Но ведь если я прыгну, они окажутся, правы… правы, что я слабая, я неудачница… Нет! Я не такая, я другая! Я не слабая, я сильная. Я сделаю все, чтобы отомстить им всем. Больше никто не посмеет мне доставить такую боль. Я клянусь! Желая умереть, Наташа поклялась больше не чувствовать боль. Но можно ли обещать то, что от тебя никоим образом не зависит. Ведь ты даже не можешь знать, что наступит завтра… Наташа слезла с подоконника, вытирая руками слезы, то и дело проскальзывавшие из глаз. НАТАША: Я стану другой, я уже другая. Сегодня самый важный день в моей жизни. Сегодня родилась другая я. *** Наташа и Билли подъехали к мотелю, где она снимала комнату. НАТАША: Выпрыгивай и жди меня здесь. Я пока поставлю машину. Билли вышел из машины. Наташа сдала назад и поехала куда-то за мотель. БИЛЛИ: Вот черт, какая женщина! К Билли подошел Тони, до жути не любивший заходил по вечерам. ТОНИ: Эй, парень! Ты кто такой, черт возьми? Тони был одновременно и хозяином, и управляющим этого мотеля. Он недавно вышел из-за решетки и поэтому был подозрителен к разного рода незнакомцам. Он вообще по жизни был странный, так же, как и название его мотеля: «Ночной рог». То ли ему жена ночью рога наставила, то ли он жуткий поклонник скандинавской мифологии, где рогам уделяли особое место. Короче, по жизни он был скотиной рогатой, но людей-легенд он уважал и даже почитал. В это время из-за угла вышла Наташа. НАТАША: Не волнуйся, Тони, он со мной. ТОНИ: (Билли) А, ладно тогда, а то я уж подумал, что тебе задницу стоит надрать. (Наташе) Ну ладно, я тогда пойду дальше телек смотреть. НАТАША: (Билли) Пошли. Они поднялись по лестнице на второй этаж, зашли в номер 2-06, номер, где жила Наташа, больше чем последние полтора года. БИЛЛИ: Вот черт, как ты живешь в такой дыре? Билли даже не успел подумать о том, что сказал. Он, богатенький Буратино, который вздумал поиграть в чертова гангстера, как видимо, не ожидал такого места жительства. НАТАША: Конечно, это не номер люкс с видом на лазурный океан и золотые пески Калифорнии, но все-таки это лучшее, что можно найти в заднице Штатов. Так что приходится привыкать ко всякому, и уж поверь мне, есть места и похуже, чем это, я бы даже сказала намного хуже. Иди в душ, и вот на, возьми, переоденешься. Наташа бросила Билли рубашку и штаны. Он поймал их и пошел в душ смывать свой пот. Пока Билли был в душе, Наташа переоделась в пижаму оранжевого цвета со странными полосами из белых цветочков по бокам, подошла к ноутбуку, лежащему на столе, и погрузилась в сеть Интернет. Билли вышел из душа, надел очки (откуда он их взял, даже в голову не может прийти). Он смотрелся забавно, но Наташа даже не обратила внимания на изменения, произошедшие во внешности Билли; сеть и-нета поглощает с головой, как болото: если ты там увяз, то конкретно. НАТАША: Ты будешь спать здесь. Наташа сказала это, не поворачиваясь и не обращая никакого внимания на своего “соседа по комнате”, и указала на кушетку, стоящую слева от нее. БИЛЛИ: Знаешь, я тебя даже не узнал. Это чем-то задело Наташу, и она повернулась. НАТАША: Да, что же так?! Наташа вернулась к компу. БИЛЛИ: Тебе обязательно меня подкалывать?! НАТАША: Постараюсь больше так не делать. Расскажи, что ты знаешь обо мне. БИЛЛИ: Я знаю, что ты родом из России, что ты киллер, взломщик, грабитель банков, в общем, настоящий профи и легенда. НАТАША: То есть ты хочешь сказать, что ни черта обо мне не знаешь? БИЛЛИ: Ну, в общем да, можно и так сказать. НАТАША: Слушай, перестань говорить “в общем” да “в общем”! Меня это нервирует, если я еще раз услышу, то побью тебя! Нельзя сказать, что это взбесило Наташу, она была просто в ярости (да и потом это было ее словом-паразитом, которое она не любила слышать от других). К счастью, если ты относишься к огненному знаку, ты охлаждаешься так же быстро, как и вспыхиваешь. Знаки же воздуха любят переживать чувства внутри, а не выносить худшую часть на поверхность. БИЛЛИ: Хорошо… Можно задать тебе два вопроса? НАТАША: Валяй. БИЛЛИ: Почему ты стала такой? Этот вопрос очень заинтересовал Наташу, даже больше - она ждала, что Билли обязательно это спросит. Почему-то все задавали этот вопрос. Неужели для других было так важно знать, почему люди иногда идут по наклонной дорожке и становятся такими, ну, или такой. НАТАША: Какой такой? БИЛЛИ: Ну, такой как сейчас. Как сейчас… как тогда, не имеет значения. Люди привыкли всегда скидывать ответственность за свою судьбу со своих плеч на обстоятельства. Это делают все без исключения, но лишь немногие признаются сами себе, что все обстоятельства – это полная чушь и срань, и ответственность за происходящее лежит только на самом человеке, и никто никогда искренне не признается другим, что в своей дерьмовой судьбе он виноват сам. НАТАША: У меня была сраная жизнь. Я уже трижды пережила клиническую смерть, моей судьбе нельзя позавидовать. Хоть я и живу, но я потеряла всех, кого любила, да и сейчас моя жизнь не лучше, можно даже сказать, хреновее, чем раньше. Мне приходится просиживать свою жизнь в этой дыре. И вообще, я не люблю рассказывать о своей жизни. БИЛЛИ: Да, действительно, у тебя сраная жизнь. А самое главное, что все люди мыслят так же. Если вы считаете по-другому, значит, вам сильно повезло и вы еще ни разу не попадали в такое дерьмо, из которого нельзя выбраться. НАТАША: Ну, а твой второй вопрос? Давай, задавай. БИЛЛИ: Что случилось с Джимми? НАТАША: Я так и думала, что ты об этом спросишь. Второй вопрос даже не удивил ее. Она знала и второй вопрос, и о следующем она тоже догадывалась. Вообще, весь этот разговор был похож на шахматную игру магистра с новичком. Магистр знал каждый последующий шаг противника, а новичок действовал по стандартной схеме игры, описанной в каждой книжке по игре в шахматы. НАТАША: В день нашей свадьбы я застрелила его. Идя в парикмахерскую, я вдруг вспомнила, что забыла сумочку, и я решила вернуться. Когда я зашла в номер, то увидела, что Джимми с какой-то потаскушкой кувыркается в постели. Я была в бешенстве и начала орать… Перенесемся на 5 лет назад, в тот самый день. День, когда Наташа застрелила своего жениха в свадебное утро. НАТАША: Какого хрена, Джимми, еще и в день нашей свадьбы ты трахаешься с какой-то сукой?! Этой сукой оказалась обыкновенная шлюшка. Ее звали Аманда. Она не была проституткой, но всегда трахалась с теми, у кого водились большие бабки. АМАНДА: Ты мне не говорил, что женишься! НАТАША: (Аманде) Заткнись! Обе бабы были в легком шок
Добавлено:    Изменено: 19.04.2008    830    

Комментарии

 
ПИШУ СТИХИ для песен.... Обращайтесь! Меня - материальная сторона дела - не интересует... Пишу для СЕБЯ ,ну и для ВАС!!! Так что - БЕСПЛАТНО.... Удачи - в выборе музыки!!!! Только,сперва обратитесь,ПЛИЗ - ко мне... Чтоб - ТАМОЖНЯ ДАЛА ДОБРО!!! http://www.realmusic.ru/ariknarvskii http://www.realmusic.ru/ariknarvski http://www.realmusic.ru/ariknarvsky
19 апреля 2008 в 13:39