VlAd36 VlAd36 
 Воронеж
Автор, исполнительVlAd36 Как сюда попасть
At The Head At The Head 
 Москва
Смешно и приятно, но страшно... Как сюда попасть

Про забытого бойца

Сценарийтеатрализованной постановки полуфантастического сочинения " Про забытого бойца " по мотивам поэм А. Т. Твардовского " Василий Тёркин " и " Василий Тёркин на том свете ". Действующие лица:Автор – Человек послевоенного поколения с рюкзаком и гитарой в синих джинсах и сером свитере. Тёркин – Образ Тёркина ясен! Человек с гитарой 1. Человек с гитарой 2. Часть 1: Медленно открывается занавес. На заднем фоне, в правом верхнем углу, из темноты постепенно проступает черно – белый портрет А. Т. Твардовского. Отдалённый бой колокола. Тишина минута молчания). Голос из – за кулис, имитирующий голос Твардовского: -"И забыто - не забыто, Да не время вспоминать, Где и кто лежит убитый И кому еще лежать. И кому траву живому На земле топтать потом", (А.Т.Твардовский "Василий Тёркин") С левой стороны, во время звучания стихов, из темноты появляется Человек с гитарой: - И вернуться ли до дому Да и тот ли это дом?.. Меркнет, исчезая в полумраке, портрет на заднем фоне. Человек с гитарой исполняет песню Александра Галича об Отчем Доме: "Ты не часто мне снишься, мой Отчий Дом, Золотой мой, недолгий век, Но всё то, что случится со мной потом, Всё отсюда берёт разбег! Здесь однажды очнулся я, сын земной, И в глазах моих свет возник, Здесь мой первый гром говорил со мной, И я понял его язык. Как же странно мне было, мой Отчий Дом, Когда Некто с пустым лицом Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том Я не сыном был, а жильцом. Угловым жильцом, что копит деньгу – Расплатиться за хлеб и кров: Он копит деньгу – и всегда в долгу, И не вырвется из долгов! "А в сыновьей верности в мире сём Клялись многие, и не раз!" – Так сказал мне Некто с пустым лицом И прищурил свинцовый глаз. И добавил: "А впрочем, слукавь, солги – Может, вымолишь тишь да гладь!.." Но уж если я должен платить долги, Так зачем же при этом лгать?! И пускай я гроши наскребу с трудом, И пускай велика цена, Кредитор мой суровый, мой Отчий Дом, Я с тобой расплачусь сполна! Но когда под грохот чужих подков Грянет свет роковой зари, Я уйду, свободный от всех долгов, И назад меня не зови. Не зови вызволять тебя из огня, Не зови разделить беду. Не зови меня!.. Не зови меня!.. Не зови!.. Я и так приду!" Человек с гитарой возвращается обратно, за ту же кулису. Справа появляется Автор: ЭТО БЫЛО - Это было, это было… Хоронила мать сынка, Схоронила - позабыла, Будто "тронулась" слегка. Позабыла все, что было, Все, что не было потом, Будто времечко застыло, Ну да я вам не о том… То ли сказка, то ли притча, То ли старые стихи - Да, видать, войны не вычтет Бог со счета за грехи. Бог не выдаст - черт накличет, И пойдет коса косить - Поименной перекличке На стене гранитной выть. Спины гнуть крестам в поклоне, От зимы к зиме чернеть, И не важно, где схоронен, - Павшим сраму не иметь! Эполеты ли, погоны - Все едино, коль покой, И скорбеть в церквях иконам, Миро лить за упокой… (За сценой звучит лейтмотив или первый куплет песни "Эх, дороги"). ВСТРЕЧА НА ДОРОГЕ Каблуки дорогой стерты, Вольным шагом (не парад) - В пожелтевшей гимнастерке Повстречался мне солдат. Слева появляется Тёркин. Обращается к Автору: - Не найдется ли махорки? С табачком, браток, беда! Автор, обращаясь к залу: - Обомлел я: вроде Теркин?! Тёркин – Автору: - Точно - Теркин. Угадал! Автор, опять обращаясь к залу: - Это ж, братцы, просто чудо! Тут недолго обомлеть - Кто он? Как он и откуда Объявился на земле? Ухмыльнулся он, покуда Я ногою щупал твердь, И ответил вдруг: Тёркин: - Оттуда, Где дружки мои теперь. Автор – залу: Крякнул горько - хрипловато, Проглотив соленый ком, Улыбнулся виновато: Тёркин: - Ну, так что там, с табачком?.. Не журись, коль плоховато, Как-нибудь переживем, Было, парень, хреноватей - Живы будем - не помрем. Я скажу: определенно, Я испытанный боец, Я огнем, брат, закаленный. Да очнись ты, наконец! Я живой, войной смоленный, Разъедрит твою в купцы! - Что ты смотришь удивленно - Разве курят мертвецы? Я и так устал с дороги, Ладно, парень, не дури, - Правда, это, брат, - не ноги, Сядем в ряд, поговорим. Покумекаем немного, Пожуем, чем Бог послал, Мне подбить, браток, итоги Надо в качестве посла. Все измерить точной меркой, По путю, не с кондачка, Я тут, вроде как, с проверкой, Разузнать – чего и как. Доложить про все примерно - Деготь жизнь тут или мед, Чтобы знали там наверно - Как Россия тут живет!? Тёркин устраивается на привал. Автор, выходя на авансцену, обращается к залу: ОТ АВТОРА - Отступления бывают В жизни, в теме и в бою, Так что я вам предлагаю Точку зрения свою: Отступленье отступленью - Это, прямо скажем - рознь, В жизни надобно уменье Жить с мозгами не поврозь. Ладить с духом, ладить с телом, В меру есть и в меру пить, Ладить с Богом, ладить с делом, Без причины не грустить. В общем, жить легко и смело, Но с катушек не слетать, Если надобно для дела - Значит, надо отступать. Отступать, но не надолго, Ждать момент, не засыпать, Выйдет срок - и вся недолга, Снова можно наступать. Отступление - другое, Если, скажем, вдруг война, - Тут уж, друг мой, дорогое Защищай тогда сполна. Защити свое, не дрогни, Насмерть встань, не на живот, Защити свое, хоть сдохни - Отступленье тут не прет! Отступление по тексту - Что уж тут греха таить? К месту может, и не к месту - Тоже очень может быть. Жизнь - игра, и я играю. И скажу вам без прикрас: Начиная, сам не знаю: Чем закончится рассказ?!. Но, однако, ближе к теме. Все слыхали и не раз: Час потехе, делу - время. Продолжаю свой рассказ. Интересное мгновенье: Поглядеть со стороны - Вот сидят два поколенья, Отдыхают от войны. Разговор ведут. Известно - Табачок пошел в разор: Знать, обоим интересно! А о чем же разговор? Автор присаживается к Тёркину. Вдвоём обустраивают место для привала около дороги. Закусывают и начинают неспешный разговор. РАЗГОВОР Тёркин: - Вот о чем еще, Никола, Я тебя хочу спросить: Как там нынче с разносолом Всевозможным на Руси? Автор: - С разносолами порядок, Так сказать,- ажур и бант, Хочешь - свеженькое, с грядок, Хочешь - в банке консервант. Хочешь - мяско и колбаска, Хочешь - рыбина с икрой, Изобилие, как в сказке, Дым столбом и пир горой! Тёркин: - Ну… а как там с одежонкой, Как с товаром скобяным? Как живется нашим женкам, Нас не встретившим с войны? Автор: - Тут такая, брат Василий, Закавыка есть одна: Как бы мнится мне… России Бабка стала не нужна. Да и брат ваш – дедка - тоже (Хоть геройский был боец), Если и не изничтожен, То не нужен Ей вконец! Незаметно появившийся в это время Человек с гитарой, изображаю-щий скомороха, присаживается справой стороны авансцены, и испол-няет "Вторую песенку шута" Александра Галича: "Всё наладится, образуется, Так что незачем зря тревожиться: Все безумные образумятся, Все итоги непременно подытожатся! Были гром и глад, Были бедствия – Будут тишь да гладь, Благоденствие! Ах, благоденствие!.. Всё наладится, образуется, Виноватые станут судьями. Что забудется, то забудется, Сказки сказками, будни буднями. Всё наладится, образуется: Никаких тревог не останется, И покуда не наказуется, Безнаказанно и мирно будем стариться! Оказался гром – Без последствия! И царит кругом – Благоденствие! Ах, благоденствие!.." Человек с гитарой уходит за кулисы. Автор, после ухода Человека с гитарой: Разносолы и одежка Старикам, брат, не того - Маловата пенсиешка, Да и цены! - о - го-го! Обращаясь к залу: Потемнел лицом Василий, Заходили желваки: Тёркин: - Ты б полегче про Россию, Чай, не все тут дураки! Я хотя и не в обиде, Проясни мне все ж момент: Я же сам намедни видел Братьям павшим монумент! Или ты не в разуменьи, Или скушал белену, - Это ж наше поколенье Обломало ту войну! Разве может позабыться Труд отцов и матерей? Иль слабо тебе врубиться В славу Родины своей?!. Автор: - Погоди, не злись, Василий, И не кидайся в разбор. Значит, хочешь за Россию?!. Тут особый разговор! Это, брат, не фунт махорки - Тут особая статья, Извиняй, товарищ Теркин, - В непонятках тоже я. Я ж, как ты, - не с грязи в князи, Да в лихие времена! Знаешь, сколько кровных связей Разорвала мне война?!. Я ведь тоже парень русский, И с войною на ножах! В Сталинграде и под Курском Из родни моей лежат. Да и дед, сказать бы надо, Тоже был не из тетерь - Той поры его награды У праправнука теперь. В общем, так давай, Василий: Что б ни вышло впереди – Перекурим, а Россия Пусть немного погодит! Закуривают. Автор поднимается и выходит на авансцену. Затягива-ясь папиросой, обращается к залу: ОТ АВТОРА Кофейку, спросонья, чашка Да с цигаркой поутру! Вкуснотища - не затяжка - Слава Первому Петру! Эх, махорочка - махорка, Не крапива - лебеда, Без тебя, моя махорка, Ни туда и ни сюда! Эх, махорочка - махорка, Разъедреный табачок, Без тебя, моя махорочка, Сухеет язычок! От суда до пересуда Не одна уйдет вода, Даже горюшко, покуда С папироской - не беда. Хоть Минздрав предупреждает: Яд, мол! Если куришь - зря! Но меня не убеждает Это, честно говоря. Я вам так скажу, ребята: Если в радость, то кури, Ну а если хреновато, То, шалишь, брат! - Не дури! У меня такое мненье: Что тут долго разбирать? Все едино - от куренья ль, От здоровья ль помирать!.. От привычки даже проще: Хошь - не хошь, а не здоров, Тело высохнет, как мощи, Затянулся - и готов!.. Ничего тебе не жалко: Белый свет - и тот не мил, Все, что есть, - пчеле под жалко, Все, что было, - продымил. Ну а если ты здоровый - Тут обидно помирать, Смерть - она, брат, не обнова, Нам ее не выбирать. Хошь не хошь, а в двери стукнет, В ночь ли, в вечер ли, с утра, И, осклабившись, аукнет: - Все! Ку-ку, дружок! Пора!.. И лежишь в гробу, как новый, Даже жалко хоронить, Но с печатью, что хреново Тебе было отходить. Ну да что-то о печальном Надоело тему гнуть. Не пора ли к изначальной, Главной, линии свернуть? Автор возвращается к Тёркину. Продолжают разговор. ПРОДОЛЖЕНЬЕ РАЗГОВОРА Автор: - Так о чем мы? - За Россию? Кто к чему и чем прирос?! - В этом, братец мой Василий, Вся и суть, и весь вопрос! Только если тут поглубже Ковырять предмета суть, Будет, Вася, только хуже. Мы уж проще как-нибудь. Без политики покуда, Изнутри, а не извне, Уясним: куда, откуда, Что, почем и как в стране. Кстати, Вась, скажи на милость: Ты в курсях про наш процесс, Что давным-давно накрылась Вся ЦК КПСС?.. И что СССРа, Как державы, тоже нет? Потому как ССРы Отвалили - и привет! Нет у них друг другу веры! И еще такой момент: Есть у каждой ССРы Свой законный президент!.. За кулисами звучит лейтмотив песни "Я другой такой страны не знаю". Автор, вновь обращаясь к залу: На щеке потрогав поросль, Расстегнув воротничок, Крякнул Теркин: Тёркин: - Вот так новость! Ошарашил землячок! Я, признаться, и не ведал, Что такие тут дела… Ни хрена себе победа, Во кривая завела! А ты, случаем, немного Не приврал, Никола, здесь? Автор: - Да ты что? Побойся Бога! Я ж по правде, все как есть! Тёркин: - Ладно, паря! Я в сомненье Сам немного пребывал, Когда в то послевоенье Здесь однажды побывал. Нет, Никола, без пол-литра Тут хоть волком завывай! Ни хрена себе палитра! На-ко фляжку, разливай. Автор, разлив по кружкам, выходит на авансцену и обращается к залу: ОТ АВТОРА Вновь пускаюсь в поясненье Я, ребята, для того, Чтоб неправильное мненье Не сложилось у кого. Отношенье к алкоголю Я сердечное познал. И его покушал вволю - Тут я профессионал! Самогон пивал и спиртик, Коньячок, винцо, сучок … Все пивал - дерябнешь литрик, И гуляй, как дурачок. Шар, бывало, заливаешь До впаденья в полусон И, икая, наблюдаешь Жизнь на розовый фасон. Весь бардак тебе - до фени, По колено катаклизм, И до фени тебе Ленин, И до фени коммунизм. Срок пройдет, крутнутся стрелки, Протрезвеешь (аж до слез) И затянешь с опохмелки Со слезою "Ой, мороз…" Поёт тоскливо и протяжно: "Ой, мороз, мороз! Не морозь меня"… А как выйдешь из запоя, Хлебанешь воды взасос, - Вновь лишаешься покоя. И опять встает вопрос: - Да неужто пропадаю, Неужели вышел весь? И тоска берет такая! - Хоть без мыла в петлю лезь! И решил я: ставлю точку. И отрезал (как сказал): Выпил две квасные бочки!?. Хватит! Баста! Завязал! И живу себе, не маясь, Свежий, бодрый, словно лист, Повторять не собираясь, Даже если и на бис! Спьяну, братцы, не постигнешь Суть вопроса бытия, Разве только, кони двинешь - Это четко понял я. Опять возвращается к Тёркину. Сидя, рядом с Тёркиным, Автор говорит залу: БЕЗ ЧЕГО НЕЛЬЗЯ НИКАК Время, вроде бы, к обеду. Закусили калачом - И опять течет беседа… Обо всем и ни о чем. Ветерок гуляет в поле, Сам в себе, не на показ. Про сегодняшнюю долю Теркин слушает рассказ. Автор – Тёркину: - Вот чего еще, Василий, Я хочу тебе сказать: Без политики не в силах Я хоть что-то рассказать. Нынче в матушке России Против силы не попрешь. Без политики, Василий, Хрен поешь и хрен попьешь. Это, брат, такая штука - Без нее, брат, никуда… Это, знаешь ли, не шутка, Все равно, как та вода! Ляпнул что-нибудь ни к месту - Все! Считай, что пропадешь, Нынче, брат, без политесу И рубля не зашибешь. Кстати: помнишь ту монету?. Так она вот - не в зачет, Нынче ей почету нету - Нынче доллару почет. Тёркин: - Стой-ка, братец, ну-ка, ну-ка, Поясни-ка: что – почем? Это что еще за штука - Что целковый не в зачет!? Это что еще за колер, Это что за краковяк? Я же помню - этот доллар Из Америки, никак?.. Автор: - Точно так, не наши деньги - Зарубежный капитал. Только нынче даже дети Знают: доллар, как металл. И не мнется, и не гнется, Как положил - так лежит, Не подпрыгнет, не загнется. Не живой - не убежит. А российская валюта - Как лягушка задалась: То наверх подпрыгнет круто, То опять - обратно в грязь. Не поверишь! - я однажды Миллионщиком бывал! Что там я? Любой и каждый! А потом бабах - обвал! И опять на сердце грустно, Хочешь - жни, а хочешь - куй, Все равно в кармане пусто, Хошь - реви, а хошь - кукуй! Вот такие катаклизмы - Ни минуты продохнуть, Мы ж теперь к капитализму Вроде как бы держим путь! Тёркин: - Весь народ? Автор: - А что народу!? Все в разбежку, кто – куда. Дали полную свободу: Хоть в ворье, хоть в господа. Тёркин: - В господа?.. Да ты в уме ли? Или вправду мало пьешь? В господа! - слыхали дело? - Ну, Никола, ты даешь!.. Это как - к капитализму? Это как - в обратный путь? Мы ж им в сорок пятом клизму Вдули так, что не вздохнуть! Автор: - А вот так! Бери натурой, Продаю, за что купил! Я ж тебе не просто, сдуру, Несмотря на то, что пил! Ты смекни: К чему веду я? - Чтобы смог ты доложить То, откуда ветер дует, Без чего теперь не жить. Без политики, однако, Хрен сегодня проживешь, А с политикою – всяко - Ни за что не пропадешь. Разбираешься в моменте, Знаешь, где и как лизнуть? - Значит, флаг тебе и ленту Орденастую на грудь! Чем твои погоны круче, Чем повыше пьедестал - Тем и совесть повонючей, И весомей капитал. А с деньгами, брат Василий, Знаешь сам: какой пирог?!. Испокон веков в России Ты с деньгами - царь и бог! Все тебе, с деньгой, по силе: Хоть убийство на заказ, А, тем более, в России - И законы не указ! Вот такенные делишки, Вот такенный каравай… Мне уже, конечно, лишку, А себе, брат, наливай. Выпей водочки, Василий, (Я не буду, раз не пью), Помяни добром Россию, Ту. Забытую. Свою. Автор встает, и выходит на авансцену: РОССИЯ Эх, Россиюшка, Россия - Сладострастное питье, Боль моя, моя Мессия, Горько-горюшко мое. И люблю, и ненавижу, И живу, и не живу. Будто вижу, и не вижу, И во сне, и наяву. Мать ли? Мачеха моя ты? Где? В гостях ли? Дома я? От восхода до заката, С края в край - моя. Моя! Не лихого супостата, Не царя, не холуя. Как молюсь, твержу: "Моя ты! Из конца в конец моя!" Звучит лейтмотив песни "Ой, ты степь широкая ". Занавес. Конец 1 части. Часть 2: За кулисами звучит стихотворенье Александра Галича: "Прилетает по ночам ворон, Он бессонницы моей кормчий. Если даже я ору ором, Не становится мой ор громче. Он едва на пять шагов слышен, Но и это, говорят, слишком! Но и это – словно дар свыше: Быть на целых пять шагов слышным"! Занавес. Освещена только авансцена, на которую выходит Автор, и обращается к залу: ОТ АВТОРА Долго, коротко ли, нет ли От начала до конца? Встретил я или не встретил На пути своем бойца? Суть не в этом. Да и сути Тут, по сути, ни на грош, Видит Бог. А он рассудит: Кто тут плох, а кто - хорош. Как положено - отметит, Что положено - воздаст. Бог (известно) шельму метит, Слава Богу, всякий раз. Потому народ и знает, Кто и где переборщил - Чай, не лаптем щи хлебает, А и лаптем - так не щи! Ладно, как бы там ни сталось, Как бы там и ни срослось - Ближе к теме. И осталось Обсудить еще вопрос: В самой разной ипостаси Вася Теркин послужил, Смерть его, по мне, не красит - Пусть бы вечно даже жил. Да ему и жить в народе До скончания веков - Вроде был, и не был вроде: Подмогнул, и был таков. И в любом российском сердце Он живет, и будет жить - Наш, российский парень, с перцем, Кому жить да не тужить. Ну а если в этой байке Он немного не того, То уж, братцы, извиняйте - Так увидел я его. Байка будет бесконечной - Я вам, братцы, доложу, Потому как я сердечно Этим парнем дорожу. Где ещё найдёшь такого, Без подделки, без гнильцы, Прав был классик, право слово – Нету! Вышли молодцы! Да куда же это годно, Чтобы дело не с руки?.. Нет, не тот мужик сегодня – Как хотите, мужики!.. Освещается вся сцена. На сцене Тёркин. Автор возвращается к Тёркину, продолженье разговора на привале: РАЗГОВОР О МУЖИКЕ Тёркин: Ладно, хрен с ним, а сыны – то, Смотрят с внуками куда?.. Аль не ведают цены – то За военные года? Аль забыли, как когда – то Наши бабы рвали в кровь Плоть и жилы для солдата, Позабывши про любовь?.. Аль не помнят наши "детки" – Наши внуки и сыны, Ни кровавой пятилетки, Ни поруганной страны?.. Нет, Никола! Непонятно Видеть мне такой расклад! Объясни-ка, парень, внятно: Что и где тут невпопад! Объясни мне, сделай милость, Про Опору и Оплот, Что у вас тут получилось? Что у вас тут за народ?.. Автор: Что народ? Народ такой же, Мы такие же, как Вы, Как и Вы – не вышли рожей Для подгнившей головы. Наши бабы, как и раньше, Хоть и путь у них не прост – Нету их милей и краше В полный вес и в полный рост. Кабы, Вась, не наши бабы, Был бы полный "ататуй", Не видать нам ни хрена бы, Хоть воюй, хоть не воюй! Тёркин: Что ты, Коля – бабы, бабы?! Ты пустое не толки, Ни про "если", ни про "кабы" – Как там ваши мужики?.. Как тут ты, другой и третий? Вот какой стоит вопрос! Это ж с вас на этом свете За Россию главный спрос! Автор: Да, ну хватит кипятиться, Я отвечу, я не трус. Погоди, глотну водицы, Что – то комом перекус. Смущено пьёт воду. Намерено тянет паузу, чтобы обдумать, как ответить. В это время слева появляется Человек с гитарой, и исполняет песню Александра Галича "Разговор с чертом": "Я считал слонов и в нечет, и в чет, И всё – таки я не уснул, И тут явился ко мне мой черт, И уселся верхом на стул. И сказал мой черт: " Ну как, старина, Ну как же мы порешим? Подпишем союз – и айда в стремена И еще чуток погрешим! И ты можешь лгать, и можешь блудить, И друзей предавать гуртом! А то, что придётся потом платить, Так ведь это ж, пойми, – потом! Аллилуйя, аллилуйя! Аллилуйя, потом! Но зато ты узнаешь, как сладок грех Этой горькой порой седин, И что счастье не в том, что один за всех, А в том, что все – как один! И ты поймёшь, что нет над тобой суда, Нет проклятия прошлых лет, Когда вместе со всеми ты скажешь "да!" И вместе со всеми – "нет!". И ты будешь волков на земле плодить, И учить их вилять хвостом! А то, что придётся потом платить, Так ведь это ж, пойми, – потом! Аллилуйя, аллилуйя! Аллилуйя, потом! И что душа? – прошлогодний снег! А глядишь, пронесёт и так. В наш атомный век, в наш каменный век На совесть цена – пятак! И кому оно нужно, это добро, Если всем дорога в золу? Так давай же бери, старина, перо И вот здесь распишись, в углу!" Тут черт потрогал мизинцем бровь, И придвинул ко мне флакон. И я спросил его: "Это кровь?" "Чернила!" – ответил он… Аллилуйя, аллилуйя! "Аллилуйя!" – чернила ответил он…" Уходит. Автор продолжает: За себя скажу немного, Потому, что много нет – Но пред Родиной и Богом Я готов держать ответ! Кое – что я в жизни сделал. - Что? - Не мне судить – почем! Слово было! Было дело! Не жалею ни о чем! Ни о чем былом не каюсь, И одно тебе скажу – Мужики еще остались, Кому хочешь доложу! Есть еще Мужик в России, Хоть и мало, все же есть, Есть Мужик, который в силе, Безусловно, Вася – есть. Есть, конечно, непутевый – Хитрожопый "мужичок", Что от дела метит к слову, Но об это все – молчок… Потому как, "мужичонок" Этот всем руководит, И не пачкая ручонок, Всем тихонечко вредит. Там нагадит, тут намажет, Наследит, и был таков, Много, Вася, прямо скажем, Этих самых "мужичков". Не Мужик – карикатура, И соплёй перешибешь, Стержня нет, одна натура, Если глубже подкопнешь. Так вот эта вот "порода" Настоящим Мужикам И Российскому Народу Бьет сегодня по рукам. А Мужик, он что? Воюет! Славу Родине куёт, Пашет, в ус себе не дует, Мало ест и много пьёт. У него от слов до дела Было бы рукой подать – Всё, что хочешь, может сделать, Коли волю ему дать. И накормит и напоит, И себя и "зарубёж", Кому хошь, сусло намоет, Если станет невтерпёж. Только жалко, что терпенья Мужику не занимать, Нету ражу, нету рвенья, Да тебе ли то не знать?!. Ведь у каждого в печенке Сей момент давно застрял – Каб ущучить "мужичонку", Тут Мужик бы и воспрял! ОТКРОВЕНЬЕ ОТ СОЛДАТА Выпил Теркин без закуски, Крякнул смачно, кашлянул, Отдышался и по-русски Слово русское загнул. Смачно, едко, без опаски, С разворотом по душе. Я такой, братва, окраски Не слыхал давно уже! Автор, опять возвращаясь на авансцену, продолжает: Всяким там «менталитетам В иностранных падежах» Рядом с русским Словом этим Ни валяться, ни лежать. Хоть на Поле Куликовом, Хоть под Курскою Дугой, Не одним мечом - и Словом Мы врагу давали бой. Не единова бивали Супостатов издаля, Не одну войну ломали, Не единой славы для. В русской памяти то Слово Испокон веков живет, И в работе, право слово, - С этим Словом все пойдет. С этим Словом даже горе,- Если скажешь,- не беда, Завернешь его, и море - Невеликая вода. Русский в Слове том - искусник, Ас и профессионал, - Кто, скажите мне, из русских Его не при-по-минал!?. Так и Теркин: в миг тревожный, Не побрезговавши им, Будто что-то подытожил Откровением своим. В этом выдохнутом в боли Разноцветном "этаже" Вся лихая наша доля - В откровенном неглиже. И победы, и разрухи, И забытые труды, И забытые старухи, И забытые деды. Всю сермяжную Россию, От начала до конца, Пожалел в тот миг Василий Сердцем русского бойца. Сжал до скрипа, с хрустом, зубы, Пряча в душу непокой, Будто девку, приголубил Землю ласково рукой. Как в глазницу что-то въелось, Вытер истово глаза, И промолвил: "Натерпелась!.." - Словно матери сказал! ОТ АВТОРА Эх, земля моя, земелька, Вся про вся - на всех одна, Натерпелась ты, земелька, Всякой всячины сполна. Навидалась всякой были, И в такой была пыли! И огнем тебя палили, И копытами секли. Ни в какие лихолетья, Ни вблизи и ни вдали, Никакой, нигде, иметь я Не хотел другой земли. Коли дал Господь родиться На Руси и Русь познать - Значит, мне тебя, землица, Называть до смерти - Мать. В пир горой ли или в тризну, Не для красного словца, Я тебя еще Отчизной Называю в честь отца. Я другой земли не знаю, Но за лес и за траву Я тебя, моя родная, Чаще Родиной зову. Что б ни врали депутаты, Мысли черные тая, - Нет! Уж тут подвиньтесь, каты, - Эта Родина - моя! Из земли мы вышли, братцы, Срок придет - в нее уйдем, А за землю надо драться - Это наш, вовеки, дом! НА ПОСОШОК Я скажу вам без кавычек, Что уж тут таить грешок? Есть в Руси такой обычай – Выпивать на посошок. Мы ли в гости, к нам ли гости – Ешь, и пить не забывай, Были яства – станут кости, Напоследок – наливай! Чтобы скатертью дорожка, Чтоб без лиха и беды, Чтобы денежек немножко Лишних было за труды. Чтоб в душе чего – то пелось, Чтобы время не неслось, Чтобы впредь пилось и елось, Чтоб любилось и моглось. Много в этом ёмком тосте Всякой разной мудроты, Потому, как в слове "гости" Очень много доброты. Я скажу еще такое, Лишних слов не вороша – Без добра немного стоит Даже русская душа! Как ни жалко расставаться, Намекнулся вечерок, Вот и нам уже прощаться Незаметно вышел срок. Побеседовали с толком, Мне спешить, ему спешить, Об одном жалею только – Всё за раз не разрешить! Автор возвращается к Тёркину, но продолжает рассказывать зрителям: РАССТАВАНЬЕ День - к закату, час - к разлуке Вон заря уже горит. На прощанье Теркин руку Мне пожал и говорит: Тёркин: - Вот и все! Готов Василий! Будь, Никола. И потом … Что касаемо России… Не боись! Тут все путем! Разберемся, подытожим: Где, какие, чьи грехи. Отчитаемся, доложим В неподсудные верхи. Отольются бабьи слезы Тем, кто был не за народ! Не журись, гляди - березы, Словно девки, в хоровод! До чего ж земля красива, Если нет на ней войны! Красота, брат, это сила - С какой хочешь стороны. Это ж силища! - не сила, Лишних слов не теребя, Я скажу тебе: в России Все зависит от тебя! Будь ты пахарь или воин Иль горазд стихи плести - За Россию всяк достоин Сверхответственность нести! Каждый вправе заступиться За Россию, как за мать, Каждый вправе повиниться, Чтобы смыть и оправдать. Каждый должен за Россию Перед Богом дать ответ! – Автор выходит на авансцену и, отвлекая внимание зрителя от Тёркина на себя, обращается к залу:
Добавлено:    Изменено: 11.08.2014    273    

Комментарии