Ну и что

Точки разбросаны по небу Подошва слушается, Оттого стены зданий радостно принимают шумы делятся ими с другими постройками, только каждый последующий кирпич отправляет другому все меньше звука и важной информации - так рождается эхо где я буду через секунду? Неизвестно на это есть особые причины и с изнанки никого не располосует обычный нож здесь нужна бритва, заточенная морозом и водой тысячелетиями лежащая на столе серого парикмахера… Представляют обычно одно тысячелетие, Но в таком случае требуется около сорока Так как генной инженерии не было И бритва эволюционировала сама по себе В разуме с развитием смысла слова ЖЕСТОКО А что было сорок тысяч лет назад? Какими были цирюльники? Неужели так же как сейчас Женщины срезали волосы на своем теле? Все ли так, как мы знаем, на самом деле? последний пробел лживой истории, упавшие к ногам, творивших революцию с невыхлопанными половиками языками По конструкции не уступающими тем, Которые вылизывают деликатесы за высокими стенами на стуже незаметно ползут глаза прошлого, В тулупах и джинсах от китайских философов как бы не так, ночь на излете и я строчу фотографии раненных в горячих точках без эпитафии небывалая глубина, здесь холодно горячие и холодные точки Пятые точки…. обычные задницы В колодце незабываемо холодно так как если бы в эту воду дули сотни бабушек, как когда то на ложечку с едой, поставляемую детям в их голодные рты Чудесный оладушек! Вкусно! Но в колодцах все иначе… Там грустно и престарелые женщины им не нужны - вода ключевая, а бревна не дают земле затянуть раны Ты ненавязчиво намекнешь мне, что это последний день моей любви к тебе Фреза заводится, вращаясь быстрее, Во что бы то ни стало Перерезать, перекроить в себе надо Планы дальнейших действий Прекратить! тактично намотать на круг с зубцами Все, что я сделал Забыть! И рисовать новую карту простыми карандашами машина соседа обворовывается человеком Его душу обворовали Кто же будет колоться? Набегом Не зря он покупал растворитель с почти демоническим номером. оставили там только стены, в них он вынужден танцевать Одинокий вор танцует в стенах своей души Разбрасывая иголки по всей площади меня ищи где-нибудь в другом месте через год я намерен быть дальше провинциального города, в котором люди не вылезают из пузырей намного чаще встречаю хмырей здесь Да, все больше тел, они не замечают мышь, скребущую в углах прогнившего комсомола, хотя солнце везде одно и то же Но тепло получают ближе всего находящиеся у экватора А у нас... Мать рождает ребенка, доверяя убийце свежую голову, Даря правителю новое мясо Мясо это будут учить и готовить к армии, Сопровождая разными записками вроде паспорта а потом после службы и пенсии первой выйдет плоть к государственным зданиям с транспарантами ЕБАЛ Я В РОТ ТАКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО! Так и будет Все мимо, так мило! По совместительству Ты сообщила мне, что это был последний день Я даже не намерен тебя провожать до вокзала беспорядочных окоп во мне мало но одну я все-таки нашел И это веский аргумент не следить за тобой Окончен запой, хватит Уже машет руками глухой другому побережью незрячих. А им нет до этого дела. Прелесть!!! Жаль не увижу картин, которые так мне нравятся По крайней мере, не увижу их так скоро, как мне бы того хотелось Желторотики хором кричат во мне Кажется, что место для выводка птиц не лучшим образом подобранно, но они продолжают кричать все равно - лезь в окоп! ЛЕЗЬ В Окоп Раз вокруг минное поле и одноногим становиться нет резона Нужно подумать над этим предложением В каждом есть личная зона. Не тронь! Ведь к сидящему на диване и нервно курящему человеку никто не подойдет Надо смириться с таким положением Дел Потому как это последний день в тихом городе И не стоит тратить время на то существо Имя которого так часто встречается на пути этой милейшей леди. Мне повезло! Позже вернёшься к велосипедистам. В кого они превращаются зимой?.. Возможно в сноубордистов. Тот вор, кстати, был тоже назван именем Это очень любопытно. В осенний зной Пока в сознании обсыпалась земля Ноги уверенно шагнули в лужу Пусть мокро Зато в безопасности Не высовываться и не знать, что твориться выше двух метров Без нужной нежности вернись К велосипедистам, журналам, картинам, к началу В квартиры, к обману, и к правде жаль что там ее мало Перемещайся! Свобода лишь в кресле рейсового автобуса, Прощайся! На выходе не встретят И не улыбнутся Рвутся мысли подброшенного вверх овоща Уборка друзей в пьяном состоянии По осени Особенно забавна Но тайна всех времен - обитель сна, завтрака, Стола и бумаг. Перегоревшие розетки не позволяют подогреть чай Чайник приходится нести в другой мир Ибо комнаты отличаются друг от друга И представляют различные пространства и разновидности хаоса Холодильник - повелитель пустоты В котором есть многое, но нет нужного Обои были содраны еще несколько лет назад На их место легла краска столь модного ныне минимализма Порядок педанта лишь в мониторе где буквы выстраиваются в один ряд Поток бесполезной информации радует слушателей И вот я гордо пью чай восседая на полу протирая свой зад А в зале пара посетителей Мечтающих о кофейном напитке, которого нет.
Добавлено:    Изменено: 13.01.2006    346    

Комментарии

 
чтобы сочинить такое длинное - нужно просто быстро выпечатывать из головы всю линию мыслей. Пусть сумбурно, зато правдиво и честно - это "фотография" мыслей
05 июня 2007 в 10:05