Промо

Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала

Примерная публика, пришедшая ровно к восьми, чувствовала себя неуютно. Люди рассматривали друг друга, недоумевали, а в глазах читалось: «И это все?» Было неловко перед музыкантами. Концерт вот-вот начнется, а из публики — несколько парочек на скамейках, пара десятков фанатов возле сцены, суровые охранники по периметру да скучающие бойцы ОМОНа на входе. И это в зале, рассчитанном на десять тысяч человек.

К половине девятого людей стало немного больше, но скорость заполнения зала не шла ни в какое сравнение с тем, как быстро, прямо на глазах, темнело небо. Оказалось, что неловкость стоило испытывать совсем не за тех музыкантов. Вышедшая на сцену в свете молний разогревающая группа приветствовала разбегающихся в поисках укрытия зрителей. Что это была за группа, что она исполняла, никто не слышал и даже не пытался. Под раскаты грома немногочисленная публика искала укрытие. Кто-то стучал зубами под кронами деревьев, кто-то прятался в синих кабинках, а большинство в надежде согреться рванули в бар. Но из согревающего там были только чай и кофе.

Тем временем музыканты, что-то шутя про разгон облаков мэром Москвы, по-честному отыграли свой сет для охранников в дождевиках поверх черных костюмов. Ближе к концу их выступления дождь стал заканчиваться, и публика начала потихоньку возвращаться на свои места.

К началу десятого пара сотен промокших зрителей превратились в две тысячи, что рекордом для «Зеленого театра» не было, но выглядело все-таки более внушительно. От многих пахло пивом (и где достали?), а одна компания на границе партера и амфитеатра на четверых давила пол-литровую бутылку «кока-колы», увлеченно закусывая газировку бутербродами. В общем, когда Fun Lovin’ Criminals вышли на сцену, публика уже была к ним подготовлена.

Изрядно располневший со времен прошлых визитов в Москву, но не менее обаятельный и как всегда стильный Хьюи Морган поприветствовал зрителей наспех заученным «Здравствуйте!», сделав в слове на всякий случай два ударения, и перешел на английский, с которым у него явно было лучше. «Какой сегодня день?» — спросил Хьюи. Люди попытались угадать, то ли просто 4 июня, то ли день, когда FLC посетили Москву, то ли день банковского работника Молдавии, но все оказалось проще: пятница. Так вот хитро Хьюи подвел к песне «Friday Night». (Таким же неожиданным приемом 17 лет назад воспользовался Юрий Шевчук на концерте «Черный пес Петербург», прежде чем начать читать стихотворение «Суббота».)

FLC привезли в Россию вышедший в марте альбом «Classic Fantastic», и публика, успевшая за три месяца выучить слова некоторых песен, довольно благосклонно принимала свежие вещи вроде «Mister Sun», «Mars» и, разумеется, «We, the Three». Но особенный восторг вызвали старые хиты — «Scooby Snacks» (с семплами из «Криминального чтива» и «Бешеных псов»), «Swashbucklin' in Brooklyn» и, конечно, «King of New York».

Почти после каждой песни Хьюи (все общение с публикой барабанщика Френка и басиста Фаста сводилось к скромным «Спасибо») либо признавался зрителям, что мы замечательные, либо то ли благословлял нас, то ли говорил «Будьте здоровы» («God bless you»). Ну а под конец, перед «Love Unlimited», посвященной Барри Уайту, его что-то уж совсем потянуло в романтику: «Мы — группа из Нью-Йорка, это очень далеко отсюда,— Хьюи дал понять, что они не из Рязани какой-нибудь приехали,— но сегодня наши с вами сердца так близко друг к другу».

Честно отыграв полтора часа, музыканты поставили инструменты в стойки и, не попрощавшись, ушли за кулисы. Свет погас. В течение нескольких минут публика по-разному вызывала их обратно. А в это время по сцене раздолбайской походкой расхаживал не то звуковик, не то техник в черном цилиндре (тот самый, который настраивал гитары перед концертом, прихлебывая из бокала красненькое) и проверял, все ли готово к бису. Все, конечно же.

На бис было сыграно три вещи. Первую Хьюи и Френк исполнили вдвоем, причем Френк играл на гитаре, сидя за своей установкой, и лупил ногой в бочку. Тучный Френк, вообще говоря, персонаж очень колоритный. Настоящая звезда, от игры которого зрители приходили в восхищение. Ко второй песне, армстронговской «We Have All the Time in the World», уже вышел и Фаст — настоящий человек-оркестр. Именно из-за него, если не смотреть на сцену, невозможно было поверить в то, что все происходящее — дело рук всего лишь трех музыкантов. Он и певец, и на басу, и на трубе, и на клавишах игрец, и за семплы в ноутбуке ответственный.

На последней песне «The Fun Lovin’ Criminal» «Зеленый театр» просто взорвался. Плясали, прыгали, кричали, вопили и хлопали в ладоши даже те немногие, кто уже последние полчаса сидел на деревянных скамеечках. Ударив в последний раз по тарелкам, довольный хулиган Френк спихнул с постамента бочку, крикнул в микрофон: «Пошел я!» — и, как и положено
барабанщику, бросил палочки в толпу. После этого не грех было отпустить музыкантов на субботний концерт в Питер.

Текст: Евгения Лобачёва, Антон Петров
Фото: Антон Петров

Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала Fun Lovin’ Criminals: не обошлось без криминала
Рассказать друзьям

Другие репортажи

Рекомендуем