Промо

Garbage, 17 ноября, YotaSpace

17 ноября в клубе YotaSpace выступила группа Garbage
   garbage 
Garbage, 17 ноября, YotaSpace

«I will pray for you,

I will sell my soul

For something pure and true,

Someone like you».

Вы знаете, кто такие Garbage. Сколько бы лет вам ни было. Если нет, то ваши знания и интерес относительно мира музыки стоит поместить в словарь как толкование прилагательного «поверхностный». Хотя если даже вы думаете, что не знаете их, то спешу сообщить, что, вероятнее всего, тут вы ошибаетесь, убедитесь сами. Если же вы зритель более эмансипированный, то вы знаете, и кто такая Ширли Мэнсон, кто такой Бутч Виг (который, к сожалению, в этот раз не смог приехать вместе с группой из-за проблем со здоровьем, которые вылились в запрет перелётов, и был заменён известным в особо узких кругах Эриком Гарднером), и какой альбом из разряда «тех самых» он продюсировал (подсказка: там на обложке маленький мальчик под водой плавает, а среди песен есть та самая, где что-то о запахе юности)... Вы просто знаете, что это за группа, что они из себя представляют, чем она является для всей музыкальной культуры и истории, и что она для неё сделала. И если это так, то вы должны понимать, что значит увидеть эту команду живьём, и в какие эмоциональные переживания всё это выливается. Так что, на самом деле, все мои дальнейшие словесные потоки можно заменить всего одной фразой. И фраза эта: «Просто это были Garbage». Как человек с лингвистическим образованием, говорящий на нескольких языках, могу вам сказать — я не уверена, что в человеческой речи вообще существуют слова, способные в полной мере описать то, какие это прекрасные и талантливые люди. А уж слов, которые достойны описать всю их искренность, точно ещё не придумали. Даже не хочется разводить каких-то серьёзных исследований их творчества или концертной индустрии. Просто хочется говорить об эмоциях, которые они дают.

Одной из последних тенденций музыкального мира стало то, что артисты с долгой историей и длинным послужным списком записей достаточно часто стали выпускать пластинки в духе своих ранних работ, стараясь, таким образом, якобы вернуться к собственным корням. Казалось бы, такой порыв должен вызывать у старых фанатов только радость (ведь на нескончаемых просторах соцсетей только и видишь, что «все скатились и раньше было лучше»), что достаточно часто и случается, конечно, но, честно говоря, действительно качественный камбэк — это большая редкость. Чаще всего такое положение дел вызывает у многих поклонников очень двоякие чувства — вроде бы все твои мечты сбылись, и bandname вернулись к тому, с чего начинали, с чего ты начал их любить... Но ты этому не веришь. Ты понимаешь, что порыв-то искренен ну процентов на 50, а всё остальное — попытка заработать на старой аудитории за счёт её тоски по былым временам. И нет, в этой тоске нет ничего плохого, это одно из лучших человеческих состояний, но ведь так бессовестно пользоваться как раз этим. 

Garbage же сделали всё как надо. Начнём с того, что после творческого перерыва, который группа взяла после альбома «Bleed Like Me», она мало того что вернулась, так и сделала это очень свежо и задорно, придав своему музыкальному звучанию ещё более электронный и агрессивно-напористый характер, который хоть в какой-то мере и является отсылкой к более раннему творчеству группы, никак не является самоповтором. 

Сейчас же Garbage и вовсе выпустили свою самую непохожую на другие работы пластинку, и риск этот оправдался на 200 процентов, потому что «Strange Little Birds» получилась едва ли не самой цельной и глубокой работой группы, как относительно музыкальной, так и лирической составляющей. И, разумеется, самой взрослой. Взрослой не в смысле «мы старые и сейчас будем об этом петь», а взрослой в плане «смотрите, мы ещё вот так умеем, и мы не боимся вам это показать». 

Именно альбомом «Strange Little Birds» группа и приехала брать Россию на абордаж. С нашей страной у вокально-инструментального ансамбля «Мусор» история любви давняя и крепкая. По словам музыкантов, каждый приезд в Россию для них — это честь и превеликое удовольствие, так как, несмотря на то, что приезжают они сюда ещё с 90-х, им всё ещё интересно делать это, ведь каждый новый приезд они получают той или иной новый опыт и впечатления. 

Об этом они и говорят во всевозможных интервью, слушать, смотреть и читать которые, кстати, и до сих пор одно удовольствие, ведь в них до сих пор чувствуется, что на каждый, даже самый глупый и заезженный вопрос, Garbage отвечают с былой заинтересованностью и детским восторгом. Хотя, казалось бы, для группы, уже отметившей двадцатилетний юбилей, вся эта рутина с прессой давно должна была превратиться в невыносимую каторгу.

В предыдущий приезд группы концертной площадкой был, ни много ни мало, Crocus City Hall, в этот раз горячо любимых музыкантов решили привезти в клуб YotaSpace, по началу очень смущал — несмотря на то, что концертов в Москве решили устроить аж два, многие боялись, что желающие с трудом вместятся в помещение и будут укладываться друг на друга в штабеля, ведь для многих второй концерт будет лишь поводом сходить на оба, а не распределиться равномерно.

Однако к 7 часам вечера, когда открыли двери клуба, очередь из уже ожидающих была вполне себе крошечной по сравнению с тем, что бывает на группах с более бесшабашными фанбазами. Кто знает, виной тому был четверг на дворе или же факт, что средний возраст поклонников группы немного выше стандартных цифр, отчего никто не спешил устроить из очереди бои без правил, но буквально за 15 минут все оказались внутри и скудно разбрелись по залу. 

Те, кто, как и я, спешили побыстрее оказаться в зале, чтобы оказаться ближе к телу кумиров, могли этого и не делать, потому что вплоть до окончания сета разогрева можно было спокойно пройти чуть ли не в первый ряд. 

Саппортом в этот вечер стала группа Slightlykilld, играющая некую разновидность достаточно приятной и интересно звучащей живьём индитроники со всеми её составляющими. Группа может похвастаться тем, что свою дебютную работу они записали в Оксфорде, на студии Courtyard, тесно связанной не с кем-то там, а с самими Radiohead и Томом Йорком, а продюсером пластинки же выступил Йен Дэвенпорт. Подобное влияние и в целом британонаправленный уклон развития, разумеется, наложили свой отпечаток качества и целостности, так что на сцене группа смотрелась уверенно и сыгранно, что было видно даже зрителям с менее изощренным и натренированным слухом. Slightlykilld во главе с очаровательной вокалисткой за синтами и со светящимся микрофоном, немного напоминающей по стилю саму Ширли Мэнсон, не производили впечатление какой-нибудь левой молодой команды, которую достали из ближайшего подвала, а ясно давали понять, что чётко понимают не только то, чем занимаются, но и весь груз ответственности, который обычно падает на хрупкие плечи команд, которым приходится выходить к зрителям, ожидающим команду со статусом «живая легенда», так что даже более искушенные слушатели, которые в большинстве случаев считают своим неоспоримым долгом в той или иной мере подавить разогрев собственным скептицизмом, были вполне довольны, доказательством чего стало то, что самой негативной прозвучавшей фразой стала «Не, ну а что, могло быть и хуже». Публика вполне доброжелательно встретила команду, с улыбкой реагируя на их самоироничные шутки о разогреве, в перерывах между песнями задавая вопросы в духе «А когда у вас ближайший сольный концерт?», а также согласившись поучаствовать в записи ныне модного (ох уж эти социальные сети) флэшмоб-видео «Mannequin Challenge». На фоне того, что последний московский разогрев хэдлайнеров в своё время освистали, как вспомнили многие старожилы, это несомненно был успехом.

«— Сколько лет тебе было, когда застрелился Кобейн? — Эм... 3 месяца. Ой, слышите, это же Bikini Kill включили! Люблю их. — Если ты знаешь, кто такие Bikini Kill, тебе не могло быть 3 месяца, когда застрелился Кобейн. — Я молода по паспорту, но стара душой». Такой диалог после ухода разогрева состоялся у меня с рядом стоящими зрителями. И диалог этот, как по мне, очень хорошо описывает царившие в зале настроения, да и вообще доказывает факт, что под розово-пятнистым флагом Garbage собрались и до сих пор собираются и стар и млад.

Со всех сторон в толпе среди очень доброжелательной и приятной публики доносились диалоги о MTV 90-х годов и прочих атрибутах эпохи, что вкупе с доносящимся из динамиков плейлистом создавало чувство, что накатывающая атмосфера ностальгии и тепла несётся тебе навстречу как огромный снежный ком. И ком этот звучно и торжественно приземлился и засыпал всех пришедших, стоило виновникам торжества появиться на сцене. 

Под оглушительное улюлюканье наконец-то заполнившегося до краёв клуба Garbage стремительно выпорхнули на сцену. Бесконечно молодые душой и телом, всё ещё с детским восторгом в глазах люди, готовые смущённо и неловко улыбаться друг другу во время исполнения того или иного трека. 

«Её мальчики», которые обрамляют её как драгоценный камень самой большой чистоты, и она сама, давно провозглашённая королева альтернативного рока, великолепная и неземная Ширли Мэнсон, изящно продефилировавшая к пятнистому микрофону в черной короткой лаковой юбке, радостно и игриво потряхивая розовым хвостиком, открывающим дерзко выбритый затылок. 

Она всё так же будоражит умы поклонников всех полов и возрастов. Как сказала одна моя подруга: «Что? Ей 50? Да ну ладно, для меня ей всегда 33». Но знаете, тут и этими цифрами даже не пахло, потому что лично передо мной на расстоянии вытянутой руки стояла девушка лет 20-ти. Всем бы нам быть такими крутыми в свои 50 лет. Хотя о чём я говорю. Если объективно, никто из нас и в свои годы до этого не дотягивает. Рядом с этой девчонкой любой человек без исключения покажется аморфным, скучным и невообразимо блеклым. Она затмит собою всех без исключения.

Так символично начав с «Supervixen», первой песни первого альбома, Garbage стеной обрушили на поклонников действительно мощнейший сет-лист, к которому могли придраться только поклонники с самыми-самыми изощрёнными запросами. Знаете, которые открещиваются от самых популярных песен как от огня, называя лучшим треком группы второй ремикс с третьего бисайда ремастеринга демо первого альбома. Но, как по мне, даже они могли найти для себя что-то своё, любимое и сокровенно родное. Остальным же оставалось только истерически всхлипывать от восторга, услышав первые аккорды очередного обожаемого и душой и разумом хита. Ну посудите сами — когда «I Think I’m Paranoid», достойная пика сет-листа или даже биса, звучит уже второй в списке, от всех нахлынувших восторгов и сбивающегося дыхания невольно умираешь и сразу воскрешаешь несколько десятков раз уже к середине концерта. Ни один альбом группы ни остался без внимания, а факт презентации новой пластинки не перетягивал на себя одеяло, так как со «Strange Little Birds» были исполнены самые мощнейшие хиты. Так что программа этого тура, выполненная без единого провиса, вполне бы потянула на крепкий и качественный «Best Of». 

Музыка группы Garbage, всегда экспериментальная и интересная, разнообразная и многослойная, наполненная всем спектром человеческих эмоций и размышлений, неслась со сцены как шкодливый первоклассник с горки на картонке — стремительно, громко и с неподдельными эмоциями, разрывая и разбивая сердца слушателей проникновенными балладами о самых сокровенных страхах и страданиях и тут же бережно залечивая раны громогласными и вдохновляющими боевиками, которые встряхивали тебя как тряпичную куклу и буквально вынуждали разбудить в себе настоящего бойца. 

Что же касается композиций с нового альбома, то невозможно вспоминать об их исполнении без трясущихся рук, кома в горле и предательски подступающих слёз и щипания в носу. Всегда и без того искренние и невозможно глубокие Garbage в «Strange Little Birds» просто выше головы прыгнули в плане преподносимых на суд зрителя личностных переживаний и дум. Если раньше они разрывали грудную клетку и выставляли напоказ всё то, что кровоточит внутри, то в этом же альбоме они просто взяли, вырвали собственное сердце и положили его на серебряный поднос на всеобщее обозрение. Поэтому живое исполнение работ с крайней пластинки — это какое-то невообразимо трогательное обнажение собственных страданий и страхов. 

Всегда воинственная, будто с плаката «We can do it!», Ширли стоит перед тобой такая открытая, живая, настоящая, ранимая, откровенно рассказывающая всё то, что наболело, и ждущая, как ты отреагируешь на это: поймёшь её или растопчешь всё то, что она выложила перед тобой без купюр. И ты лишь стоишь заворожённый этим глубочайшим, сильнейшим и искренним голосом, боясь даже пошевелиться, чтобы не разрушить всю эту невероятной красоты магию, просто не понимая того, как можно её не понять. Но уже через секунду приходится смахивать проступившие слёзы, потому что наступает время как в последний раз отрываться под забойный любимый хит. 

В этом вся Ширли — необъятный колодец противоречащих эмоций и вроде бы несочетаемых чувств. Женщина-оксюморон, полная грустной радости и радостной грусти, невыносимой любви и светлой боли, разрушающих стремлений и возвышающих страданий, и сочетающая в себе непростительную сексуальность и неземную нежность, как, собственно, и всё творчество Garbage. 

Бесконечно прекрасная и обаятельная, энергичная и сумасшедшая, великолепная, шикарная... Боже, да вы и сами знаете, что всех прилагательных мира не хватит, чтобы достойно её описать. Она скакала как заведённая и грациозно выплясывала с микрофонной стойкой, выпадала к первым рядам с пронзительным взглядом, будто направленным ко всем и каждому (такой редкий и прекрасный дар настоящих артистов — заставлять каждого думать, что смотрят именно на него), после чего могла начать чуть ли не рвать на себе футболку или упасть на сцену, будто поражённая вражеской пулей, чтобы продолжить петь ползая на собственных коленях или распластавшись по поверхности.

Отдельно хочется поговорить о диалогах Ширли с залом. Потому что раскрывала душу и разум она не только во время исполнения композиций, но и в перерывах. Вся группа и в особенности сама Ширли являются личностями с очень чёткой и острой политической и социальной позицией, поэтому лишь вопросом времени было то, когда эта тема поднимется в доносившихся со сцены речах. 

Ждать пришлось недолго, и буквально через пару песен, в первом разговоре со зрителями, Мэнсон всё же заговорила о недавних американских выборах. Со сцены не посыпались проклятия и агитационные выкрики, нет. Ширли просто рассказала о том, что какое-то время они были, мягко говоря, в шоке, но это жизнь, с этим ничего не поделаешь, а главное — это быть добрым, искренним, понимающим и терпимым, что они и будут делать несмотря ни на что. 

Все эти политические разговоры — скользкая дорожка, но ораторское искусство Ширли её не подвело, так что она грамотно, не перегнув при этом палку, смогла высказаться о так волнующей её теме, сказав о действительно самом главном, без ненужной агрессии. После этого монолога она посвятила ЛГБТ-сообществу, конечно же, «Sex Is Not the Enemy». Накануне в Санкт-Петербурге, как передали очевидцы, в выражении эмоций она была более непреклонна и стандартно прямолинейна, но, видимо, что-то (может быть, любовь к России и понимание того, насколько для нас больна вся эта тема) повлияло на её речи. 

Ширли много рассуждала о том, что иногда правда не понимает, почему люди их любят (перед «Why Do You Love Me», что логично), после чего хотелось запрыгнуть на сцену и дать этой глупой женщине лёгкую затрещину (что значит за что мы их любим, с ума сошла?), и что странно, что мы все чувствуем такую связь. 

Не обошлось и без множества воспоминаний и наблюдений о России, конечно же. Песня «Night Drive Loneliness» с нового альбома была написана под впечатлением от письма российской поклонницы из Нижнего Новгорода, о чём и вспомнила Ширли. Это откровенное письмо и подарило лейтмотив и песне и, возможно, всему альбому. «We can’t be right, we can’t be fixed all the time...», — рассуждала Мэнсон перед исполнением трека, в очередной раз выставляя напоказ все те переживания и боль, которые они заключили в альбом.

Перед «Cherry Lips» же Ширли сбавила градус меланхолии и выдала бронебойную великолепную речь о том, что как же её бесит всё то, во что превратилось наше современное общество, со всем этим нездоровым отношением к человеческим телам и слепым поклонением персонам а-ля Ким Кардашьян. Браво же. Ширли говорила обо всём этом с такой невозможной открытостью и нежно-агрессивным трепетом, так искренне переживая каждое слово, иногда сбиваясь от переизбытка нахлынувших чувств и, казалось бы, готовых проступить слёз, что лично мне самой хотелось заплакать как минимум из-за этого. А её милый эмоциональный шотландский акцент, придающий ей ещё больше шарма, хотя, казалось бы, это просто невозможно! 

Что касается публики, то, как уже и упоминалось, она была очень доброжелательной и ну совершенно неконфликтной. Лишь один раз с моей стороны особо громкая парочка яростно пыталась прорваться вперёд со стаканами наперевес и криками «Пустите уже 17 лет беременных от Ширли», но у меня этот момент вызвал только улыбку. Чего люди только в любовных порывах не делают же. И всё это, конечно же, здорово и приятно, но... Чересчур. Ровный строй фанатов, разумеется, будто по бумажке подпевал всем главным хитам группы, но вот активности же как-то всё равно не хватило. Нет, никто не бросит убивать друг друга в слэме и прыгать по чужим головам, но ведь и как-то шевелиться никто не запрещал. Видимо, настроения меланхоличные настолько разморили пришедших, что даже в моменты, когда можно было бы и чуть-чуть посходить с ума, дать волю эмоциям и пуститься в пляс, особо никто этого не делал. Ну товарищи, ну стыдно же, напротив вас Ширли чуть ли не на собственных руках ходит, а вы боитесь хотя бы немного попрыгать и с недоумением смотрите на тех редких соседей, которые позволяют себе немного потерять контроль. Нехорошо это. 

«Be safe. Be good... But not too good!». Такое наставление дала нам Ширли, задорно подмигивая и улыбаясь после очередного потока признаний в любви и благодарностей, за которым прозвучала финальная «#1 Crush». И после 22-х песен и почти целых двух часов (вот как нужно концерты отрабатывать) великолепной отдачи Garbage покинули нас, фанатов, которые от переизбытка всего, что можно и нельзя, даже не сразу поняли, что всё, к сожалению, закончилось. Среди счастливых и немного потерянных, снующих по опустевшему залу зрителей нашёлся один (особо подвыпивший, разумеется), который сумел очень тонко и лаконично описать эмоциональное состояние, навалившееся на добрую половину зала, звучным басом громко пропев: «I AM SOOO EMPTY». Мы знаем, юноша, знаем. Ведь мы все тоже. Ну, кроме тех, кто радостно предвкушал второй московский концерт. Но на них, я думаю, на следующий день чувство фрустрации навалилось вдвойне. «This is the noise that keeps me awake, my head explodes and my body aches».

Garbage в очередной раз доказали, что не все уважаемые и долгоиграющие группы только и могут, что пользоваться своими старыми заслугами и выезжать на пафосе и величии; что существуют эмоции, которые нельзя передать словами, как бы красноречив ты ни был; что можно любить весь мир и не терять надежду научить всех остальных делать точно так же. Поэтому сказать, что все мы уже ждем их скорейшего возвращения, это ничего не сказать. 

Garbage. Заставляют вечно разбитые и истерзанные меломанские сердца склеиваться и биться в ритме... Да просто биться. 

Сет-лист:

1. Supervixen

2. I Think I’m Paranoid

3. Stupid Girl

4. Automatic Systematic Habit

5. Blood for Poppies

6. The Trick Is to Keep Breathing

7. Sex Is Not the Enemy

8. Blackout

9. Magnetized

10. Special

11. Shut Your Mouth

12. Even Though Our Love Is Doomed

13. Why Do You Love Me

14. Night Drive Loneliness

15. Bleed Like Me

16. Cherry Lips (Go Baby Go!)

17. Vow 

18. Only Happy When It Rains

19. Push It

Encore:

20. Sometimes

21. Empty

22. #1 Crush

Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace Garbage, 17 ноября, YotaSpace, фото: Наталья Родина, Елена Тимофеева для YotaSpace
Рассказать друзьям

Другие репортажи

Рекомендуем