Промо

Blossoms, 28 января, YotaSpace

28 января в клубе YotaSpace выступили Blossoms
   кимакима 
Анастасия Калинина Анастасия Калинина
Blossoms, 28 января, YotaSpace

Великобритания. Инди. Манчестер. Нужно ли продолжать ассоциативный ряд? Навряд ли. Вы ведь и так всё и про всех знаете и наверняка уже это сделали. Казалось бы, Blossoms — это всего лишь очередная команда с худощавыми и долговязыми, иногда напоминающими девчонок, мальчуганами, преследующая в своём творчестве типичный манкунианский флёр и звучание, и так типично взявшая название в честь любимого бара. Но нет. Ещё даже до выхода дебютного (и пока единственного) альбома Blossoms успели откатать и солдаутные туры, и выступить на разогреве у самих The Stone Roses, которые записали молодую группу в состав своих любимцев, и взыскать славу далеко за пределами родного города. Их с головы до ног обласкали и NME, и Rolling Stone, да и кто вообще этого только не сделал — даже самое ленивое и еле держащееся на плаву музыкальное издание хоть раз упомянуло их на своих страницах, вешая на группу кричащие ярлыки в духе «новые символы Манчестера» и «надежда всея бритпопа». Нехилая заявка на победу. Так что же в них такого? 28 января московской публике представилась возможность узнать ответ на этот вопрос и оценить восходящих звёзд британского инди-рока.

Под звуки разогрева, которым стала группа КимаКима, YotaSpace очень медленно и лениво заполнялся разномастными зрителями. В зал, половина которого была заранее заботливо завешана чёрным огромным полотном, чтобы, видимо, не так сильно давить на психику молодых артистов наличием свободных мест в зале (на Родине-то уже солдауты, а к хорошему привыкаешь быстро), стекались все — от несовершеннолетних барышень, играющих в ладушки (я не шучу), до семейных пар среднего и старшего возраста. 

Зал можно было поделить на 3 категории, которые частенько пересекались — плотный косяк сбившихся к ограждению фанатов; люди, в глазах которых читался вопрос «что я здесь делаю?»; ну и, разумеется, старые-добрые представители того пласта населения, для которых запах барного виски важнее происходящего на сцене. 

Саппорт, возглавляемый очень милой вокалисткой Кирой Малыгиной, играл душевный поп-рок с такими же душевными текстами, которым некоторые уже собравшиеся умудрялись даже подпевать. Популярность и поклонники в своей нише? Возможно. Тексты песен, транслируемые на экраны по бокам? Скорее всего. Особенно бурно зал отреагировал на песню «Настя». Странная какая-то тенденция у отечественных команд относительно этого имени, особенно вспоминая недавний одноимённый трек группы Моя Мишель. Как мёдом намазано, не иначе. 

Сыграв небольшой сет, КимаКима покинули сцену, оставив зал наполняться женскими гормонами, прибывающими под аккомпанемент тихо играющих на фоне Arcade Fire, которых в этой стране мы услышим только вот так, в записи. Несмотря на количество народа в зале и факт, что небольшая, но бойкая группа фанатов даже устроила музыкантам тёплый приём за стенами клуба ещё при приезде, было достаточно тяжело судить о реальном количестве и качестве поклонников молодой формации, но стоило виновникам торжества явить свои неотягощённые ни одной морщиной лица, как минимум вопросы о качестве сошли на нет. Так что уж что-что, а дело голосистых как никто другой инди-фанаток действительно живёт и процветает — последний раз с такой неистовой яростью пробить мои барабанные перепонки пытались поклонницы не кого бы там, а самого Брендона Ури, а это, знаете ли, действительно показатель. 

Иногда кажется, что существует какая-то закрытая школа благородных фанаток инди-рока, одним из критериев поступления в которую является какой-то определённый уровень звукового диапазона — голосовые способности некоторых барышень иногда действительно достойны наивысшей похвалы. Попав в самый эпицентр отъявленных любителей молодых гостей, я не смогла скрыть удивления и полезших на лоб глаз — уровень шума был такой, что беруши грозили вывалиться из ушей, а все стаканы в баре — разлететься на куски. Будто молодой Моррисси рубашку снимал, будто Oasis вышли на растерзание Небворта... ну нет, последнее, конечно, перебор, но это было очень и очень громко, и это несмотря на то, что по-настоящему ярых поклонников, которые старались приблизиться к сцене совсем вплотную, было не так уж и много. Качество снова победило количество. 

Начав с «At Most a Kiss», британцы начали откатывать свой немногочисленный материал. И, казалось бы, ничего инновационного, да и вообще нового, в звуках и образах, доносящихся со сцены, не было, но тем не менее всё это не смотрелось и не слушалось как пародия и карикатура на уже существующие команды или же как их откровенное копирование. Творчество Blossoms можно назвать хорошим и толковым примером того, как можно грамотно впитать наследие легендарных и не очень команд и достойно продолжить их дело. Можно разбирать их музыку и в каждом из треков находить момент «а вот это уже было у bandname», но почему-то всё равно будет казаться, что это они просто вдохновились. Хотя иногда и попадаются совсем уж спорные моменты — к примеру, если включить неподкованному слушателю песню «Blown Rose», то ему может показаться, что «а это вот та самая песня группы R.E.M.?». Будем считать это доказательством того, что Blossoms расширили границы своих вдохновителей за пределы Манчестера. 

Иногда, чтобы удержать жанр на плаву, нужно просто хотя бы качественно поддерживать его жизнь чем-то привычным, без изысков или экспериментов. А вообще, быть может, британцы берут своей молодостью и скромностью, пока ещё не испорченными известностью и жестоким миром шоу-бизнеса (согласитесь, на неизбалованные и непафосные команды и смотреть приятнее). Тем более стоит сказать, что для команды, которая сыграла свой первый официальный концерт всего 4 года назад, в плане техничности держались они очень и очень даже достойно — инструменты держали уверенно и управляли ими виртуозно, с высоким уровнем профессионализма. Правда иногда невольно да пробегала мысль о том, что стоит им выработать свой стиль или же внести какие-нибудь персональные фишки, и вот именно тогда цены им вообще не будет. 

После трека «Across the Moor», товарищи оставили вокалиста команды, Тома Огдела, наедине с толпой и акустикой наперевес. «Misery» и «My Favourite Room» были исполнены им в одиночку. Неумелые и неловкие танцы Тома в чём-то напоминали танцы его тёзки и старшего коллеги по цеху, самого Тома Йорка. Правда, если в случае с Йорком некая несуразность и неумелость — это всё же стиль, Огден же отличался именно подростковой скромностью. 

Во время второго трека зал устроил достаточно банальный, но всегда верно срабатывающий флешмоб с фонариками, который предельно растрогал вокалиста, поспешившего позвать коллег по группе поскорее сфотографировать это великолепие. В этот момент значительно растопился градус и всей толпы — всё большее количество пришедших начало подпевать и устраивать массовые скандирования всего, начиная от «we love you» и заканчивая чем похуже, заставляя молодого британца искренне обалдевать от того, что эти люди могут быть настолько громкими, и он может управлять этим стройным хором как заправский дирижёр.

Одна из особенностей любых живых выступлений — утяжеление исполняемого материала. Правда, как и в любом другом правиле, здесь есть исключения, и под него частенько попадают именно инди-исполнители, которые иногда грешат тем, что живьём становятся немного легче и из-за этого теряют привычный слушателям ритм (ярый пример этого — группа White Lies, которая при исполнении альбома «Big Tv» замедляет композиции настолько, что они теряют весь свой космический шарм, который завораживает при прослушивании альбома в записи). В случае с Blossoms, впрочем, этого не произошло, и композиции звучали так же бодро и насыщенно, как и в студийной версии, а вот ближе к концу выступления же почувствовалось и то самое утяжеление. Даже те, кому до этого было скучно/легко и далее по списку, смогли поймать настроение и наконец раскачаться, потому что уж британцы явно раскочегарились. Та же «Polka Dot Bones» живьём прозвучала как настоящая мощная стадионная композиция с очень насыщенными и действительно качающими ударными. Кто бы вообще мог подумать, что сегодня у нас, как говорится, «вжарят рок-н-ролл в этой дыре». 

Впрочем, разошлись британцы не только в музыкальном плане, но и в общении, и в поведении — скромность и неуверенность испарялась из них как из подростков, принимающих на грудь в углу школьной дискотеки. И вот уже Том в запале не стесняется падать на пол на фоне сердечек, которые спешили делать руками обитатели первых рядов. «We’ll definitely be back soon», — выдал Огден, и зал истерически забился под финальную песню вечера, главный хит группы «Charlemagne». Действительно истерически — вслед за группой осмелели и люди в зале. Подпевали все, кто знал слова, хотя, кажется, даже и те, кто не знал, а уж в адские пляски, приминающие пол клуба, свой вклад внесли точно все без исключения. 

Биса не последовало, а суммарное нахождение группы на сцене не превысило часа, но предлагаю простить этот факт ребятишкам — молодо-зелено, натренируются ещё давать концерты с продолжительностью как у совсем взрослых. Да и вообще, с учётом того, что расширенная версия пока единственного альбома Blossoms включает в себя 22 трека, можно сказать, что они сыграли практически весь свой материал. 

Что имеем в итоге? Приятный концерт приятной команды в лучших традициях чистого британского инди — с приятным и совсем не тяготящим послевкусием и ощущением лёгкости в ногах и мыслях. Почему-то сразу вспоминается цитата из фильма «Почти знаменит»: «Ничего не воспринимайте всерьёз, тогда и больно не будет. А раз не будет больно, значит, вам всегда будет весело. А если вам станет одиноко, просто пойдите в магазин пластинок и навестите своих друзей». 

Кстати, теперь совершенно ясно, почему Blossoms с руками и ногами отрывают все летние фестивали — именно такие группы идеально смотрятся в чистом поле на фоне летнего закатного солнца. Классическая картина, которая достойна перерождения для каждого нового поколения слушателей. Может быть, на истинную надежду брит-попа, которая приподнимет немного запылившееся знамя и снова превознесёт жанр до недостижимых небес, Blossoms пока и не тянут, но ключевое слово здесь именно «пока», потому что у них явно есть все задатки и данные, чтобы этой самой надеждой стать. 

Молодость, желание, профессионализм, мудрые и достойные примеры для подражания — всё это является отличной отработанной поколениями музыкантов базой для того, чтобы ухватить свою звезду с неба. Так что, чую я, что свою порцию бюстгальтеров на микрофоне эти пацаны ещё явно получат. Ведь надежду брит-попа вполне можно и подождать, согласитесь же? А то, может, нам ещё предстоит ностальгически вспоминать о первом концерте Blossoms в России, когда они будут собирать Уэмбли. Ну а кто знает?

Сет-лист:

1. At Most a Kiss

2. Blow

3. Cut Me and I’ll Bleed

4. Getaway

5. Blown Rose

6. Fourteen

7. Smashed Pianos

8. Honey Sweet

9. Across the Moor

10. Misery

11. My Favourite Room

12. Texia

13. Polka Dot Bones

14. Deep Grass

15. Charlemagne

Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Blossoms, 28 января, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина
Рассказать друзьям