Промо

Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace

15 марта в московском клубе YotaSpace выступили Suicide Silence
  
Анастасия Калинина Анастасия Калинина
Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace

«I will break you before I break myself,

Such a waste of time, of space, of life.

And I will destroy you before I destroy myself,

Instinctively you’ll learn to love yourself».

Все наши жизненные проблемы, фрустрации и прочие депривации от завышенных запросов и ожиданий. Факт. И нет, это не какая-то дилетантская статейка о психоанализе в домашних условиях, мы правда будем говорить о прошедшем недавно московском концерте группы Suicide Silence. 

Дело в том, что, видимо, уровень ожидания у большинства пришедших в этот вечер в клуб YotaSpace зрителей был низок настолько, что смог вызвать тот самый противоположный эффект. Словно ситуация из детства, когда мама заставляет тебя съесть какую-то, казалось бы, гадость, а в итоге тебя от неё и за уши оттащить нельзя. Любовь, как говорится, нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь. 

Не мне рассказывать dам биографию Suicide Silence со всеми её взлётами, падениями и, разумеется, трагической смертью первого вокалиста группы, Митча Лакера. Казалось бы, группа уже пережила свой главный переломный период во время прихода в группу нового фронтмена, Эдди Эрмиды из All Shall Perish, но не тут-то было, потому что выпуск пятого полноформатника команды, получившего одноименное название, вызвал в фанатских рядах ещё больший резонанс. После сообщения о том, что на новой пластинке будет превалировать чистый вокал, и выпуска первого сингла на группу полилось невообразимое количество критики и недовольства. Хотя, говоря точнее, это было похоже уже на настоящую травлю — фанаты, если их можно так назвать, заваливали социальные сети группы гневными комментариями, подписывали, представьте себе, петиции, чтобы звукозаписывающая компания сняла альбом с производства, а после выпуска песни «Doris» у группы даже появился свой персональный интернет-мем «tehee». 

А поплатились парни за то, что резко изменили стиль в сторону достаточно олдскульного ню-метала, на котором они и росли — альбом впитал в себя влияние групп типа Deftones, KoЯn и далее по списку, а продюсером альбома стал сам Росс Робинсон. Слушатели поделились на два лагеря — лагерь «ню-метал мёртв, дайте мне дэткор» и лагерь «вам что, дэткора мало, пускай пацаны играют что хотят». 

Однако пока сферические дэткорщики рассуждали о том, что Робинсон, видите ли, не умеет продюсировать альбомы, звук на записи никуда не годится, а вокал Эдди ужасен, Suicide Silence не унывали, а даже наоборот, казалось бы, лишь посмеивались от того, какие горячие споры и полярные мнения вызвала их новая запись. В клипе на песню «Dying in a Red Room» они и вовсе высмеяли тот самый мем tehee. 

Несмотря на все эти непрекращающиеся споры и взрывающиеся головы фанатов, никто не мог и подумать, что зрители устроят концерту настоящий бойкот — новые записи любой команды вызывают недовольства определённого количества поклонников, но ходить-то на живые выступления они всё равно ходят, хотя бы ради старого материала. 

Буквально за сутки до концерта стало ясно, что это действительно бойкот, а дела совсем плохи. Настолько плохи, что организаторы объявили о том, что на входе будет происходить аттракцион невиданной щедрости, и по одному билету смогут пройти два человека. Разумеется, после этого сообщения недавние ярые ненавистники нового творчества внезапно это самое творчество полюбили, но даже такой финт ушами ситуацию не спас. Никогда я ещё не видела YotaSpace настолько пустым. Даже за время выступления целых двух групп разогрева в лице Enemy Crucifixion и Keep Us From ситуация не изменилась в лучшую сторону — в итоге клуб явно не был заполнен даже на треть.

 Да и присутствующие были достаточно аморфными и расслабленными — как бы ни старался и тот и другой саппорт, раскачать «толпу» у них почти совсем не получилось. Даже кавер на «Forever» от всеми любимых As I Lay Dying, который исполнила вторая группа, особого восторга не вызвал. Казалось бы, вечер этот ждёт полный провал. 

И тут как раз сработало то, что никто ничего не ждал, ведь даже те редкие индивиды, которые новый альбом защищали, не ожидали от выступления ничего экстраординарного. Как оказалось, зря. Как только виновники торжества вышли на сцену, то, мягко говоря, обомлели все. Потому что Suicide Silence буквально с первой секунды доказали то, что для ураганного шоу совсем не нужны безумные декорации и дым с огнём со всех сторон. Да и зачем что-то лишнее, если единственное, от чего нельзя оторвать взгляд, это музыканты? 

Сказать, что на сцене происходило какое-то неистовое безумие, так это вообще ничего не сказать. В контексте концертов и описания всего происходящего на сцене безумие  — это когда тот или иной музыкант бешено скачет по сцене, залихватски запрыгивает на усилители и вскидывает гитары. Нет, и такое тоже было, разумеется, но вместо стандартной показушной напыщенности в воздухе чувствовалось безумие именно в истинном и первородном значении этого слова. Безумие с большой буквы Б. 

Создавалось ощущение, что все до единого музыканты сходили с ума в этот самый момент. Будто бы концерт был одним большим путешествием из пункта «нормальность и спокойствие» до пункта «шизофрения и панический кошмар». До пункта полного невозврата. Как приходишь в театр и наблюдаешь за тем, как актёры раскрывают полный жизненный путь своего героя, так и здесь можно было ощутить, что тебе рассказывают полноценную историю со своим началом и концом. 

Атмосфера, царящая на новом альбоме группы, грамотно захватила и треки с предыдущих полноформатных работ, придавая всему сет-листу чувство законченности и целостности, несмотря на то, что охватил он все альбомы команды. Вишенкой на торте из коржей безумия и начинки неадекватности был, конечно же, Эдди Эрмида. Пока его братья по оружию убивались о барабанную установку и падали с гитарами вниз головой, чтобы полупить ладошками собственные педальки и поёрзать струнами по колонкам, Эрмида скакал по сцене подобно музыкальной реинкарнации Билли Миллигана — за считанные секунды он переходил от одной эмоции к другой, будто бы в его голове действительно сидит не один десяток личностей, каждая из которых стремится выбраться наружу, грубо расталкивая при этом всех остальных. 

Рычащий агрессивный Эдди через мгновение становился замкнутым и потерянным, истерически шепча себе что-то под нос, а после того, как музыкант пропрыгал через всю сцену аки белый кролик из «Алисы в стране чудес», он так же резко мог свалиться на пол, схватив голову как в приступе мигрени, чуть ли не вырывая из неё при этом волосы клоками. Несмотря на весь этот комплекс физических упражнений, Эрмида и не забывал, собственно, о главном, а именно о вокале — он прекрасно справлялся как с партиями экстремальными, так и чистыми, не посрамив тем самым славные имена ню-метальных фронтменов, чьими приёмами и техниками он вдохновлялся. 

Иногда казалось, что живьём он звучит даже мощнее и чище, чем на записи, что приносило тому же новому альбому значительный такой плюс. В перерывах между треками Эдди не говорил всякой банальщины, не рассуждал о новом звучании и ни за что не оправдывался — он говорил лишь о том, о чём считал нужным: о посыле звучащих треков, о том, что мы должны поддерживать свою сцену и своих музыкантов, о своём приходе в группу, о преданности их и их настоящих поклонников. Не забывая при этом улыбаться во все 33 зуба и искренне хвалить и благодарить всех пришедших. 

Чёрт возьми, он и правда был таким настоящим и говорил с таким вдохновением, будто бы был мальчишкой, который только начал свой творческий путь и полон идеалов и надежд. Сумасшедшей энергетике и отдаче зал отвечал взаимностью — несмотря на то, насколько плачевной была ситуация с количеством зрителей, отрабатывали они и за себя и за тех, кто не пришёл. Старые-добрые треки, под которые поднимались средние пальцы (разумеется, «Fuck Everything») и устраивались мощные стены смерти («Disengage»), чётко скандировались залом, но и, на удивление, новые песни встретили вполне себе тепло, никого не освистали и не забукали.

Казалось бы, градус безумия повышать было уже некуда, но на «Hold Me Up, Hold Me Down» все пошли уже в окончательный разнос. Перед финальным треком, которым стала «You Only Live Once», Эдди сказал, что они не будут уходить за сцену и заставлять нас звать их обратно. «Нахр*н эту фигню. Всё, что есть у нас, мы отдаём вам прямо сейчас». В середине трека Эрмида ушёл в народ, повиснув на ограде и обнимаясь со всеми первыми рядами. И именно в этот момент, когда Эдди оказался рядом со мной, мокрый насквозь и трясущийся как осенний лист, я окончательно и бесповоротно поверила и альбому, и всем музыкантам, и вообще всему тому, что в этот вечер было на сцене. Просто потому, что я взглянула в глаза этому человеку. Глаза эти были настолько обезумевшими и ошалевшими, что, казалось, он просто не осознаёт происходящее вокруг и вообще даже не помнит, как его зовут. 

Человек вывернул себя наизнанку, вытряхнул зрителям всё, что есть, и завернулся обратно. «— Эдди, может нам помочь тебе забраться обратно? — О нет, я хочу посмотреть всё отсюда». После же стал происходить какой-то форменный беспредел — гитарист Крис Гарза и барабанщик Алекс Лопес, подстрекаемые Хермидой, стали играть в бейсбол огрызком гитары, которую Гарза начал уничтожать ещё на предыдущем треке, и остатками ударной установки, которую успели полупить все участники группы. Помните вечные шуточки о том, что музыканты ещё бы гитары с барабанами в толпу бросали? Ну так вот это не шуточки больше. И если кто-то ушёл домой с небольшим кусочком гитары, то после в центре зала народ по-братски так делил между собой остатки барабанной бочки, пока музыканты раздавали со сцены последние «дай пять», а все, от зрителей до журналистов и фотографов, радостно обнимались. «Театр закрывается, нас всех тошнит». От переизбытка эмоций, только и всего. Просто так хорошо, что аж плохо. Хотя нет, так хорошо, что всё же хорошо.

Все как один (за редким исключением, конечно же, не исключаю того, что нашлись индивиды, которые настолько вгрызлись в мысль о том, что раз группа заиграла что-то новое, то она не может делать это хорошо и качественно, что эта самая мысль в итоге помешала им проникнуться всей искренностью прошедшего шоу и, тем самым, даже не дала шанса изменить первоначальное мнение) выходили из зала в приятном шоке и удивлении, а вокруг только и доносились что фразы типа: «Чёрт возьми, это было великолепно» и «Вот я дурак, как же был неправ, что ничего хорошего не ждал». Люди на улице нервно перекуривали всё это дело, а со всех сторон не было слышно ничего, кроме положительных комментариев, эмоций и полных удовлетворения улюлюканий. Хотя и ругались тоже. На тех, кто бурчал о том, что «Суисайды без Митча не торт» и всё вообще тлен, и в итоге отказались идти на концерт. Но что скажешь, кусать локти теперь им, и нашей вины в этом нет. Казалось бы непримечательное в перспективе шоу смогло удивить даже бывалых концертных завсегдатаев, которые были в таком восторге, будто бы и не видели уже всё и всех, а что уж говорить об остальных.

Что же касается всех этих рассуждений относительно жанровой составляющей и споров о том, когда трава была зеленее... Вот скажите, а чем нас ещё не накормили по самые гланды? Даже самые ярые музыкальные гики на свете с самыми широкими музыкальными пристрастиями не убедят сейчас никого в том, что свежего и нового ещё пруд пруди. Вообще, если говорить серьёзно так и по-взрослому, в культурологии даже есть несколько основополагающих классических теорий о цикличности культуры (такие товарищи, как Данилевский, Шпенглер и Тойнби про это всё дело рассуждали), и, если все эти теории очень сильно так обобщить и сократить, то смысл в том, что любая культура обречена на увядание и гибель. 

Получается, культура должна умереть, чтобы снова возродиться. И, как по мне, мы сейчас на похожей грани находимся — что-то явно должно произойти, чтобы перезапустить культуру, творчество, всё это. Ведь нас всех сейчас действительно уже ничем не удивить — мы видели и слышали всё, что можно и нельзя, и нужно и не нужно. Любые наши изощрённые вкусы и запросы тотчас удовлетворялись, да так, что и эти самые запросы уже перестали блистать новизной и креативностью — мы уже просто даже не знаем, чего нам хочется и чего нам просить. И неясно, сколько это продлится и что же будет дальше, но вот что нам действительно нужно, притом вне зависимости от того, в состояния расцвета или увядания культура находится — это честные артисты, которые делают что хотят, как хотят и ловят от этого такой кайф, что на них смотришь и вдохновляешься, кем бы ты ни был, музыкантом или любым другим артистом, или же вообще далёким от этого мира офисным клерком.

А что при этом играют эти самые честные артисты — «мазафаку», дроун, вичхауз, даркджаз, да что угодно, хоть блэк-метал на балалайках или дарквейв на деревянных ложках, вот вообще неважно. И всё это на своём примере Suicide Silence и доказали. Что будет с ними дальше, вернутся ли они к старому звучанию, либо же продолжат развиваться по новому вектору, покажет время, но, пока они будут делать то, что хотят сами, что бы им ни твердила общественность, я за них совершенно спокойна. Новый альбом неидеален, но присутствующая в нём правильная «сырость» и эмоциональный нерв, смешанные с явным уважением к отцам и истокам жанра, доказывают, что, если Suicide Silence исправят некоторые ошибки и доведут до ума всё то, что начали, нас, быть может, даже ждёт ню-метал ривайвл. 

Сет-лист:

1. Doris

2. No Pity For a Coward

3. Silence

4. Unanswered

5. Slaves to Substance

6. Wake Up

7. Sacred Words

8. Listen

9. Fuck Everything

10. Disengage

11. Dying in a Red Room

12. Hold Me Up, Hold Me Down

13. You Only Live Once

Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина Suicide Silence, 15 марта, YotaSpace, фото: Анастасия Калинина
Рассказать друзьям