Промо

Tuska-2017: Двадцать лет страданий

C 30 июня по 2 июля в Хельсинки состоялся юбилейный фестиваль Tuska-2017
Мария Меледяхина
Tuska-2017: Двадцать лет страданий

Двадцать лет страданий

Из клуба Tavastia в парк Кайсаниеми и вот, наконец, на теперь уже обычное место в районе Сувилахти — так рос и расширялся финский фестиваль Tuska (в переводе с финского — «боль, страдание»), который летом 2017 года сотряс Хельсинки в юбилейный, двадцатый раз.

День 1

Начался первый день с подарка от организаторов, а именно — небольшой экскурсии по территории фестиваля. Сначала мы осмотрели главную сцену Туски, а её менеджер любезно разрешил постоять за кулисами во время выступления жизнерадостных Brother Firetribe, чьи яркие мелодии стали отличным саундтреком для старта фестиваля. Далее мы прошли в зону фуд-корта, в этом году перенесённого ближе ко входу, и нам рассказали о том, почему палатка с бургерами по секрету носит имя одного из основателей фестиваля. Рядом с фуд-кортом расположились сауна (традиции!) и палатка, в которой можно было заказать сеанс баночного массажа (новинка!). Затем нам предложили осмотреть ресторан Black Dining, в этом году значительно увеличивший число посадочных мест, а также обновивший интерьер необычными железными украшениями. Окончилась экскурсия в баре зоны VIP, который тоже обзавёлся новыми декорациями в виде уже знакомых нам произведений из железа, а также огромными деревянными пентаграммами.

Wintersun фанаты встретили с огромным энтузиазмом: ещё бы, ведь меньше чем через месяц группа должна выпустить долгожданный (пять лет!) альбом «The Forest Seasons», наделавший много шума благодаря краудфандинговой кампании, а это значит, что будет сыграна новая песня (а вдруг не одна?). Кроме того, фронтмен группы Яри Мяенпяя недавно сложил с себя обязанности гитариста, чтобы больше концентрироваться на вокальных партиях, а состав Wintersun пополнился музыкантом пакистанского происхождения Асимом Сирах.

Первой песней стала новая «Awaken From The Dark Slumber (Spring)», припев которой был знаком большинству по видео и документальному фильму, приуроченным к той же кампании. Яри без гитары смотрелся на сцене непривычно, но было видно, что ему действительно комфортнее, когда мудрёные соло не мешают полностью пропускать песню через себя. Дальше мы вернулись к дебютному альбому, с которого были исполнены «Winter Madness», «Beyond the Dark Sun» и «Starchild» — как нас ещё не замело снегом? Асим, подпевая то гитаристу Теему Мянтусаари, то басисту Юкке Коскинену, бегал по сцене туда-сюда: чувствовалось, что он отлично вписался в группу! Не был забыт и второй альбом «Time I» с самой, пожалуй, эпичной композицией Wintersun «Sons Of Winter And Stars», а также монументальной философской «Time».

Следующей увиденной группой, продолжившей погружать Туску в атмосферу зимы, стали Insomnium. Они представили свой последний альбом — концептуальное полотно из сорокаминутного трека под названием «Winter’s Gate». Семь частей, мастерски сыгранные Ниило Севяненом и компанией, увлекли наш корабль в опасное морское плавание (на этой идее, собственно, и выстроен концепт альбома). Шквалы фирменного финского мелодэта сменялись моментами эмбиентного затишья с завыванием северных ветров. Отчаяние, агония, борьба как со стихией, так и с самими собой — непередаваемая гамма чувств захлестнула огромной волной. Но вот израненной бурей судно достигло берега, на котором получилось, наконец, отогреться под любимые «Change Of Heart», «Mortal Share», «Ephemeral» и «While We Sleep».

Выступление Дэвина Таунсэнда и его Devin Townsend Project заставило встряхнуться. Во-первых, замысловатые проговые композиции, так и хлещущие энергией! Во-вторых, сам Дэвин: мощный вокал от чистого до скрима, виртуозная игра на гитаре и фирменные шуточки, веселившие всю толпу! А в-третьих, появление на сцене госпожи Аннеке ван Гирсберген, одной из наиболее ярких вокалисток на метал-сцене, которая исполнила с Дэвином аж четыре композиции: «Rejoice», «Supercrush!», «Kingdom» и «Ih-Ah!».

Но вот на сцену выдвинулся танк, то бишь барабанная установка шведов Sabaton. Взрывы петард, огни до небес — шоу началось! Фронтмен Йоаким Броден был, как всегда, энергичен и разговорчив; гитаристы Крис Рёрланд и Томми Юханссон вместе с басистом Пэром Сундстрёмом, как всегда, отлично подпевали и трясли гривами, — словом, шведы были стабильно зрелищны и эффектны. К любимым хитам добавились новые песни с последнего альбома «The Last Stand», из которых с особым восторгом были встречены раскатистая «Sparta» и боевая «Winged Hussars». Сет-лист был особым образом адаптирован для Финляндии, поэтому в один момент Йоаким посмотрел в небо: «Впервые в жизни я прошу у лета снега. Нет, ты не дашь нам снега? Ну и чёрт с тобой. Talvisota!» Прощальный залп конфетти завершил официальный первый день, но наш путь лежал к клубу Virgin Oil, где вечеринка должна была продолжиться выступлениями ещё двух групп.

Первой из них стала Vorna — группа, прекрасно сочетающая в своих композициях мелодизм, симфонику и меланхоличность. Первая же песня «Tie varjoista», что значит «Путь из теней», несмотря на название, привела нас в эти самые тени, заставив проникнуться мрачной таинственной атмосферой. На композиции «Aaloista» фронтмен Веса Саловаара продемонстрировал впечатляющий переход от мощного харша к чистому вокалу — лучу солнца в царстве грусти. Увы, чарующие в студийных версиях клавиши Саку Мююрюлайнена из-за плохо отстроенного звука на первой половине сета были почти не слышны, но зато появились во второй, и с ними «Yksin», «Muisto» и «Hiljaiset rauniot» прозвучали так, как и должны были прозвучать. Выступление Vorna очень душевным по отдаче со стороны музыкантов. Хотелось верить, что те, кто не знал о группе до этого вечера, в дальнейшем уделят её творчеству более пристальное внимание.

Вторыми и последними на сцену вышли Barren Earth — объединённые идеей играть прогрессивный мелодик-дум участники Amorphis, Moonsorrow и Hamferð. Гитариста Сами Ули-Сирнио, представляющего Kreator, на сцене в этот день не было, поэтому его заменял один из друзей Barren Earth.

Нет смысла говорить об отдельных композициях, поскольку в каждой песне Barren Earth наблюдается постоянная смена ритма и настроений от озорного веселья через тревогу к возвышенным страданиям в сочетании с насыщенным гроулом и изысканно-холодным чистым вокалом. Эта музыкальная мозаика не давала скучать ни одной минуты! Сами участники тоже получали невероятное удовольствие от своей музыки: буквально проживающий каждую песню фронтмен Йоун Альдара, взрывающий воздух ударами барабанов Марко Тарвонен, самозабвенно подпевающие гитарист Янне Перттиля и басист Олли-Пекка Лайне... Не забывали музыканты и подшутить друг над другом: Янне попытался было задрать футболку Йоуна, но тот с видом оскорблённой невинности отдёрнул её и дал Янне по рукам, чтобы в следующий момент расхохотаться вместе с ним. Закончился длинный первый день в половину третьего ночи. Впереди ждал новый день и новые открытия!

День 2

Открыло второй день выступление шведов Avatarium — детища легендарного Лейфа Эдлинга из Candlemass, которое постепенно ушло от думового звучания к любопытной смеси из прога, психодела, блюза и фолка, а также старого доброго Black Sabbath. Добавьте к этому сильный, проникновенный вокал Дженни-Энн Смит, и вы поймёте, почему было так интересно услышать эту группу вживую.

Всё выступление Avatarium можно было описать одним словом: теплота. Теплота в десятках рук, хлопающих вместе с Дженни, теплота в голосах, радостно подпевающих ей. И теплота в несколько растерянных улыбках музыкантов, которые абсолютно не были готовы к такому душевному приёму.

Следующей группой второго дня стали любимцы местной публики Mokoma. Энергия и драйв в напористых трэшовых мелодиях завели толпу, заставив неистово слэмиться и без продыху трясти головами вслед за гитаристами Туомо Саикконеном и Куисмой Аалто. Беготню по сцене и прыжки басиста Сантту Хямяляйнена ограничивал только провод от его гитары, а вот вокалист Марко Аннала мог ни в чём себе не отказывать, что и делал с превеликим удовольствием. Среди мощных, убойно-серьёзных композиций нашлось место и одной несерьёзной под названием «Hei hei heinäkuu», прославляющей июль, под припев которой весь зал дружно качал ручками.

Толпа у главной сцены Туски во второй день выглядела весьма специфическим образом: большую её часть составляли поклонницы HIM, занявшие первые ряды с самого утра. Это не могло не повлиять на атмосферу выступлений других коллективов. Так, например, шведов Soilwork нельзя было упрекнуть в самоотдаче: музыканты выкладывались по полной; фронтмен Бьорн Стрид пытался увеличить сёркл-пит, вовлекая в него как можно больше людей и даже назначив главного, но, увы, меситься в центре толпы никто, кроме группы самых ярых фанатов, не пожелал.

Выступление Amorphis вызвало у толпы чуть большее оживление. Хочется верить, что подействовал не только тот факт, что это последняя перед HIM группа, но и музыка вкупе с её подачей.

Окончив тур, приуроченный к десятилетию альбома «Eclipse», группа вновь обратила своё внимание на последнее творение «Under The Red Cloud», вернув в сет-лист его наиболее хитовые композиции, а также сменив задник, теперь представляющий из себя не просто обложку альбома, а выполненный по её мотивам. Произошли изменения и в составе группы: проводив басиста Никласа Этелявуори, Amorphis вернули в свои ряды «ветерана» Олли-Пекку Лайне.

Стабильность Amorphis во второй день можно было сравнить со стабильностью Sabaton в первый: всё та же эмоциональность фронтмена Томи Йоутсена и его мастерский вокал, всё та же суровость гитариста Томи Коивусаари, всё те же непередаваемые выражения то ли боли, то ли удовольствия на лице клавишника Сантери Каллио, всё те же внезапные улыбки другого гитариста Эсы Холопайнена... И всё это цепляет словно в первый раз. Неспешно разворачивающаяся во всём великолепии заглавная «Under The Red Cloud», танцевальная «Sacrifice», пронзительная «Silver Bride», тёмная горькая «Hopeless Days» — и ближе к середине сета Amorphis нашли таки путь к сердцам аудитории. Но вот по-фински меланхоличная «My kantele» из раннего творчества группы сменилась боевиком «Death Of A King», и на десерт осталась всенародно любимая «House Of Sleep», припев которой пели уже все. На ней же, кстати, случилось кое-что забавное: во время затишья зрители старательно выводили строчку «You don’t know», но тут в её конце грохнули петарды, заставив вздрогнуть не только толпу, но и самого Томи.

Легендарные HIM играли на Туске в первый и последний раз: организаторы Туски решили, что юбилейный фестиваль — прекрасный повод для исправления своей ошибки, ведь недавно группа объявила о прекращении творческой деятельности и, соответственно, о своём прощальном туре. Стоит ли удивляться, что на второй день были распроданы все билеты?

Вилле сказал толпе «добрый вечер» своим фирменным баритоном, вызвав волну криков, и шоу началось. Вилле почти не общался с публикой, но при этом в его молчании не чувствовалось надменности или равнодушия; скорее, это было что-то в духе «я чертовски привлекателен, вы чертовски привлекательны, и мы все прекрасно об этом знаем, так что давайте лучше потратим время на музыку». За два часа группа исполнила все свои хиты: дерзкую «Your Sweet Six Six Six», мистическую «Resurrection», убаюкивающую «Gone With the Sin», «Join Me in Death» с её звенящими клавишами, полную страданий «The Funeral of Hearts»... Нашлось место в сет-листе и для двух каверов: «Rebel Yell» Билли Айдола и — как же без неё! — «Wicked Game» Криса Айзека.

По атмосфере выступление HIM вышло очень тёплым и душевным: а как ещё могло быть, когда вокруг в едином порыве пела вся толпа? Последней песней вечера стала тягучая «When Love And Death Embrace», допев которую, Вилле покинул сцену, оставив её на откуп остальным музыкантам. На финальных аккордах на сцене начался небольшой фейерверк, переросший в уже полноценный салют, который раскрасил вечернее небо над Туской. Что и говорить, прощание вышло запоминающимся!

День 3

Этот день получился самым расслабленным, поскольку провести его предстояло полностью у главной сцены без беготни и суеты. Кроме того, нежаркое солнце приятно обогрело нас теплом, так что получилось даже загореть.

Про финский коллектив под названием Where’s My Bible? в официальном приложении Туски никакой информации не было, так что пришлось залезть в Интернет. «Метал со вкусом рок-н-ролла и улёта» — гласило описание на официальной странице в Facebook. Ещё на глаза попалось словечко «death’n’roll», которое окончательно решило исход дела.

Парни отжигали самозабвенно, будто выступая на Туске в качестве хэдлайнера. Вокалист Юсси Матилайнен подавал всем отличный пример того, как следовало и прыгать, и бешено трясти головой, и плясать под сочные, дерзкие риффы. Грязный рок-н-ролл в чистом виде!

Следующими главную сцену сотрясли Dirkschneider, то бишь легенда пауэра Удо Диркшнайдер в компании с гитаристами Андреем Смирновым, Биллом Хадсоном, басистом Фитти Винхольдом и своим сыном Свеном Диркшнайдером на ударных. Сет-лист состоял полностью из песен Accept — отличная возможность услышать любимые хиты с классическим вокалом!

Голос Удо звучал абсолютно без изменений, по-прежнему высоко и сильно, но сам он, понятное дело, в силу возраста не особенно активничал на сцене, поручив миссию по работе с толпой Андрею и Биллу. Заводные гитарные соло и манера их исполнения, взаимодействие друг с другом, просьбы о «хэй-хэй-хэй» и солнечные улыбки привели зрителей в полнейший восторг. Из услышанных композиций особенно запомнились заводные «Midnight Mover», «Living For Tonite», сокрушительная «Fast As A Shark», восхитительная фэнтэзийная «Princess Of The Dawn», на которой пела и хлопала вся толпа, и, конечно же, нетленные «Metal Heart» и «Balls To The Walls».

Сета хэви-виолончелистов Apocalyptica мы ждали с особым нетерпением: в программе должны были быть исключительно каверы на Metallica с дебютного альбома «Plays Metallica by Four Cellos», принесшего группе известность. Ради такого дела в состав группы даже вернулся участник раннего состава — четвёртый виолончелист Антеро Маннинен.

Сочетание изысканной академичности и настоящего рок-н-рольного отрыва ввело толпу в некоторое заблуждение: внимать происходящему действу или трясти головой? И если в первой половине сета музыканты склонялись к первому варианту, сидя неподвижно, то во второй они встали и принялись крутить впечатляющие «мельницы» (Антеро и Пааво Лётьёнен, впрочем, остались сидеть). Как тут было не присоединиться? Пертту Кивилааксо, соскочивший с места первым, в экстазе валялся на полу, играя в замысловатых позах и иногда даже стуча по виолончели кулаком. Эйкка Топпинен, взяв на себя роль фронтмена, общался с публикой и много шутил (о чём, увы, было не понять).

Одним из поводов для смеха стала порванная струна — активность игры на самом деле зашкаливала! Пааво ухитрялся быть активным даже на месте: кокетничал с девушками из первых рядов, мотал головой и яростно махал смычком, призывая толпу отрываться по полной. Антеро, в отличие от других выступавший в костюме, был оплотом академичности и серьёзности, но даже на его серьёзном лице то и дело появлялась улыбка.

На некоторых композициях на сцену выходил и Микко Сирен, колдовававший за футуристического вида барабанного установкой, и тогда старые песни приобретали новое, любопытное звучание. Грозная «Master Of Puppets», романтическая «Nothing Else Matters», гипнотизирующая «Orion», редко исполняемая «Escape» — вещи были подобраны, что называется, одна к одной. Часовой сет пролетел очень быстро, закончившись пронзительным гимном миру — «One». «Вы и так знаете, о чём эта песня. Любите себя. И любите друг друга» — так сказал перед ним Эйкка.

Последней группой третьего дня и всего фестиваля стали гиганты прогрессива Mastodon, приехавшие сотрясать Туску новым альбомом «Emperor of Sand».

На сцене происходила... музыка. Никаких лишних речей, кроме коротких представлений песен, никаких лишних телодвижений — вся энергия без исключения уходила в витиеватые треки, то увлекавшие в затяжной трип, то выдиравшие из него и заставлявшие рубиться так, словно по окончанию фестиваля нас ждал конец света. Рубились, что самое интересное, не только фанаты: в какой-то момент настроение передалось и парочке техников, стоявшей за сценой! Большая часть сета была отдана композициям с уже упомянутого «Emperor of Sand», а также «Blood Mountain». Хотелось бы, конечно, услышать чуть больше песен с альбомов «Crack the Skye» и «Leviathan», но это уже личные предпочтения, потому что остаться недовольным после настолько энергичного сета было нельзя.

Трой Сандерс, Билл Кэллихер и Брент Хайндс, попрощавшись с аудиторией, покинули сцену, а вот барабанщику Брэнну Дэйлору на то, чтобы встать из-за установки, взять охапку палочек и подойти к микрофону, понадобилось чуть больше времени. И времени этого хватило на то, чтобы сорвать горло в вопле «We want more!» и настолько впечатлить Брэнна, что он посмотрел на часы и показал жестами коллегам за сценой: «Ещё одну?» И да, Туска получила награду — «Blood And Thunder»!

Юбилейная Туска удалась на славу. Хочется верить, что и дальше фестиваль в Хельсинки будет по-прежнему радовать всех любителей потяжелее, с каждым годом становясь всё лучше и лучше!

Рассказать друзьям