Промо
 Подписаться
Поделиться

"Рубеж"
2004

Адрес на RealMusic.ru
https://www.realmusic.ru/rybezh    
Описание
История группы «Рубеж» берет свое начало в 2004 году, когда лидеру группы Рожицыну Александру и барабанщику Владимиру Томову пришла идея совместного исполнения ими же написанных песен. Чуть позже к группе присоединились бас-гитарист Михаил Мигловец и соло-гитарист Денис Жебов. С тех пор группа «Рубеж» активно ведет работу над созданием собственного стиля, который можно охарактеризовать как «рок без границ» - всегда новые, свежие и неповторимые идеи развития традиционной рок музыки во всех его проявлениях и ипостасях.
Участники
Максим Беляев Менеджер
Беляшик Владелец страницы
Сайты
Пресса
Есть
История
Самая «правдивая» история основания группы «РУБЕЖ» (Записано с воспоминаний Александра Рожицына) Однажды, одним осенним утром 2004 года, я шел по заваленной листьями улице родного Сыктывкара. Это был обычный, ничем не приметный день. А что значит для меня «обычный день»? Ну, это когда в 7 часов утра звонит будильник, ты с трудом поднявшись с кровати, в темноте, ногой долго не можешь нащупать вторую тапку и, в конце концов, идешь в ванну в одной или же, вообще, босиком. Потом, включив воду и наклонившись над раковиной, долго думаешь: «Как же охота еще поспать!». Почистив зубы и умывшись, с раздражающим шарканьем по полу бредешь на кухню, открываешь холодильник и закидываешь на сковородку два куринных яйца, а сам в это время идешь в комнату, чтобы одеться. Находишь смятые джинсы где-то на полу, там же лежит и рубашка, которую уже четвертый день планируешь вечером постирать, а когда приходишь домой, положив руку на сердце, обещаешь себе, что сделаешь это завтра. Надев джинсы, вспоминаешь, что закинул жариться яйца и сладко выругавшись быстрым шагом идешь на кухню, где в сковородке уже давно готов к употреблению и ждёт тебя твой завтрак. Быстро позавтракав, закидываешь грязную посуду в мойку, которая уже с прошлого вечера завалена грязными тарелками, стаканами и прочими приборами, помогающими в употреблении пищи. После возвращаешься в комнату, надеваешь рубашку и, крутя головой по сторонам, ищешь носки, которые, ты уверен на 100%, вчера положил именно на стул или батарею у окна. Зайдя в прихожую, надеваешь старые ботинки, чистишь щеткой пальто, расчесываешь волосы и, улыбнувшись, выходишь в подъезд. Спустившись на 2 пролета вниз, вспоминаешь, что забыл взять свой мобильный телефон, часы или еще какую-нибудь мелочь. Нехотя разворачиваешься и, ворча, возвращаешься в квартиру за забытыми вещами. Укутавшись поглубже в пальто, выходишь из подъезда и неспешным шагом идешь по городу, в сторону места, где обычно проводишь рабочие будни. Ровно в 18-00 я вышел из офиса и пошел по улице, как говорили в старых сказках, куда глаза глядят. В голове как всегда крутились незаурядные мысли, строчки из старых песен, воспоминания прошедшей ночи, проведенной у кого-то в гостях, и в потоке пролетающих событий и бессмысленных действий, я набрел на идею зайти к своему брату Владимиру Томову, который, как ни странно, был в очень приподнятом настроении и обрадовался увидев меня. Сидя с ним на кухне, мы говорили на самые отвлеченные темы и пили теплый чай. Через какое-то время наступило глубокое молчание, сложилось впечатление, что все темы для разговора закончились, и мы за долгие годы знакомства, обо всём поговорили и теперь всегда будем молчать в присутствии друг друга… Через какое-то время он принес старую гитару и наиграл несколько аккордов. "Да, прикольно!" - сказал я, и попросив у Володи гитару, напел строки, которые буквально пару часов назад пришли мне в голову. Он посмеялся, попросил сыграть еще, а сам достал из под стола пластиковую бутылку и стал пальцами настукивать несложный ритм. Мы весь вечер просидели за этим занятием. Я взглянул на часы. Было уже поздно, и я остался ночевать у Вовчика. Он с сонным видом и зевая кинул мне на пол матрац, а сам лег спать на диван. Вовчик почти сразу провалился в сон, это я понял по его глубокому посапыванию. Я долго не мог уснуть на жесткой, как мне казалось, каменной подстилке, вертелся с одного бока на другой. Промучившись примерно час, встал и стал искать в кармане своего пальто блокнот, куда не редко записывал интересные мысли, пришедшие в мою голову. Нащупав в темноте блокнот и ручку, подсвечивая телефоном, начал писать новую песню. Примерно через 3 часа песня была закончена. Я назвал её «Метр семьдесят вниз». Невероятно радостный и счастливый от понимания, что только что написал новую песню, и в предвкушении того, что утром покажу её Вовану, я повернулся на бок, закрыл глаза и стал засыпать. В этот момент я чувствовал себя Кинчевым, Щевчуком и Цоем в одном лице, и в голове уже напевал мотив для этой песни. Утром я проснулся первым. Еще не успев продрать глаза, быстрым шагом пошел на кухню, чтобы исполнить новую песню, так сказать, воочию попробовать мое ночное творение. Я взял гитару и стал петь. Примерно на середине песни на кухне показалось сонное лицо Вована, который внимательно слушал и, покуривая сигарету, улыбался во весь рот. По его лучезарной улыбке было видно, что песня ему очень понравилась. Я допел песню до конца, отложил гитару в сторону и стал ждать реакции Вована. Он докурил, поставил на газовую плиту чайник и спросил: «Чья песня?». Я в недоумении от такого поворота событий стал ему рассказывать, что было в его квартире, когда он уснул, и в мельчайших подробностях рассказал историю написания песни. Он удивился. Немного помолчав, сказал: «Классная песня!». Меня перло всего изнутри от такого признания моего творчества Вованом! Вспомнив, что сегодня суббота, я обрадовался еще больше и предложил Вовану прогуляться в ближайший ларек и испить пенного напитка. Он согласился, и уже через какие-то полчаса мы стояли у пивной, пили пиво и бурно обсуждали мою новую песню. Именно в этот момент созрела идея создания музыкального коллектива, нет, я конечно думал об этом и раньше, но сейчас осознал, так сказать, понял для себя, что я хочу и в каком направлении двигаться для осуществления задуманного. Допив пиво, мы с Вованом шли по улице в сторону общежития СГУ и взахлёб выражали свои мысли по поводу создания будущей совместной музыкальной группы. На пороге общаги нас встретил наш общий друг Сажин Паша, который был уже «на веселе». Мы рассказали ему о наших идеях создания собственного коллектива, о новой песне, о том, как всё это пришло нам в голову, и ждали его реакции. Он заулыбался, и у нас сложилось такое впечатление, как будто он завис как старый компьютер, на котором открыли большое количество программ. Через какое-то время он достал из кармана пачку сигарет, закурил и произнес фразу: «Надо обсудить подробнее…», и скрылся в дверях общежития. Через пару минут он выглянул и сказал, что не смог договориться с комендантом и, что нам необходимо залезть к нему в комнату по пожарной лестнице с тыльной стороны здания общаги. Мы по пути заглянули в магазин, взяли продуктов к обеденному столу и направились в сторону заднего двора общежития. Подойдя к заветному окну, мы увидели встревоженное лицо Паши, который своеобразными жестами звал нас подниматься по лестнице к нему. Я взял покрепче пакет с продуктами в руку и немного подпрыгнул, чтобы ухватится рукой за лестницу. Она была уже очень старая и ржавая, если честно, было довольно страшно по ней подниматься на шестой этаж. Я сделал пару шагов по этой лестнице и за мной полез Вован, который кряхтя и вздыхая что-то мне говорил и смеялся. Мы проползли еще пару пролетов, и вдруг я взглянул наверх… каково же было моё удивление и немного испуг, когда я увидел смотрящего на меня сверху странного человека. В сумерках, мне показалось, что на меня смотрит какой-то дед. Лицо темное, выразительная черная борода и странный взгляд, который будто спрашивал: «А кто это лезет..?». «Наверно комендант общежития!» - подумал я, и так как терять было уже нечего, мы не придумали ничего более разумного, как продолжить наш подъём. Когда мы приблизились к заветному окну, этот незнакомый человек протянул мне руку и сказал: «Давай помогу!». Я протянул ему свою, и он помог мне забраться внутрь комнаты. От яркого света комнатной лампочки я не мог открыть глаза, только почувствовал, как вслед за мной втаскивают Вована. Мы немного отдышались и переглянулись со всеми находящимися в комнате. «Спасибо за помощь! Меня Сашик зовут...», - сказал я человеку, который помог мне взобраться. Он улыбнулся и представился: «Михаил. Всегда рад помочь карабкающимся по лестницам!». Мы обменялись рукопожатием. Затем сняли верхнюю одежду, достали из пакета продукты, накрыли на стол и стали выпивать, закусывать и, громко смеясь, рассказывать о наших приключениях. Вскоре в разговор встрял Паша, который настойчиво попросил посвятить всех в подробности задуманного. Я завел рассказ о написанной мной песне, о планах создать группу, и о том, что для этого почти всё есть. Михаил внимательно меня слушал. Долго мялся и вскоре, как бы выдавив из себя, сказал: «А Вашей начинающей группе басист, случайно, не нужен?». Я был в шоке от удивления и от представленной мне возможности найти для нашей группы бас-гитариста. «А ты умеешь играть на басу?» - спросил Вован, и похлопал по плечу Михаила. Ответ был предсказуем. На следующий день мы втроем собрались в местном клубе и стали думать о будущем нашей только что созданной группы. Определились с репертуаром, рассмотрели места для репетиционных баз, обсудили возможности с музыкальными инструментами, и встал вопрос о необходимости поиска еще одного участника группы, т.к. нужен был гитарист. Долго ломали голову над кандидатурами. Были, конечно, знакомые, даже много, кто умел играть на гитаре. Но вот, то по стилю не подходит, то по возрасту, то просто, лицом не вышел… Так, просидели мы в раздумьях несколько часов. Я уже было начал расстраиваться, как вдруг вспомнил об одном хорошем знакомом, который играл раньше в группе, Жебове Денисе. Набрал его номер, поговорил и назначил встречу. На следующий день мы всей новоиспеченной командой отправились "знакомиться" с будущим гитаристом группы. Встреча происходила в теплой дружественной обстановке, Денис был очень рад всех нас видеть и горел желанием вспомнить юность и влиться в музыкальный коллектив в роли гитариста. Через несколько дней я обзвонил всех участников группы и назначил время первой репетиции. Названия группы тогда еще не было. Мы, конечно же, рассматривали очень много вариантов, но не могли прийти к единому решению, до тех пор пока однажды на генеральной репетиции перед первым концертом ведущему потребовалось нас объявить и представить. Деваться было некуда, ситуация требовала немедленного решения. На тот момент последняя написанная мною песня была под названием Рубеж, песня хорошая и название вызывающее. Я предложил, всем понравилось. Ну, на том и порешили, быть нам на поприще отечественного рок-н-ролла рок группой «Рубеж», со своим стилем, своей философией и своим взглядом на окружающий мир.