Поэты

Давайте ребята, пройдём по векам И скличем поэтов известный всем клан. Девятнадцатый век, Санкт-Петербург, Здесь жил декабристов, хороший друг. Но не дожил он, до наших дней. Его пристрелил неизвестный злодей. На смену ему, пришёл и другой. Он здорово пел и тоже герой. Но на Кавказе был бедный убит. Мне его жалко и сердце болит. Но вот, наконец, и двадцатый век. Пал царизм, как растаявший снег. На смену пришёл деревенский певец. Но пьяному веселью пришёл же конец. Печальная лирика сжигала сердца. В «Англитере» повесили, и не стала борца. А рядом с ним жил его побратим. Работал он весело, неунывающий мим. На выступлениях своих, революцию славил. Мещанин и буржуев, стихом обезглавил. Но в одиночество своё он поверил И жизнь свою пулей измерил. Ещё один был, играл только в джазе. Ансамбль личный и жил, словно в рае. Но и пел здорово, голосом тихим. И умер таким, не кем не забытый. Потом был, какой-то Урбанский. О нём я не знаю, не вёл себя хамски. О нём очень мало написано в прессе. Вот такая жизнь в нашем прогрессе. И вот, наконец, на смену всем им, Пришёл хрипловатый, наш исполин. Играл на гитаре и пел молодцом. И слыл среди нас, молодым храбрецом. Его погубило пристрастье к спиртному. Но всё-таки хочется посвятить ему оду. В костюме Гамлета его в гроб положили. Так в Москве и похоронили. Ещё один поэт, воспевал лишь Москву И призирал с усердьем войну. Он поёт так печально, что хочется плакать. Но жив он ребята, не будем же вякать. Один из поэтов смотался в Берлин. Не мог он прижиться с властями, бог с ним. Один из евреев в Ленинграде живёт. Свои песни в стране он поёт. Но слава к нему ещё не пришла. Но песням его не будет конца. Ему аккомпанируют братика два. Неплохо играют, скажу вам друзья. Ансамбль есть, называется «Встреча». Там пел поэт: - «Я ж родом из Одессы». Но умер он братцы, три года назад. К сожалению иных, не вернуть нам назад. Но после него пришёл Шаулянский. Поёт он неважно, ведёт себя хамски. Сейчас процветают два скромных певца. В Екатеринбурге поют, поэтов там тьма. Ещё один есть, зовётся Гулько. Но до Володи ему далеко. Кажется мы, всех перечислили здесь. Пора закруглятся, пора и поесть. А кого мы забыли, в следующий раз, Не торопясь, продолжим рассказ.
Добавлено:    Изменено: 07.09.2010    260    

Комментарии