Александр Калашников Александр Калашников 
 Ростов-на-Дону
Сочинения на свободные темы. Как сюда попасть

Стихи Бумажные глава 7

27 июня 2010 г. Редакция стихов написанных в 2001 году. Автор и редактор – Савелий Котов. СОДЕРЖАНИЕ СБОРНИКА СТИХОВ: 156. Волчья история 157. О современном «искусстве» 158. Старый новый год 159. Татьянин день 160. ********* (Пройдя свой путь………) 161. Реквием по молодости 162. Гений Гоголя 163. Французская легенда 164. Пародия на к/ф «Белое солнце пустыни» 156. ВОЛЧЬЯ ИСТОРИЯ Волчица мать волчонка родила. Отец же волк в последний день охоты Порвав закона стаи удила, Покинул лес, оставив лишь заботы. По выживанию в безумии тайги. Того, кто слаб, кого не кормят ноги, Где ждут беды косматые враги, Где нет спасения на жизненной дороге. Волчонок же пока был, слаб и мал, Был, слеп пока, в тумане путь жестокий. По зову сердца свою жертву убивал. Отец оставил шрам в груди глубокий. И шли года, и выжил серый волк. В глуши тайги, по жизненным законам. Он понимал охоты славной толк, И сострадал к последним слабым стонам. Он вспоминал года минувших лет, Когда скулил и были слабы ноги, И, проживая сорок тысяч бед, Душил в зародыше никчемные тревоги! И бросила судьба в далекий край, Где только волк имеет право слова, Где жизнь все время шепчет – выбирай! Где нет волчицы ласкового зова. И возмужал наш волк в краю чужом! Он был вскормлен жестокой правдой воли! Лишь только думал, думал об одном - Чтоб распознать капкан чужой неволи. Кормили ноги волка по делам, По правде по законам волчьей стаи И отправлялся он к святым местам, И пред луною, искренно мечтая О том, чтоб волчьей стаи мирный сон Не нарушался грохотом картечи, Чтоб жизнь тайги лилася в унисон И не было кровавой адской сечи! 157. О СОВРЕМЕННОМ «ИСКУССТВЕ» Где притаился мальчик киллер, Кто наградил его ружьем? И вот о нем «халтурный триллер, Сполна напичканный враньем. Толпа невежд глотает жадно «Халтурных» сценок переплет Там нет души и слог нескладный, Тут друг поэт меня поймет. Он согласится, что искусство Будь то театр, будь «синема» Должно восполниться на чувствах А здесь же грязная сума Зеленых банковских бумажек Искусство превращает в фальшь. Мне жаль актеришек бедняжек Поверьте, очень, очень жаль! Они знакомы с классицизмом И классиков хранят своих И чтят с достойным фанатизмом Шедевры строчек дорогих. Но их порывам не пробиться Сквозь толщу тленности и сна Он людям днем и ночью снится, Но все же, чья же в том вина, Что наша жизнь – театр абсурда? Что наш театр – сплошной обман? Я обращусь к поэтам мудрым, Они мне скажут, - «Вот стакан, На дне его целебность мысли, А сверху яда пелена Ты выпей яд, затем размысли, Но пей же, пей же все до дна!» 158. СТАРЫЙ НОВЫЙ ГОД Как чудно все и снег ложится нежный Сверкая ярко, в праздничных лучах, И я, ликую с песней на устах! И улетаю в мир мечты, надежды! О, как я рад, вот новое начало! Начало новых дел, вперед друзья! Вот вам рука и преданность моя, Пусть вас обходят беды и печали! Я посвящаю стих для тех людей, В крови, которых льется человечность! Пусть Бог хранит Вас всех и мира вечность! Удачи Вам, и радостных вестей! Здоровья и хороших, добрых песен! Вперед друзья и будет все оккей! Ведь мир, он так огромен, интересен! Давай братишка, по второй налей. Как хорошо, когда ты видишь радость! Где лица улыбаются душой, Но все же новогодняя усталость, Размеренно разносит всех домой. 159. ТАТЬЯНИН ДЕНЬ Сегодня необычный день, друзья! Быть может, вы забыли, вспоминайте. Татьянин день в границе января, За них свои бокалы поднимайте! Татьяны! Обращаюсь лично к Вам, Желаю радости, любви и пониманья! И в подтвержденье этим искренним словам Вам стих слагаю с мудростью приданья! Пусть Вас святые берегут и на пути Желаю счастья, красоты и доброты! Пусть ваши ангелы помогут Вам пройти По этой жизни наши милые цветы! От сердца вас цветами я назвал, Цветите же, богини наших песен! Хочу воздвигнуть скромный пьедестал, Как с вами этот мир чудесен! 160. Пройдя свой путь, мы все поймем, Но будет поздно, боже правый! Зачем живем, зачем поем Так подскажи же, златоглавый! Направь кораблик наш сейчас, Когда живем душой и телом, Пока презрели смертный час, Пока идем по жизни смело! Ведь наших лет, такой пустяк И жутко думать - не успею! Я же желаю сделать так, Как должно быть, но я старею, Старею телом, не душой, Как трудно в старом балахоне Идти сквозь ливень грозовой И видеть солнце в небосклоне! Что ж, таковы наши права, Но нам решать, что дальше будет! И тех, кто жил ради добра Потомки наши не осудят! 161. РЕКВИЕМ ПО МОЛОДОСТИ Благие сны, благая радость Уходят в вечность, не догнать. Уходит молодости сладость, Как жаль восторг её терять! Меня пленит моя усталость И мысли просятся в минор. Гитара верная осталась И струнный плачет перебор. Унылость песни наполняет Сердца лирическим стихом. И моя сущность улетает Все дальше, думая о том, Где луч божественного света, Где же родник живой воды, Упорно я ищу ответа, А кто-то шепчет – жди беды. Людского разума затменье, Любовь людская холодна, Так ниспошли нам откровенье! У жизни возрастёт цена! Ведь гибнет все от рук вандалов! И смерти кружит хоровод! Но победит семью шакалов Единорогов славный род! 162. ГЕНИЙ ГОГОЛЯ Взойди любовь на пьедестал Там гроб и ведьма плачет. Холодных губ немой оскал Бедняге смерть назначит. У Гоголя крутой расклад Писатель был отменный! Не голова, фантазий клад Он гений неизменно! 163. ФРАНЦУЗСКАЯ ЛЕГЕНДА В старинной Франции, в далекие лета Жил – поживал гасконец молодой. Была у юноши хрустальная мечта – Он постоянно грезил лишь о той Которая была красивей всех, Но злого норова красавица была В ее душе лед безразличия и грех. В мученьях юношу несчастного вела. Он часто под окном ее стоял От сумерек до самого рассвета, Ей серенады звучные играл, Пел нежные любовные куплеты. Она же, так надменна и горда, Секундой уделит беднягу взором И исчезает как весенняя вода А юноша стоит ночным дозором. И вот однажды, под неясною луной Увидев на террасе лик, любимый, Он крикнул ей в сердцах – Постой! Не будь такой неумолимой! Не заставляй страдать, поговори, Скажи хоть слово мне в ответ, прошу я! Хоть каплю нежной ласки подари, Одной тобой живу я! Скажи, как звать тебя, богиня моих грез, Богиня мук моих, богиня вдохновенья! Ты высуши родник душевных слез. Подай надежду на счастливое спасенье! Она ответила гасконцу – Докажи Свою любовь и преданность на деле. Он ей ответил - Умоляю, укажи! Она ответила, - Ну что ж, я бы хотела Увидеть сердце матери твоей, Вот та цена, которая нужна, Чтоб быть достойным ласки и любви моей. Поник гасконец томной головой – Ведь я же не убийца, боги, боги! Прошу тебя, мой ангел дорогой! Неужто нет к тебе другой дороги? - Я все сказала – молвила она, - Свое условие менять не собираюсь Тебе ясна моя цена Ну, все, прощай, я удаляюсь. «Но боги, что же вы творцы! Не сохранили мир от преступленья Я вас не понял, мира мудрецы. Хотя куда мне, жалкому творенью. Вы уж простите глупого певца, Но матери – священные созданья На свете можно жить без подлого отца, Но без нее – не жизнь, а наказанье». Но нас легенда вдаль ведет И пред глазами преступленье, Там сын у матери берет Души последнее биенье! В туманном полусне, идя туда, Держа в руках израненное сердце С рассудком, утонувшим навсегда Несет, еще не умершее тельце. Не видя ничего, что на пути Неверный шаг и оступились ноги, Слегка забившись, собирается идти Вдруг – слышит голос на дороге – «Сынок, родной, не больно ли, мой милый, Ушибся верно, бедный мой сыночек, Но помоги мне, ангел мой единый Напиться дай, хотя б воды глоточек, То сердце говорит ему родное Что умирает на его руках, Ведь сердце матери, оно всегда живое И юноша сквозь ужасы и страх, Туманному рассудку повинуясь Сознанье начинает обретать И вот, оно совсем проснулось И он не в силах уж стоять От осознанья беспредела, От осознания того, Что только мать его жалела, Любила сердцем, лишь его! Любви на свете нет сильнее Чем материнская любовь. И нет греха в миру больнее Чем проливать родную кровь! И вот течет вода речная А он все шепчет – Я сейчас, Я вас спасу, моя родная! Последний вздох, последний взгляд… Пучина водная накрыла, Взяла его в лоно свое… И сказка страшная уплыла Куда то в пропасть, в забытье. 164. ПАРОДИЯ (по мотивам к/ф Белое солнце пустыни») Пробираясь сквозь пустыню Шел красноармеец Сухов, Он спешил к своей богине А за ним бежал Петруха Наш Петруха парень бравый, Революцией вскормленный, По мозгам чуть-чуть отсталый Но до девок одаренный. Он семь дев к себе пристроил Из восточных убеждений Свой гарем себе устроил Из любовных побуждений. В тех краях грозой пустыни Банда Абдулы скиталась Вся округа их боялась, Их боятся и поныне. Абдула был бай жестокий Дружбу вел с хромым Джавдедом, Контрабанду вел с Ахметом Через весь бескрай Востока. А теперь вас познакомлю С бывшим тамошним надзором, Он был честный, не был вором, Только имя не припомню А фамилья Верещагин Не один живет, с супругой, Водку хлещет на досуге, Но не брезгует и брагой. Выпьет чашку, не закусит, Вмиг вторую наливает, После залпом выпивает – Похмела беднягу трусит. Жаль таможника лихого, Водка губит великана, Его жизнь на дне стакана – Алкоголик, одним словом. Но оставлю я на время Верещагина с супругой, Познакомлю с новым другом Он влачит лихое бремя. Сиротою он остался. Бай Джавдед отца повесил Он с тех пор во власти мести Застрелить врага поклялся. От заката до рассвета По пескам, как ветер скачет, Он молит свою удачу, - Чтобы встретиться с Джавдедом Все его Саидом звали. Он был молод и отважен Что бедняк, так то не важно Он всегда там, где стреляли. А теперь Вас поведу я В логово, в притон басмачий. Нынче день у них удачный – Веселятся и пируют. Пару дней назад прошедших Абдула с покровом ночи, Взяв своих бродяг и прочих Караван ограбил, шедший В лагерь красных комиссаров, И оставил без резервов – Спирта, колбасы, консервов Красной армии гусаров. И теперь он веселится У себя гостей встречает Всех кумысом угощает И удачею гордится. А в гостях Джавдед с Ахметом, Поздравляют атамана Думы славят из Корана И дают свои советы, - «Абдула, послушай дело», - Говорит Ахмет вставая, Свое пойло допивая. – «Что тебе, не надоело Мелкотою заниматься Ты же воин, Абдула И душа твоя смела! Так зачем тебе скитаться? Чести мало в том набеге Время мести уж настало Атаману не пристало Грабить красные телеги». «Я согласен, друг Ахмет, Проку мало в тех делах Надо думать о деньгах». Поддержал его Джавдед. Абдула, подумав, молвил. – «Мне бы конницу лихую, Тыщу верную, другую Уж тогда бы я напомнил Этим выродкам неверным Кто хозяин на Востоке У кого в крови истоки Власти и священной веры». «Хорошо», - Ахмет ответил, - «Мы дадим тебе джигитов, Без каких – либо кредитов» И Джавдед с восторгом встретил Предложение Ахмета. А тем временем Петруха С ним красноармеец Сухов Женской нежностью согреты, Мирно нежатся в тени. Скрывшись от лучей палящих, Глядя на красоток спящих, Вяло теплятся они. «Эх, Петруха», - молвил Сухов, - «Ты конечно молодой, Хлопец с виду удалой». Улыбается Петруха, - «Что, завидуешь ты мне!» «Что ты, что за разговоры, Посмотри на си просторы Все, как в вещем чудном сне! Хорошо – то, как на юге Только рядок нет супруги Милой душеньки моей, Мне она за всех милей». «Не печалься, братец Сухов», - Говорит ему Петруха, - Одолжить могу, по-братски Пару девок для отрады Они тоже будут рады Посмотри, какие цацки!» «Что несешь ты, дуралей! Как ты смеешь издеваться Над мечтой души моей Ишь нашелся прохиндей! Лучше водочки налей – За жену свою хлестаю За здоровье милой Клавы! За родимые дубравы! Лишь на них я уповаю! Интересно всем, мне тоже, Как там Клава поживает, О любимом ли мечтает? Скука душу ее гложет? Кой там черт, резвится Клава! Жизнь ей – полная халява! Вот бы Сухов удивился И наверно б удавился Коль увидел, что супруга Вытворяет на досуге. То отец святой с подарком То кузнец с желаньем жарким Жизнь у Клавы сладкий мед, Пляшет, песенки поет. Но вернемся мы под тени, Там сморенные от лени Продолжают разговор – Никому ненужный спор. «Ты скажи мне, Петя, право, Ну, зачем тебе семь жен?» Ведь у нас другие нравы». Отвечает тихо он «Эх ты Сухов, дурачина, Есть на то своя причина Ты смекни – одна стирает Две другие – хавку варят, Третья – пашет в огороде, Две другие – деток родят, А седьмая ублажает - По ночам тебя ласкает! Как тебе такой расклад Я ему признаться рад». Сухов плюнул и сказал, - «Твой расклад в гробу видал!». А тем временем бандиты С ними дядька Абдула Говорит, - «Друзья, джигиты! Нас лихие ждут дела! Мы избранники народа С нами батюшка Аллах! Так очистим все от сброда, Всех врагов сотрем на прах! Верю я, наступит время, Луч свободы воссияет Сгинет вражеское племя, Дух Отчизны вновь воспрянет! Свят Аллах, тебя молю – Для священного деянья Ты, владыка мирозданья Помоги в лихом бою!». Что ж, судить мы их не будем Каждому свои законы Мы всего лишь просто люди, Мы не ангелы с иконы. Хватит боле чушь мести, Лучше вежливо уйти Меня, читатель, не кори. Мне улыбку подари А впрочем, как хочешь.
Добавлено:    Изменено: 03.12.2014    179    

Комментарии