Андрей Адаричев Андрей Адаричев 
 Москва
Андрей Адаричев. Своя музыка, свои песни. Как сюда попасть
Александр Калашников Александр Калашников 
 Ростов-на-Дону
Сочинения на свободные темы. Как сюда попасть

Стихи Бумажные глава 5

27 июня 2010 г. Редакция стихов написанных в 2001 году. Автор и редактор – Савелий Котов. СОДЕРЖАНИЕ СБОРНИКА СТИХОВ: 110. Два шага в бок 111. Время лечит и калечит 112. Осенняя меланхолия 113. ******** (Убейте минотавра знаком……..) 114. Каламбурчик 115. Палач ли знает? 116. ********* (Столетний кот ему………) 117. Да, это рай! 118. Кому в саванне жить хорошо? 119. Признание 120. ******** (Кресты, кресты, кресты………) 121. Давайте жить! 122. Вечность лет 123. Зимний лес 124. О непринятой любви 125. Гений извращений (Майданеку посв.) 126. ******** (Сон или явь ложь…….) 127. Лети, Пегас, лети! 128. О жалком биороботе 129. Замок братства 130. ******** (Кто режет ремни……..) 131. Отцовское - прости 132. О великих буканьерах 133. ******** (Ну что же, доза……..) 134. Беда безверия 135. Музыкальный наркотик 136. ******** (Глаза всё так же…….) 110. ДВА ШАГА В БОК Собачий лай плевался гадко, Глотая соль, притворно сладко Цепным капканом наслаждаясь! Всё понимая! Убеждаясь, В прогорклости прокисших блюд. Веселье там, где их дают Немое, с вьюгами над крышей, Чем выше вверх, тем ближе ниже. И миска полной безнадеги… Два шага в бок, конец дороги. 111. ВРЕМЯ ЛЕЧИТ И КАЛЕЧИТ Права на жизнь, все в ее законах Демократичны и смешны. Алеют кровью на погонах Кресты. Распятия страшны Своим гуманным вандализмом, Своим жестоким гуманизмом. А в сущности один исход – Сжигать мосты привычкой стало. Блокадная пора настала. Тускнеет даль из года в год. Беспечна лирика желаний, Глупа подвальная мораль, За ней этапы наказаний Их, молодых, заблудших, жаль… И старожилы, дни считая, И Бога в помощь призывая, Невольно клонятся к земле. Смертельный жребий выпадает И миллионы жизней тает. Чума, на нашем корабле! 112. ОСЕННЯЯ МЕЛАНХОЛИЯ Поздней осени угрюмые восходы Веют холодом, унылый карнавал. Листья кружат желтым хороводом, В ритме танца, свой прощальный бал. В сонном парке музыка играет – Ветра марш, дождя плачевный джаз. Дух осенний в воздухе летает, Скучен, вероятно, мой рассказ? Я и сам, признаться, засыпаю. Меланхолия, печали колыбель И в постели теплой замерзаю, Представляя зимнюю метель. 113. Убейте минотавра знаком свыше Убейте и поверьте, Бог услышит, Ему присуще благо всепрощений, Создатель мира – он великий гений! 114. КАЛАМБУРЧИК О, бездарность, ты важная птица Хочешь трон? Ты, скупая царица! Не корми леденцами, отравишь, Неприятность искомы оставишь. Кто-то скажет – вкусны ее блюда, Я скажу – примитивна посуда. Да и ложки кустарной работы, Но остались потомкам заботы С восхищеньем принять подаянье! Шутка ли, мировое признанье? 115. ПАЛАЧ ЛИ ЗНАЕТ? Глаза вязали черным шелком Прицельный залп, горяч свинец Засел в груди и воет волком! Такой лирический конец. На лобном месте предков племя Огонь по телу языком. С коварством казни, в свое время, Джордано Бруно был знаком. Тюремный смертник обреченный, Его исход – электрошок. В расход уходит заключенный – Веселый коп, включает ток! Необходимость ли толкает Исполнить смертный приговор? Скажите мне, палач ли знает? Он перед Богом – жизни вор! 116. Столетний кот – ему все ясно В кошачьей жизни все прекрасно Ему так сладко у камина! Хозяйка нежная – Марина Любимца холит и лелеет А он, взамен, ей душу греет. 117. ДА, ЭТО РАЙ! Любовь – весна! Все так красиво! Какое счастье! Праздник муз! Походка, жесты, взгляд игривый, Все идеально! Радость уз, Пленивших сердце, душу, грезы, Как нереальный сладкий сон! В груди цветут блаженства розы! Я их нектаром опьянен! И все вокруг светло и ново, Не может быть! Да, это рай! Хочу сказать одно лишь слово – Любовь цвети! И процветай! 118. КОМУ В САВАННЕ ЖИТЬ ХОРОШО? Саванна – африканская равнина Безлюдный, необъятный, дикий край. Страшна она, природная картина – Тем миром правит стая хищных стай. Лучом палящим, солнечная ярость Сжигает травы, реки губит зной. Там нет понятий – слабость или старость, Там безраздельно мир живет войной. На сотни километров даль уходит И все, что видит глаз, страна зверей. У высохшей реки бизоны бродят. Оставим их, поищем клан царей. И вот смотрите – гордо и лениво Проходит лев, он царь, он знаменит! Трясёт нетерпеливо рыжей гривой, Жара несносна, злится и рычит. Его встречают племенные львицы. Одна, две, три, да ну, не сосчитать. И лишь одна законная царица, Она, достойная царя жена и мать Чудесных малышей игривых, милых, Они как взрослые пытаются рычать! И неуверенно еще, на лапках хилых, Отцу во всем стремятся подражать. Царь голоден, он гневно посылает Придворных на охоту, в жаркий час. Священна воля, каждый это знает! И все спешат исполнить тот приказ. Глаза следят, охотник дело зная, Среди кустов таится, он умен! Намеченную жертву поджидая, Притих как мышь, как опытный шпион. А рядом с ним, беспечные косули Спокойно кормятся, вдруг паника, беда! Стремительный прыжок, быстрее пули Летит гепард, он ловок, как всегда! Погоня, где игра в пределе правил. Тузом козырным кроется валет. Так и гепард, косуле не оставил Хотя бы шанс, пойти конем в ответ. Все кончено, охотнику награда За быстроту и ловкость – первый приз! И все бы хорошо, но есть преграда – Гиена на пути – вот так сюрприз! Она хитра, коварна, агрессивна! Она намерена добычу отобрать. Гепард почуял силу инстинктивно, Ее рычанием совсем не испугать. Гиена, ощетинившись ужасно, Готова завязать смертельный бой! Вдруг голос раздается громогласный! О! Это ягуар, он горд собой! Свирепый хищник, зная свою силу, Решает спор, косулю отобрав. Гиена и гепард рычат уныло. Кто злее и сильнее, тот и прав! Достойный ягуар притих с добычей В густой тени уродливых дубов. Но неизменно соблюдается обычай, Его нашел отряд придворных львов. Для ягуара – бегство и досада. Царю зверей – косуля на обед. Шакалам кости – щедрая награда. А для меня – законченный сюжет. 119. ПРИЗНАНИЕ Вы добрая колдунья, ваши чары Мучительно и сладко жгут меня, Ваш голос, словно нежный звук гитары, Ласкает душу, мягкостью пьяня. В глазах огонь – манящими лучами, Весь мир в тумане, кружит голова. Я покорен, живу лишь только Вами! Простите мне, влюблённого слова. 120. Кресты, кресты, кресты, кресты… Там буду я, там будешь ты, Вернее прах, всего лишь прах Но как же пересилить страх?!! 121. ДАВАЙТЕ ЖИТЬ! Когда идея поражает ярким светом Вдруг, озаряя темный коридор, Уснул зимой, очнулся теплым летом, Я рад, друзья, к чему учтивый спор! Разжевывать всерьез свою идею? По полочкам словесно разложить? Из скромности своей, никак не смею. Анука пробуждайтесь, будем жить! 122. ВЕЧНОСТЬ ЛЕТ Таким маршрутом вечность лет Кружит астрал – союз планет. Ведь наша, в сущности, система Для многих – ложная дилемма, В сознании реальной бездны. Искания всегда полезны, Труды ученых мировых, Открытий ярких, золотых! Только успеем ли, в итоге Найти те верные дороги, Которые ведут умы в начало? Мне птица ночи все сказала – Что правда – свет, обманут след, Ответ в загадке – вечность лет. 123. ЗИМНИЙ ЛЕС Лес все темнее и мрачнее, Покинут солнцем до утра. На лапах елей снег седеет, Пришла февральская пора. Зловеща зимняя дорога В глуши лесов, в ночной тени. И неотступная тревога, Как колокол в душе звенит. И вместе с ветром завывает Голодным стоном волчий хор! В испуге кони, понимают Далекий вражий разговор! И мчится тройка, что есть силы! По спинам плетью нагоняй! Ямщик кричит, - «Саврасый! Милый! Давай родимый, выручай!» 124. О НЕПРИНЯТОЙ ЛЮБВИ Какая боль, любить ее! Как прежде, безответно. Терзать сознание свое, Зачем, надежду тщетно Теплить в душе, который год? А лет прошло немало. Ведь чувствовал такой исход, Но сердце все же ждало. И разум говорил – «Чудак! Забудь, очнись!», - «Нет силы»,- Душа кричала, - «Как же так!», И разум убедила. Какое чувство! Боже мой! Любовь, как доза яда, Не будет никогда такой, Она моя отрада. И пусть горька, глаза слезит Своим холодным светом, Любовь божественно горит В романсе, мною спетом! Всплывают в памяти опять Слова моих признаний… Да, повернуть бы время вспять, Мгновения свиданий, Которые дарили мне Восторг надежды мнимой! И пусть топил потом в вине Сердечный лед любимой. О, сколько раз я вспоминал Тот поцелуй печальный… Прощай, душевный идеал, Моей любви фатальной… 125. ГЕНИЙ ИЗВРАЩЕНИЙ (Майданеку посвящается…) На благо ли, наука медицина Вскормила и взрастила злого сына, Хирурга даровитого, бесспорно. Я чувствую, писать о нем позорно. Но все же появляется картина, Когда нацисты вили паутину, Безбожно разрушая мир Европы. Для них все нации ничтожные холопы, Подвластная убогая раб сила. Кто слаб и немощен – им общая могила, Вернее свалка умерщвленной плоти! Страшна военная медаль на обороте! На ней кровавое клеймо отображает Животный нрав, но больше поражает Осознанное зло людских стремлений! Слепцы во власти черных настроений Идут на истребление друг друга. Там все больны, последствия недуга Десятки лет терзают людям души! Прошу прощения, устали, верно, слушать? Я отвлекаюсь, что же, возвращаюсь К делам хирурга, Боже, ужасаюсь! Когда представлю разум человека, Но нет же! Он безнравственный калека! Представьте лагерь смерти, заключенных Истерзанных неволей, обреченных На пытки сумасшедшего злодея! В подробности вдаваться не посмею. Скажу одно – кощунственна наука, Где врач садист, ему людская мука Приносит извращенность наслаждений. И пусть он будет троекратно гений В своем кровавом ремесле, Ему нет места на земле! 126. Сон или явь, ложь или суть – С первых шагов в яме путь. Кому-то сто верст, кому-то лишь шаг, Время отсчета – друг или враг? 127. ЛЕТИ, ПЕГАС, ЛЕТИ! Спасите наши имена, Крылатые Пегасы, Напоите, до пьяна Знаем, есть запасы. Истинно достойных вин В погребах небесных, Во хмелю наш дух един! Сколько интересных Лабиринтов на пути Пройдено с любовью! Так лети, Пегас, лети! К нашему застолью. 128. О ЖАЛКОМ БИОРОБОТЕ Неловко размышлять, но все же, Представлю Вам для рассмотрений Образчик «личности», и может Простите правду откровений. Мне кажется двуличность мысли Таким как он, необходима, Чтоб волки ночью не загрызли, Иначе казнь необратима. Такая крайность, я согласен, Бывает с каждым, мир жестокий. Другой мотив совсем не ясен, А может быть он недалекий? А впрочем, посудите сами, Противно станет, в том уверен! Вот только бы суметь словами сказать о том, как был потерян В глазах никчемный вольнодумец, С неординарностью своей! Он или псих, или безумец Самолюбивый, хоть убей! Но нет, не то и не другое. Там язва черная в крови! Он губит грязно, все святое, Наверное, не знал любви. И святость пошлостью марая, Плевал коварно на людей! При этом тупо сознавая, Никчемность собственных идей. Циничный жалкий биоробот, С животной психикой в мозгах. В грязи и лжи волочит хобот, Растратив жизнь в пустых делах. 129. ЗАМОК БРАТСТВА Хоть минуту радости, подарить, Двадцать лет до старости, сохранить. Где-то там, где хочется, скромная мечта, Мой святой помолится, желтизной листа. Очень ясен голос твой, с тенью ты знаком, Для тебя прибой родной с золотым песком… Двери замка приоткрылись, - «Просим, заходи». Это те, что там таились, говорят, - Иди! Наше братство в этом замке, в свете гибнет тьма, Наконец – то в сердце воля, рухнула тюрьма! – Самое святое дело! Ветер в даль зовёт! Жизнь струною зазвенела, речка в мир течет! Ну и пусть, течет меж горы, пенясь и бурля, Наша лодка с парусами, совесть у руля! 130. Кто режет ремни на спине? Кто скачет на мертвом коне? Чьи песни, как траурный марш? Ха, ха! Это дружеский шарж! 131. ОТЦОВСКОЕ - ПРОСТИ Хотелось бы, узнать все до конца И, встретив нерадивого отца, Задать ему обыденный вопрос, - «Зачем сынишка твой сироткой рос? И неужели для тебя родная кровь Пустое место, где твоя любовь? Так что ж молчишь, ответь же, все пойму, Пускай я не священник, грех сниму Сыновней благодарностью за чудо. Ты дал мне жизнь, вовеки не забуду. Не думай, не держу ни капли зла, Что было, то прошло и все дела. Лишь откровенности прошу твоей, отец!» А он, как искалеченный слепец, Меня не видя, влажными глазами Сказал, - «Прости!» Дрожащими руками Непроизвольно сигарету закурил… И медленно ушел. 132. О ВЕЛИКИХ БУКАНЬЕРАХ Я отдаю симпатию лишь тем, Кому противна мелочность проблем. Такие люди – воздух для меня! Они, достойно истины храня, Обходят те зловонные болота, Куда шагает одноликая пехота, Не ведая, не чувствуя трясины, Горбатя ни за что кривые спины. Завидую, признаться, флибустьерам, Отважным, вольным братьям буканьерам, Которые топили зло по чести! Исполненные справедливой мести, Избрали верный путь святой и славный! Обиженные беспределом явным, Сумели сохранить свою свободу! Горжусь, достойным доблестным народом! 133. Ну что же, доза никотина Согласны – сладкая малина, Когда буквально пухнут уши! Уверен, примитивней чуши Вам ни один поэт не скажет. Здесь, что не слово, сразу «лажа». А я сказал и мне до «фени» И критика, и дальность мнений! 134. БЕДА БЕЗВЕРИЯ Окрасились иконы слезной краской Увидев вместо глаз обман, стекло. Им легче лгать, упрятавшись под маской Им просто-напросто, чертовски повезло. Признательность – пол дела, да и только, Подвластен раб хозяину, а в чём? Все знают, обозлит ошейник волка, И станет он по крови палачом. И ляжет тень, когда погаснут свечи, Бокал вина всю правду переврал. Ведь где-то там, давно пылают печи – Задумайтесь об этом, кто не знал! 135. МУЗЫКАЛЬНЫЙ НАРКОТИК Наркотик музыкальный, вот так сила! Тепло в душе, растаял дискомфорт, Волна, в астрал мелодий уносила. Хранил богиню музу наш эскорт, Когда в минуты апогея, чувства наши Взрывались, как салют в вечерней мгле! Что может быть любимее и краше Для нас, по - своему живущим на земле. Мы - лабухи, мы словно наркоманы! И в этом наше счастье, тем горжусь! И пусть пусты безвременно карманы, Изъяна никакого, в том клянусь! 136. Глаза все так же пели Душа искала рай Как скучно, надоели Хмельные дни, играй. И пей, и пой, и здравствуй Где черти, там весь ад. Забудь мечту, участвуй В массовке, будь же рад! Смотри же в небо слепо Что видишь? Ничего! Зачем все так нелепо? И что ценней всего?
Добавлено:    Изменено: 03.12.2014    160    

Комментарии