Стихи Бумажные глава 4

27 июня 2010 г. Редакция стихов написанных в 2001 году. Автор и редактор – Савелий Котов. СОДЕРЖАНИЕ СБОРНИКА СТИХОВ: 85. Откройте занавес! 86. ********* (Осенний лист вздыхает……..) 87. ********* (Да, всё бывает……….) 88. Бархатный сезон 89. Тернистый путь 90. Фортуна Робинзона 91. ********* (Отравленный металл веками……) 92. ********* (Мелодия любви гармония………) 93. Каждому своё 94. ********* (Открестятся на минном поле……..) 95. Памяти Жени Артюха посв. 96. Слово - война 97. Как же так? 98. ********* (Бывает оступился заблудился……..) 99. ********* (Роскошный замок из песка………) 100. Хроман Паранольевич Сутуйлов 101. ******** (Мне вспоминается ласкающее лето……) 102. ******** (Я рад за них………) 103. Сказка ложь да в ней намёк, падшим молодцам урок 104. Клеймо террора 105. ******** (Случайные спонтанные расклады……..) 106. Такой вот диалог 107. Сон – надежда он 108. ******** (Бросает в дрожь лукавым……….) 109. ******** (Раненая совесть хрипло……….) 85. ОТКРОЙТЕ ЗАНАВЕС! Откройте занавес, на сцене представленье! Греми оркестр! Вперед, маэстро, в бой! Смотрите, на галерке оживленье Студенты бесятся веселою гурьбой На сцене звезды роскошью сверкают! Зал просиял, и стихли голоса. Все ждут начала, страсти закипают! Концерт продлится ровно два часа. Запели арию мощнейшим баритоном, Затем вступили плавно тенора И примадонна скрипка высшим тоном Пленила слух, и началась игра! Там все сливается в единственную силу Заполнившую весь концертный зал, Там муза всех дурманом опоила Волшебных звуков, всюду он летал! Оркестр, дурманом самолично опоенный Самозабвенно виртуозно хор поет! В экстазе зритель в это мир влюбленный Хвалу и честь артистам отдает! ----------------------------------------------------- 86. Осенний лист вздыхает слезно Он призадумался серьезно О неизбежности паденья Лишь стоит ветра дуновенью Поторопись осенний сад Сорвался лист, он мигу рад… ------------------------------------------------------ 87. Да, все бывает, истинная фраза, Сплетаются змеиные клубки И мачта изогнулась до отказа Где спрятались от бури маяки? Веселый стол туманом помутился И палуба покруче, чем скала Где киллер персональный притаился? Куда Сусанина тропинка привела? Бывает, лед растает заполярный, Там солнце в термоядерном огне. И одинаковый, увы, ботинок парный, И кто-то крест не носит на спине. Но все же есть великие мгновенья! Живительные праздники души! Там сердца с разумом единые сплетенья Украсят жизнь, ведь я же прав, скажи? О чем я говорю! Так извините, Но кто же сможет аксиому доказать? Вы птицу из неволи отпустите Она подарит неизменно благодать. 88. БАРХАТНЫЙ СЕЗОН Картину бархатной природы Хранит сентябрьская погода И словно лето начиналось Ему пожить еще хоть малость. Повеселить теплом небесным, Своим сиянием чудесным Побаловать сердца людей, Веселых птиц, лесных зверей. И яркость красок сохранить. Благоухание продлить Цветов осенних, трав степных, Как хорошо, и ветер стих. И нарушает тишину Лишь звон души, неся волну Мелодий чистых, как просторы, Луга, овраги, реки, горы! Объяты летней красотой В преддверье осени златой. 89. ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ Он был, где нефть пылает водопадом, Сибирь огромна, вольница для тех Которым жизнь не кажется парадом Фальшивых взглядов, проклятых утех. Он был Саидом, купленным песками Верблюжьи тропы, бороды, чалмы И поневоле чуждыми словами Пел из Корана чуждые псалмы. Он был, где море плавает устало. Прилив, отлив, все чаще день и ночь. И в неизменности своей настала Минута истины, пророку мир пророчь. И вот, внимая чувству дорогому, Все понял блудный сын на склоне лет, Он птицей полетел к родному дому, Глаза открыл божественный завет. Земля родная силы возвратила Все горести сняла своей рукой, Грехи былые ласково простила И он обрел в душе благой покой. 90. ФОРТУНА РОБИНЗОНА Скалистый берег, шум прибоя, Косматый ветер, дико воя, Взрывает волны обозлившись, Своей агонией упившись, Гуляет смертью над водой. И морякам грозит бедой Разгневанной стихии сила. В глазах тревога, скалы, скалы! Хотя моряк народ бывалый, Но сердце замерло в груди, Проклятье! Берег впереди! Рубите мачты! Шлюпки в воду! Но злая адская погода Неумолима и бездушна, Как будто дьяволу послушна Терзает парусник усталый Все ближе выступают скалы. Громадный, гордый монолит, Ужасный треск, корабль разбит… Ночная драма разыгралась, Всю ночь без устали металась. Внезапно стихла на рассвете, Умчался прочь коварный ветер И море гладью заискрилось, И с небом даль соединилась. В одну сплошную синеву. Пропали в буре мореходы. Разбились о крутые своды. Угодно было так судьбе. Вдруг стон послышался, но где? На берегу лежит разбитый, Обломками снастей накрытый, Смертельно раненный моряк. Но как же получалось так, Что все мертвы, а он спасен, Как будто новый Робинзон? Вопрос простой, то не задача – Хранила моряка удача, Есть гороскоп земных законов – Фортуна любит Робинзонов. ---------------------------------------- 91. Отравленный металл Веками накаленный, Он кровью обагренный Убийственный кинжал. Он форму изменял Веками постепенно, Но так же неизменно Свой титул сохранял. ----------------------------------------------- 92. Мелодия любви, гармония печали, Как родственные ноты, в этом соль В одном ключе чарующе звучали Смеющийся диез и плачущий бемоль. 93. КАЖДОМУ СВОЁ Закрыто все от взора спящих. Ты тщетно ищешь слов горячих В обледенелых сонных душах. Советы их за горло душат. Ты голос сердца разбуди, Он даст тебе совет в пути, Один единственный, но верный, Интуитивно откровенный. У каждого свое начало И надо думать, что немало Приносит счастья верность делу, Иди же к апогею смело! 94. Открестятся на минном поле Герои нынешних времен, Их дух делами окрылен Священными, по божьей воле. 95. ПАМЯТИ ЖЕНИ АРТЮХА ПОСВЯЩАЕТСЯ Гитара тихим трепетом звучала, Труба вливала плачущий минор, И эхо вторило пустого зала, Душевный музыкальный разговор. О чем мелодия задумчиво шептала? Печаль и память - искренний мотив. За чьей душой она из зала улетала? Вино импровизации распив. Она минорной грустью поминала, Звучавший так божественно рояль! И сила виртуозного вокала Навеки с нами, все же, очень жаль… 96. СЛОВО-ВОЙНА Задрожала земля, как осенний листок, Плач прощаний, беда! Разразившийся рок! Пролетели как сон, трое суток весны, Матерям хуже всех, от безумий войны. Чрево смерти бездонно, раскрытая пасть Плоть солдатскую жрет, чтобы жизни украсть. Злой людской беспредел, у руля сатана, Это все называется словом – война. 97. КАК ЖЕ ТАК? Политики, как маленькие дети, Игрушкой стала слезная страна. Плетутся в коридорах власти сети. Бедняга Родина, покинута она! Затравленный народ, как беспризорник, Который потеряет отчий дом. Метет его, как листья, дядя дворник Туда, где дом венчается крестом. Инвесторы с чужого континента Протянутой руке бросают кость. Все ценное увозят за три цента, Как в старину помещики оброк. Страна становится отступническим цехом По очищению запятнанных монет. Закон тузам козырным лишь для смеха. Их крепость - неприступный кабинет. Как говорил таможник знаменитый: Обидно за державу, как же так!.. 98. Бывает, оступился, заблудился, Сумейте другу руку протянуть! Смотрите! Луч надежды засветился! Лишь нужно глубже в душу заглянуть! 99. Роскошный замок из песка Ваяет верная рука. Не на года, не на века, Не в этом соль, любви река Течет у мастера в груди! Если не понял, уходи И душу мне не береди. 100. ХРОМАН ПАРАНОЛЬЕВИЧ СУТУЙЛОВ В годы юности беспечный, Словно вольный ветер вечный, Горизонты стер шузами. И блестящими глазами Солнце радости встречал! Время шло, взрослели дети, Как и все на этом свете Лишь ему все эти годы помогал прикол природы Сохранять свой идеал. В мир фантазии вливаясь, Им духовно наполняясь, Видел нечто, лучше всех! Суть фантазии был смех. Сатирический, правдивый, Часто попросту игривый, Но зато, какой сюжет! Остроумнейший букет Авангардных изъяснений, Целый ряд психо – творений, Каламбур достойных песен, Мир его так интересен! Пребольшой оригинал, В своем деле генерал. Творчество, как поле боя, И своих солдатов строя, Отбирает беспристрастно, Чтобы не была напрасно Пролита родная кровь За искусство, за любовь! 101. Мне вспоминается ласкающее лето – Могучий жизненный фонтан тепла и света И южный берег, созданный быть раем, Как часто мы о нем зимой мечтаем! 102. Я рад за них, умеющих смеяться Земные радости, какая благодать! А если самому себе признаться Чего хочу? Наверно вечно ждать. И находить забвение в печали. Тем ярче смех, когда его не ждешь Тем ближе истина, которую не знали, Смешен ли миг, который не вернешь? Неумолимо время, так жестока Утопия исканий, мир в бреду! Там людям вырваться из пут порока Мешает ложь, взрастившая беду! И этот произвол всего больнее Бессонной ночью в мыслях сознавать… Но есть же власть, которая сильнее Порочных пут, так, сколько людям ждать?!! 103. СКАЗКА ЛОЖЬ ДА В НЕЙ НАМЁК ПАДШИМ МОЛОДЦАМ УРОК Жили – были дед и бабка Сбережений полна шапка Закрома надежно спят. Жили, скарб свой сторожили, И с соседями дружили. (Остальной этап – война). Вот однажды ночью лихо Подползло, как хищник, тихо. Пасть голодная рыдает Как насытиться не знает. Что же делать? Дед и бабка Накормили зверя сладко. И уснуло чрево зверя. В сбережениях потеря. Чтоб потом спокойно спать - Лучше денежки отдать! Внука вызволить с неволи, Лишь бы подло не надули Из отдела «юнкера». Хлынул дождь, как из ведра! Смыл вчерашние пороки, Благотворные истоки, (Эликсир воды живой), Превратили дикий вой, Внука мучавший в ночи, В трепет пламенной свечи! И не стало больше зверя. Человек глазам не веря, Был очищен тем огнем! Зародилась вера в нем! В силу высшую над нами… P.S. Дед и бабка, Богу веря, Победили силу зверя. Слава им, они смогли Внука вытянуть с петли! 104. КЛЕЙМО ТЕРРОРА Под гнетом беспредельного террора Отравлен сон, кошмары наяву! Преступный вождь велел руками вора, Украсть у мира неба синеву. Гордятся камикадзе смертным делом, Нелепо прославляя подвиг свой. Мишенью стали дети, под прицелом Невинность душ. Зачем такой ценой Доказывать врагу безумство силы? Какая цель кощунственной игры? Кому-то в радость свежие могилы. В угоду дьяволу бесценные дары – Трагедией, истерзанные души, Пожарища, руины, крики, плач! Кровавый гений дьяволу послушен. Безликий исполняющий палач. Возможно ли очистить мир от сора, Который отравляет нашу жизнь? Возможно ли стереть клеймо террора С лица земля, как думаешь, скажи? 105. Случайные спонтанные расклады, Имеющие свойства убеждать, Приносят долгожданные награды, Умеющим свою надежду ждать. 106. ТАКОЙ ВОТ ДИАЛОГ Сломался телевизор! Я в восторге! Да, чудом уцелел цветной экран, Еще немного, кто-то был бы в морге Быть может я, а может телеман. Какая дрянь – рекламы, сериалы, Воротит наизнанку, сущий бред! Злодейские внедряют идеалы!!! Так рассуждал о том мой юный дед. Тут я позволил для себя не согласиться, С тирадами родного старика. И изъявил своё желанье объясниться, Конечно, мысль моя была не далека. «Зачем киношников напрасно обвиняешь В подмене идеалов? Ты не прав. Ну что же ты причин не замечаешь? «Бедны они», - сказал я, помолчав. «Безденежье их творчество поганит Они бы рады снять достойное кино, Да только без рекламы всякой дряни, Пошли по миру бы, наверное, давно». 107. СОН-НАДЕЖДА ОН Напой же песню, птица ночи, Мне все равно, какую хочешь Чтобы уснуть и раствориться В волшебных снах, вдруг мне приснится Весенний красочный восход! Синеет солнцем небосвод Лучами землю озаряя Ночная тень, как свечка тая, Рассветной силе подчинилась. И где – то тихо притаилась. Она покорно ждет закат… Дворец, точенный из гранита, Фонтаны, радугой увиты, Аллеи, в зелени цветущей, И ветер, весело поющий, Прибрежным шумом мирных вод. И чаек ранний хоровод. Вскипает жизнь, народ проснулся, В свои заботы окунулся, У каждого свои труды. Спросил себя – а где же ты? А я был шут, шутом рожденный, Веселый, глупый, неученый, Но дело преданно любил! И вот однажды нашутил. После интимного процесса, Живот «раздулся» у принцессы! Такая вот стряслась беда, Ну и приснится ерунда! 108. Бросает в дрожь лукавым взглядом Ее величество любовь. И отравляет нежным ядом Горячую людскую кровь. 109. Раненная совесть хрипло дышит, Голос из астрала ночью слышит. Всемогущ, невидимый судья – Эту неизбежность понял я.
Добавлено:    Изменено: 03.12.2014    178    

Комментарии