не подходи

Нужно было совсем немного и я достал это немного в самых дешёвых сигах на которые только хватило денег. Где-то на третьем этаже строящегося здания в районе бызымянки, тёмной январской ночью, не помню, как я туда попал кажется сторож лежит с переломанными ногами в своей будке и пытается дотянуться до прибитого к потолку телефона. Это не так важно для меня, сидящего на третьем этаже строящегося здания, на одном из рёбер этого железо-бетонного каркаса, в котором когда-нибудь будут жить люди. Да-да люди, будут жить здесь, жрать, бухать и трахаться. Выращивать детей, да-да, детей, этих маленьких растений закрытого грунта. Да-да, как всё взаправду. Потом дети мутируют во взрослых и круг замкнётся как обруч на запястьях. С Tool`ом в наушниках я царапал булавкой на тыльной стороне ладони всеми буквами, которые только мог вспомнить и знаешь что я понял? Знаешь что я вспомнил? Как в детстве меня укусила оса и я ввинтился в щебень как сверло от боли и боялся, что через это маленькое осиное отверстие сбежит моя душа, выветрится в попытке бегства от этого кошмарного зуда, а я затыкал его пальцем и катался по земле как катаются дерущиеся мальчишки, только я будто дрался с невидимкой. А сейчас я сижу жопой на ледяной перекладине и десять метров до земли как миллион парсеков и пролететь их ха-ха-ха день закончился и какой то человек привёз меня к дому за сто рублей. Считая шаги я дошёл до двери. Она была открыта, это значило, что дома кто-то есть. Я прошёл по коридору, заперся в туалете, взабрался с ногами на унитаз и высрал самый огромный, самый вонючий кусок дерьма который когда-либо видел. И кусок сказал мне, что я человек не честный, что мне есть над чем подумать, но я дёрнул спуск и кусок исчез. Я попал на кухню, разулся, открыл окно и плюнул туда, Сварил винта и ширнул его в лежащую на полу собаку. Собака распахнулась и из неё вышел Он. Он подошёл к телефону и поднял трубку. -Алло- произнёс он и голос его раздался в моей голове. -да, я слушаю, -выпалил я. -вы не оставляете мне выбора, кроме как закончить начатое. -Что ж, - ответил я,- не в моих силах отступить в принципах. Он повесил трубку и упёрся лбом в стену, поднял руки над головой и коснулся стены ладонями. Затем он опрокинул голову так, что видел меня со спины и перевёрнутое лицо его было моим. Он дёрнул голову в обратном направлении и разбил её о стену. Она как яйцо деформировалось и по стене сползла грязная масса убегающая в щель плинтуса. спустя семь минут я уже нашёл лобзик. Спустя восем я уже спустил штаны. Спустя пятнадцать я передумал. Нет-нет, завтра завтра. Всё завтра будет хорошо. Завтра я всё исправлю. Завтра наступило быстро. Телевизор показывал передачу про битву бактерий. Чёрные и белые бактерии капашились в квадратеэкрана бесконечной чередой смертей и рождений. Я налил кофе и выплиснул его в окно, раздался крик и я вышел из дому не закрыв дверь. На улице не было ничего странного. За рулём мужики за прилаком бабы и студенты как сахарные муравьи колоннами двигались со всех сторон. И все только возят и продают, возят и продают, а ещё они учат. Учат как возить и продавать. Есть ещё и те что роют и строют и сидят в офисах считая считая считая цифры складывая умножая и деля их бесконечной чередой повторений этой операции зная наизусть свои росписи. В голове тикают часы. Они отсчитывают секунды с того момента как всё это началось. А до этого было детство с пирожками и молоком. С бесконечным миром до которого не было дела. Детство в котором не было всех этих женщин с их неуталимым голодом вертикальных ртов. А была только одна девочка с такими чистыми глазами, что хотелось бежать со всех ног обратно домой и прятаться под кровать, а потом думать о них зная, что ты в безовасности, что они не смогут дотронуться до тебя своим взглядом. А теперь только тиканье и жизнь приобретает ценность только в системе эквивалентости этого звука. Чем больше ты зарабатываешь денег от тика до така, тем спокойней можешь себя чувствовать. я доехал до конечной остановки. В дверях появилась контролёрша со шмаузером на перевес и повязкой свастики на рукаве. -Dass bei Ihnen fur die Durchfahrt?-громким прапорским голосом проговорила она. Напечатанная на принтере сезонка с фольгой от конфеты вместо галлограммы выглядела неубедительно. Она нахмурила брови и выталкала меня наружу дулом в спину. По-мужски грубая женщина пнула меня и я упал на земь. -Auf die Knie das Miststuck! я встал на колени и стал молиться. Не зная ни одной молитвы я просто упал на землю с пулей в голове. я никогда не задумывался о том, что будет посте того как я умру. Наверно я буду рождён заново. И всё повториться. Я сижу здесь уже несколько часов. В комнате где нет никого, но я знаю, что они наблюдают за мной. И только муха жужжит своими крыльями. мухе в сто миллиардном поколении и то удалось унаследовать крылья сделав круг по комнате она устремилась обратно она наблюдает за линией и муха кружит между строчками деревья за окнами простоят ещё сотню лет если их не сметут бульдозерами для освобождения территории в целях строительства супермаркета где каждая упаковка ждёт потребителя почтенного исполнителя функции оплодотворителя матрицы всемиромогущего ксерокса дома где всё приготовлено я щупаю пальцами голову круглую чуть яйцеподобную но оснащённую правильно мощным импортным мозгом соединяясь с розеткой я получаю питание за чёткое повиновение за доступ к любой информации порча чужого имущества влечёт за собой наказание русурсное истощение для восполнения статуса утреннее откровение зеркалу с небритым дядей в доме с квадратными окнами девушка с мыслями злобными и настроение осени по черчежам собирает новый капкан ндля мальчика с недостающим пальчиком в схеме её механизма кто-то за дверью мешкает учит ребёнка функции время пришло прислушаться плыть на остров страусов он часть твоего сознания как светофор настроеия он видит лес за деревьями и говорит мне понятными чёткими краткими фразами в эту удачную фазу он в идеальном фокусе для моего наблюдения искра есть зажигание отсчёт пошёл поехали мне снова слышится тиканье просто это всё, что мне было нужно. Я не мог прекратить смотреть даже когда ложился спать. Я закрывал глаза и смотрел себе в веки разглядывая причудливые узоры капилляров или пялился в темоту о которой не нужно и задумываться. Разбивался на куски и дробился, дробился на частицы одна меньше другой, что бы двигаться дальше, по всем дорогам которые только мог встретить на пути, но всегда они сливались воедино и вели меня.Вели к тебе. Невидимой, но существующей как воздух. Вели вдоль стен и оврагов, через них. Сквозь стёкла и зеркала. Вверх и вниз по ступеням и перекладинам, цепляясь за перила и поручни, за каменные и лезвенные выступы между строк и извилин. По иглам и нитям. Потолкам и висилицам. Я мчался от километровых локомативов догоняя последний вагон нужного поезда считая шпалы и мосты. Через прилавки, коридоры и подоконники. Через военкоматы и деканаты. через канцелярских крыс. Я рвал кожу о края прохожих и машин пожирая свою плоть что бы не умереть с голоду. Через ремни лекарства, по катакомбам и улицам. И я смотрел в окна, смотрел и видел их всех. И у меня текли слюни, а я всё смотрел как нарисованный и у меня текли слёзы, а ртуть стала мне влагой для продолжения обмана обезвоживания. И я бросал зёрна когда это было возможно и ждал столько, сколько это было нужно. И зёрна росли. Росли и гнили. Гнили, но росли, а я кричал запуская в глотку их ядовитые стебли. И они пили меня. Пили и умерали перенасытившись оставляя меня одного с шрамами на местах их поцелуев. Ты всё ещё думаешь, что мне больно, от потери крыльев? Что мне жаль их могучие мышцы и всё то, что они позволяли мне делать? Не-е-е-е-е-ет, только сжигая их всё это получило бы продолжение, иначе меня бы давно уже здесь не было. Не было не было не было. Но порой мне кажется это худшее что я мог сделать. Потому что я не могу справиться со сном который снится снится и снится мне, где я выпадаю из окна разбиваясь в подворотне от твоей единственной просьбы ко мне: НЕ ПОДХОДИ! НЕ ПОДХОДИ!
Добавлено:    Изменено: 28.09.2005    851    

Комментарии