Промо
 Подписаться
Поделиться

Awakum
1995

Жанры
Хип-хоп
Адрес на RealMusic.ru
https://www.realmusic.ru/solovki    
Участники
Аввакум Валерьевичь Петров Лидер-вокал
Аввакум Владелец страницы
Сайты
История
НЕ ДОГОРИТ ТОТ МОСТ Поэты приходят на изломе эпох и связывают столетия. Дремлющие в сумерках над городом шпили на башнях, столпотворение машин, отражение фар на мокром асфальте, горящие в ночи экраны банкоматов и ускользающий дух старины сольются в сердце поэта и звонкие струны разнесут по миру его песни. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ Путешествующие родители, уставшие от промышленных пейзажей, возили сына с собой по захолустьям Русского Севера. В нетронутых войной, невыжженных огнём маленьких северных городках, населённых выходцами окрестных умирающих деревень, ещё живут остатки народной души, из которой рождается поэзия. Будущий поэт родился на острове в Белом море и жил в монашеской келье в Соловецком монастыре. Знаменитая Соловецкая обитель связана с узловыми событиями русской истории. В 17 веке Соловецкий монастырь стал оплотом старообрядчества и в течение долгого времени выдерживал осаду правительственных войск. Неистовый противник церковных нововведений протопоп Аввакум с глубоким сочуствием писал о своих единомышленниках: «В осаде сидят седмь годов милые, наги и босы, терпят всякую нужду ради веры православный». Восстание закончилось трагически – всех ожидала лютая смерть. Обаяние сильной личности с несгибаемым характером и большим литературным дарованием через три сотни веков после гибели протопопа стало поводом для появления ещё одного Аввакума. На Соловках снег не по-городскому бел и с моря заглядывает в окна зарево закатов. Здесь младенца Аввакума возили по сугробам в коляске с прикреплёнными к ней лыжами. В два года, в седле на раме отцовского велосипеда, он совершил своё первое путешествие по острову, скрывающему братские могилы, оставленные ГУЛАГом, к мысу Ребалда. На Ребалде, где свежие ветра шелестят развешенными для просушки водорослями, в бараках без электричества так живо ощущается оторванность от цивилизации. Его неприхотливые обитатели готовят обеды в печурках, устроенных прямо на свежем воздухе, а дети, покрытые коростой от комариных укусов, рассматривают морские звёзды на дне холодного, прозрачного моря. В трёхлетнем возрасте будущего поэта привезли на Вологодчину, в Кирилло-Белозерский монастырь, выполняющий функции музея. Сюда из северных заброшенных деревень, из выморочных домов, из древних сундуков стекались вещественные доказательства русского духа. Черноглиняные кувшины, вымытые от навоза, кружевные скатерти, связанные на коклюшках, потемневшие иконы, деревенские расписные сани и прялки , выдолбленные из дерева черпаки, церковная утварь, вышитые крестиком праздничные белые мужские рубахи. И о каждой в картотеке написано: найдено в выморочном доме. Или – подарено вдовой солдата. И дальше – такой-то, погиб в сорок первом, или сорок втором, или сорок третьем. Будущий поэт бывал у родителей в музее в сводчатых кельях, выбеленных извёсткой, где были прислонены к древнему кованому сундуку старые ружейные приклады, и чей-то голос с характерным вологодским оканьем говорил, какой ужасный ребёнок этот Аввакум. Дома, взобравшись на тёплую русскую печь, будущий поэт рисовал конных рыцарей, превосходно повторяя силуэты тонконогих породистых скакунов с открыток, иллюстрирующих русские былины. В избе не было телевизора и вечером после садика, слепив рыцарский замок из пластилина, мальчик до полночи мог слушать сказки и легенды, которые рассказывал ему отец. С печки хорошо просматривалась маленькая кухня. За столом в ней в сильные морозы, сковывающие движение автобусов, сидел странный гость, приведённый отцом: молодой звонарь из соседнего захолустья в обличье странника – в больших валенках, в скуфейке, в чужом подаренном старом пальто, не дождавшемся солдата, не вернувшегося с войны. Звонарь чистил клюквенным соком небольшой церковный колокол, в преддверии новых времён выкопанный из земли на скотном дворе. Суров и недоверчив вологодский народ. Это о нём в 30-е годы сложилась на этапе дурная слава: «Вологодский конвой не говорит дважды». Сурово живёт вологодское захолустье. Зимой в деревянной избе от мороза, рисующего узоры на окнах, позвенькивают брёвна. В окна тоскливо заглядывают изуродованные главки разорённой церкви, превращённой в автопарк. Невдалеке чернеет лес, в лесу воют волки. Женщины здесь полощут бельё в полыньях, а там, где не поставлено колонок, воду берут на ближнем озере прямо из проруби. И все ждут прихода весны. Из этого сплава невзгод, преданий, былин, судьбы и нерастраченного духа русской старины и рождаются поэты. АВДЕЙ АВДЕЕВ

Комментарии

Обновлено 07.04.2008