Подписаться
Поделиться
Ворон  
4:04 70 0 6 лет
Лицензия
Жанры
Рэп
Альбом
Паноптикум
Текст
Мы вчера перебрали немного… Ты сказала: «Удача так близко!» Забыв то, что перед глазами – бинокль, забыв, что неведома краткость дорогам. Позабыв всё вообще! Мы стали видеть херово суть вещей, Где же врачи, Дать пора оптику нам, но не мне, ведь сегодня я в центре паноптикума. Яу! Двуногий микрон. Насколько я значим в просторах вселенной? Что же мне придумать, чтобы верить перестать в сотни историй о том, что всё тленно? Переменчивое время. Вечное бремя – находить здесь себе место, А найдя, вдруг обнаружить, что тут всё раскалено и в сотый раз спасаться на Север бегством. А там – холод, стены и горло сожмет тентаклями серый город. Тысячи привычных тебе лиц образуют декорации из серии «хоррор», Одиночество с радостью примет тебя, обхватив, как Железная дева. вот этот момент атаки тысячи сомнений. Может быть пора поплакать, сожалея о соедянном? Да! А как же иначе? Кредо всего мира - Requiescat in pace! Атропа не дремлет, тем паче забить надо на удар судьбы, не дав и грамма сдачи. Так что пусть всё пролетает со скоростью развития чисел Фибоначчи. На попытку крикнуть демону: «Акстись!» он жалобно провоет: «Ну я же, типа, начал Рушить твой жалкий мирок! Дай мне закончить!» И лишь бытие мне за окном скорчит Гримасу, мол «нахер въебался вдруг в эту я идеологию конченных?» Да, мы в зверинце: где все – Чужие, где каждый бродит, как Ежик в тумане, И надо б смириться. Вижу фразу на лицах: всё, что нас убило, мы создали сами. Море цитат затопит волною корабль сознания. Чтобы тебе выжить, бери пирацетам, иначе голова взорвется от краденных знаний. Хотя стоп! Погоди! Давай-ка лучше пересмотрим себя среди сотен зеркал. Там обрывочный я, ненастоящие мы, всего лишь результаты чужого языка И конец. Луч, пробивая отходы заводов проходит сквозь заботу стекла. Стучится мне в Мордор и вброд через рвоту, бредет по полям Цветов Зла. И где же я? Да вот он! Всё так же старомоден, однако доработан До версии «22 года», так что мои прошлые ошибки – уже не моя забота. Мы живы – такова наша порода, так что Смерти лучше не искать у нас наживы. Мне достаточно уже наговорил Заратустра, так что проповедники Костлявой – да пошли вы. В сердце –вечное лето, холод зимы под веком. Взлет и упадок – как весна и осень, Сменят друг друга: сначала расцветет, а позже подморозит. Вспоминаю, как вчера мне на балкон приземлился ворон, более правдивый, чем у Глазкова. Ведь на мои вопросы «Что?» и «Когда?» звучало «Всё!» и «Скоро!». Где там мой гонор? Слышь! Ногами на коврик! Выходим из комы! Не забудь лишь только выдрать из почвы мою безысходность, желательно с корнем! Далее всё по старинке – пол с батареей, окна, картинки, знакомые ники. Поиск по книгам, ведь я так и не познал и половины интересных мне ликов. В паноптикуме видно всё: люди и образы. Снова дождем Накрылось всё небо; значит, самое время припомнить предыдущее, а конкретно то, что Мы вчера перебрали немного… Ты сказала: «Удача так близко!» Забыв то, что перед глазами – бинокль, забыв, что неведома краткость дорогам. Позабыв всё вообще. В чем же была вся суть диалога? Не важно. Смысл копаться в дерьме нам, если мы сегодня перешли все эти пороги? И когда мы устанем от всего, мы вновь с тобой посмотрим на верхнее море, Там ворон, что побуждает целый город никогда не говорить этому миру «никогда».