Промо
 Подписаться
Поделиться
Жили были-6. Провокация
6:54 11 0 1 год
Лицензия
Жанры
Современная классика/Модерн
Над треком работали
Сергей Нагорный Лидия Копасова
Автор текста
Сергей Нагорный
Исполнитель
Сергей Нагорный
Текст
Был март. Однажды в холодный и пасмурный день подошёл к маме змей искуситель в образе плохого врача. О нём я раньше писал, тот, что в церковь ходил по воскресеньям. На вид культурный мужик. Он ей рассказывал сказки такие: - В Симферополе клиника есть для одарённых людей. У меня для «своих» есть там связи и блат. Туда простые люди не смогут просто попасть, но для сынка вашего сделаю я исключение. Там есть экстрасенсы и профессора и академики есть, они из Вашего сына гения сделают. Его обследуют всего. Я уверен, в вашем сыне скрыто и заложено много талантов. Он сам не знает о них, а профессора и астрологи ему откроют глаза. И будет он знать, на что он способен. Вы поговорите с сыном, а завтра утром туда будет ехать машина и его отвезут куда надо, я договорюсь и позвоню. Если, конечно, Вы счастья сыну хотите. Пришла мама домой, как зачарованная. Еже всё, что услышала, рассказала. Ежа стал возражать: - Мама, это всё провокация, ложь и обман. Мама стала настаивать: - там по блату лежат! Туда не просто попасть! - Мама, я трижды в «психушке» лежал тебе этого мало?! - Нет, сынок, это вовсе не то! - Мама, это развод, я сказал, не пойду! - Я тебе только счастья хочу! Это, как санаторий, он сказал – для элиты! Тут Ёжа не выдержал и прокричал сгоряча: - Мама, если и ты меня сдашь, я прокляну все твои кости! Эти слова, как удар, маму сразили наповал. Она упала на пол и не дышала. Ежа бросился к ней: - Мама, мама я всё сделаю, всё, что захочешь, только не умирай! Только очнись! Ежа стал делать ей искусственное дыхание и дышал рот в рот, давил руками на грудь, чтоб запустить сердце и лёгкие. Побежал за водой в рот набрал, на лицо потом брызнул. Ежа подумал: "Боже, сколько так умирала она после пьяных драк от отца. Теперь у меня на руках от меня умирает". - Мама, прости! Мама, дыши, не уходи! Куда скажешь, поеду, ты только живи! Через минуту мама сделала вздох, приоткрыла глаза. - Слава Богу, воскресла! Как же ты меня напугала! - А что это было, разве я умирала? - Всё обошлось, ты говорила, завтра будет машина. А я могу тебя в таком состоянье оставить? - Это был только приступ, принеси валидол, не волнуйся, за мной соседи присмотрят. Через месяц вернёшься и будешь героем и, может, профессором станешь. Утро. Ежа простился с мамой во дворе больницы. С ним в «скорую» сели ещё двое из "элиты". «Скорая» тронулась. Сердце тревожно забилось, он помахал ей рукою через окно, как будто прощался с ней навсегда. Покатилась слеза, её смахнул он рукой, чтоб никто не увидел. Ехали долго, почти три часа. Вот и приехали. Вот санаторий!? Республиканская клиника для душевно больных. Бежать, но куда? Два амбала в халатах под руки схватили, привели в отделение, закрыли замки. Там было больных человек больше ста, со всего Крыма, видно, переловили. На окнах решётки, медбраты, как бичи, в коридоре кого-то избивали. А за что? Говорят, пытался бежать и пилюли не хотел он глотать. Его силой теперь заставляли. "Ах, мама, мама, как же ты была не права! «Психушка» – по счёту четыре – самой тяжёлой была". Ежу привели в палату, где было 19 больных, теперь их стало 20. Стоны, вопли, крики и драка за углом – обычные для «психушки» будни. Профессорами, экстрасенсами, астрологами и академиками даже и не пахло. Санаторий для "элиты" во всей красе. По часам уколы болючие, жменями пилюли горькие, как хина. Всё под присмотром бичей, амбалов. Сидел один амбал за столиком, пилюли жменей доставал и каждому давал, стоял графин с водой и стакан один на всех. Всем надо стать дружно в очередь, их кинуть в рот и запивать водою. Потом открыть свой ротик и другим амбалам показать, мол, выпил всё, а иначе кулаками наказали. Лекарства, видать, просроченные все, что в аптеках залежались. Конечно, все боялись даже проверять, упаковки в руки не давали. *