Промо
 Подписаться
Поделиться
Жили были-7. Мафия
9:32 12 0 1 год
Лицензия
Жанры
Современная классика/Модерн
Над треком работали
Сергей Нагорный Лидия Копасова
Автор текста
Сергей Нагорный
Исполнитель
Сергей Нагорный
Текст
Вспомнил Ежа в больнице свой концерт, что для врачей недавно проводил. И там, конечно, было и застолье. И для врачей, коллег главврач промолвил тост: - Мы мафия! Из больного можем сделать здорового, а из здорового – больного! За нас! За мафию! Ежа привык всегда спать в тишине, здесь об этом не могло быть и речи. Кто храпел, как паровоз, кто бредил во сне. Один «пророк» беду предвещал. Третий любил подушкой душить среди ночи. Четвёртого звали "пожарник". Он где-то зажигалку достал, туалетную бумагу. Её засовывал спящему меж пальцами ног или рук, поджигал, убегал, прыгал в койку, делал вид с понтом "спит". Так больных и себя развлекал. Короче, Ежа забыл про спокойные ночи. Ночью Ежа не Спал. Был всегда начеку. Если днём удавалось вздремнуть час иль два, значит, это было удачей. Никто Ёжу не проведывал. Прошла неделя, прошла вторая. Кошмар усиливался, когда привозили «буйных». От них можно было чего угодно ожидать. Хоть некоторых привязывали к кровати, после уколов они стихали. Их развязывали, но через время у них снова начинались припадки. Крушили всё, что видят, и били тех, кто попадался им под руку. Помню, медбраты скрутить одного такого смогли только вчетвером. Прошла неделя третья. Ёжа стал волноваться. Уж не случилось ли что с мамой? Почему его забыли все? От уколов на задницу нельзя было присесть – болела. Печень ныла тоже после пилюль, таблеток – химии сплошной. Ёжа понял: – "Долго здесь не протяну" Там даже на прогулку не выводят, прогулки только все по коридору взад вперёд – и всё. Мама «искусителя» встречала, всё пытала: - Там с сыном всё в порядке? У меня на сердце что-то не спокойно. - Всё в порядке мамаша не волнуйтесь! Я звонил туда, жив, здоров Ваш сын! Она пыталась подробнее расспросить. Он буркнул: - Извините, мне некогда, меня больные ждут. Мать пыталась ночью спать, а на душе была тревога. Как он там? Всё ли хорошо? Не выдержало сердце. Наутро пришла в больницу снова, достала адрес этой "богадельни". Приехала, увидела и ахнула: - "О, боже, это вовсе не курорт!" Два амбала меня повели под руки на свидание с мамой. По дороге прочитали инструктаж: - Учти, мы будем рядом, если, что ты матери вдруг лишнего взболтнёшь, знай, тебе не сдобровать. - Знаю, у неё больное сердце, мне не к чему её расстраивать и волновать. Привели, а сами стали рядом. - Привет, сынок! - Привет! – А можно нам вдвоём остаться? – спросила у врачей. - Не положено, мамаша. - Сынок, с тобою всё в порядке? Ты похудел и побледнел. Здесь, что так плохо кормят? - Кормят здесь отлично, как в ресторане, до отвала, мама. Четыре раза в день, от пуза, на убой. - Один амбал, еле сдержался, чуть от смеха не взорвался. Другой не выдержал, шепнул на ухо мне: - Не умничай, это перебор. Мама не глупая была, всё по моим глазам прочла. Мама протянула сумку с едой. - Потерпи, сынок! Скоро мы увидимся с тобой. Я вытяну тебя отсюда. Попрощались, и меня увели в палаты. По дороге амбалы рассмеялись на счёт похлёбки, как в "ресторане". - Ну, артист, насмешил, в следующий раз сильно так не "заливай". Мама врачей просила отпустить ей сына, но они сказали: - Право не имеем. - А кто тогда имеет? Это в силе главврача, с какой больницы его направили сюда. Мама направилась прямо на вокзал, по дороге у неё схватило сердце. Одной рукой его прижала, второй к дереву прижалась: – "Боже, хоть бы не упасть". Мимо женщина шла, увидела, подбежала. - Вам плохо? Скорую вызвать? Врача? - Не надо врачей, там, в сумке моей валерьянка есть, валидол. Женщина достала, ей дала. - Скажите, что эта за больница, из которой я только что вышла? Мне без очков не видно. Женщина учителем, психологом была. - А кто там у Вас? - Сын. Почему мне его не отдают, что это за больница? Та в ответ лишь промолчала. Если б женщина правду сказала, мама на дорогу б упала. - Давайте вас проведу, куда Вам идти? - На вокзал. Маме немного полегчало, и они пошли. Учительница с ней сидела на вокзале, как могла, утешала. Она купила маме билет. И они ждали поезда вдвоём. - Вы не держите всё в себе. Что случилось, расскажите. И мама всё рассказала, как поддалась на обман. Открылась, полегчало, немного отлегло. - Вы берегите силы, приедете домой, а завтра к главврачу. - Ну, как же так, меня спасли, а сына покалечат, а он им песню посвятил и развлекал на празднике их больницу всю. - Врачи, как люди, разные. Есть добрые, опасные. Главврач может и сам не знает, куда кого везут. Ему принесли на подпись бумажки. Пойди, узнай, что за каждой стоит, ведь сколько всяких там лежит больных. Приехала мама домой, ночь прошла, на утро в приёмной ждала главврача. В первый день не застала, пришла на второй. То он на обходе, то на совещании, то на конференции… Прямо не врач, а летучий голландец! На третий пришла, застала. Он на документы взглянул. - Мамаша, ещё леченья курс не закончен. У него был суицид, потерпите ещё. На четвёртый день, как часовой, мама снова стоит у дверей кабинета его. - Мамаша, снова Вы? - У Вас дети есть? - Есть, простите, но они не хватаются за нож. Будет Вам сын! Недельку Вы потерпите. К тому же, Вы сами его привели и сдали в «психушку». - Куда я сдала? Ей стала плохо. Она теряла сознанье. Крикнул тот секретарше: - «нашатырь!», валерьянки, срочно врача! Прибежали медсёстры, врач побежал, который был добрый, узнал маму, ведь он её уже спасал. Маму в чувство привели, она поведала о том, как её подло обманули, что врач-злодей ей другое обещал – санаторий и курорт. – А сын Вас в праздник развлекал и песню посвятил. Добрый врач всё подтвердил. Главврач вспомнил песню, клип, концерт. Принесли карточку мамы медицинскую. Он заглянул в неё. – Вам после инфаркта нельзя волноваться, я вижу, скоро у Вас день рождения. Будет к празднику сын Вам. - А этого горе-врача, что байки плетёт, накажу. Ещё одна выходка, из больницы попру, и церковь ему не поможет. Такие таланты должны людей веселить, развлекать. Если б я знал, что и кого, и куда отправлял. Виноват это и наша вина. Я завтра с утра за ним машину пошлю. Кем он работал? - Дворником - Я ему почище работу найду. Он с экрана ещё не раз споёт, засияет.