Промо
 Подписаться
Поделиться
17 Maestro - Жили были-3. Драма
4:34 2 0 1 год
Лицензия
Жанры
Современная классика/Модерн
Над треком работали
Сергей Нагорный Лидия Копасова
Автор текста
Сергей Нагорный
Исполнитель
Сергей Нагорный
Текст
Дети дяди Васи тревогу забили. Говорили ему: - Ты зачем чужих в дом наш пустил? Не вздумай их прописать! Он ответил: - Это мой дом и мне решать! После этой беседы тяжёлый осадок остался у всех. До всей этой канители, у Ежи были деньги, хватило бы квартирку, «однушку» купить. У него был гонорар, одна студия в Киеве дала за авторский труд. Но толи рок, судьба или простая жадность и глупость сыграла злую роль. Попросил один знакомый Ёжу. - Мол, дай взаймы на полгода под 10 процентов. Клянусь, всё отдам! И Ёжа сдуру все деньги отдал взаймы. А тот чудак Герболайфа набрал на всю сумму. Короче, ничего не продал и долги не отдал. У Ёжи был брат – Титанир. Мама Ежи наедине предложила - Может, уедем к нему, навестим, всё-таки, родная кровь, не прогонит. Мы здесь всё равно чужие с тобой, нам ничего здесь не светит. Сердце болит за тебя, мой родной! Как бы опять не вышло чего. И купили билеты на поезд. И мучился Ёжа, бедный, всю ночь. Не спал и метался, как среди двух огней: ехать, не ехать, как же нам быть? - Мама, а что скажут карты? Та карты взяла, разложив, пояснила: - Встреча будет с другой у тебя на пути. Ты только верь, сынок! Ты только жди! - Какая встреча, мама, после всего, разве можно кому теперь верить? Поезд мчался всю ночь, стучали колёса, и каждый думал в ту ночь о своём. Она: – "Лишь бы подальше, сынок, от греха!" Он: – "Сколько было всего и в один миг всё потерять!" Поезд увозил их в чужие края. И никто не ведал, какая их ждёт беда. Встретил брат хорошо и поляну накрыл, и пришёл Болислав – брат жены нас проведать. Мама поделилась горем, стала всё излагать. Опять по живому нож от этих всех историй. У всех по телу пробежала дрожь. - Нельзя такое прощать. - сказал брат. – И вещи надо все твои забрать! – Болислав пояснил. Выпили и закусили, договорились, когда ехать за вещами на машине. Приехали втроём. Яна притихла, как на поминках. Ёжа собрал, что смог, из своего. Даже диван сумели вынести через окно, в двери – не входил. Когда всё погрузили, Ежу на улице брат с другом уже поджидали. Ежа с Яной прощались, да со слезами. Что творилось в их душах? Там всё закипало, наверно. Что ждёт их теперь? Последний рушился мост, что связывал их. - Что ты творишь? - А как ты могла? - Ты что ж век не простишь? - Я не Бог. Он судья Уносила Ежу дорога в чужие края Из родных и насиженных мест. Но эта воля была ему не милА. Ехал, как на Голгофу, нёс крест. *