Подписаться
Поделиться
Лития Тахини и Музыкальный Пешеход - Мумие
6:07 0 0 4 дня
Лицензия
Жанры
Рэп
Над треком работали
Лития Тахини и Музыкальный Пешеход
Автор музыки
Музыкальный Пешеход
Автор текста
Лития Тахини
Исполнитель
Лития Тахини
Студия
home production
Текст
Лития Тахини и Музыкальный Пешеход - Мумие — Итак друзья, возьмусь пожалуй рассказать о тайнах той, которая тахини пригубила на причастии. Чья лития, отражена устами непреложными, обвита-огорожена от глаза злобного Колодцами-дворами, которые хранят в себе сквозной пролет между мирами. Когда ночь сновидящая держала открытыми свои занавеси-веки – меня втянуло В окаменелую плоть, вцепившуюся в ребра собственного скелета. Когда-то оно было существом бесполым огромного размера. Существо было похоже на живую планету и внутри растило свою ноосферу. Выглядевшее заинтересованным, оно питалось чужим опытом, живыми историями И даже внимало посмертным рассказам внутри гробов с крематориями. Оно не просто ело, оно искало свой главный вопрос, пока из глаз его не потекли чужие слезы. Чужие слезы – яд. Умирало оно мучительно быстро, соленая влага еще не успела на его лице высохнуть. И вот прошли века, тысячелетия, из дыр зияющих, поросшие быльем, Сочатся, перегнившие сюжеты историй отживших - капает мумие. В меня отовсюду капает мумие, во мне ассимилирует ожившее отжившее – ожившее во мне. Когда я вхожу в эти истлевающие, когда-то прекрасные чертоги, В мою честь, величаво молчат надраенные трубы траурных оркестров. И вроде готова услышать скандальную правду о жизни единорогов, Но из винного кувшина крохотный Маяковский выражает свой протест. Из его уст несется о поэтах и писателях, он не доволен моим безразличием к литературе, к книгам. Вслух, советую ему принять таблетку альфу, а про себя, рекомендую выпить омегу, И кувшин с Маяковским катится мимо. Иду и замечаю, как не гнутся плечи, неужто, на меня свалился вдруг, тот самый опыт, Сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг. В мои глаза пристально смотрит эгрегор Пушкина, плавится сургуч моих зрачков, Чувствую себя ключом от всех замков библиотек сожженных, И одновременно, аскетичной дочерью блудных богов. В меня отовсюду капает мумие, во мне ассимилирует ожившее отжившее – ожившие во мне. Пытаюсь отряхнуться, но блуждающий форвард, пасует в меня обратно все до единой упавшие капли. Я мечтаю услышать о себе – Маргарита, но в след мне бездушно несется – Геката! Ныряю в черный ретрит, но торные тропы подсознания уводят меня в хвойный. На ощупь утюжу колючее, сосны и елки морщатся, они не любят когда против шерсти гладят их иголки. Эгрегор Пушкина давит мне на плечи, в моей вене хвойная игла, началось переливание – Из знаков препинания и слов, в меня льется смола, и эта песня уже во мне, эта песня - мое камлание. Беспрерывная трансляция того, чего здесь нет, циркулирует во мне меняя резус-фактор моей крови. Мое ЧСВ шкалит, втихаря от всех, под нижним ребром припрятан шкалик. В нем – чернобылье, его градус держит в узде мои эго-суставы. Я куражусь и заявляю – Я поверхностный шут, я мелко шучу – и отдаю честь лицедеям – Лицедеям Слава! Мое плохое настроение испорчено, передоз от мумие в меня вгрызается, накатывает интоксикация, ассимиляция закончена. Рассудок плывет, но глобальный предиктор застенков ума, держит мое сознание в фокусе разума. (с) Лития Тахини
Теги