Промо
 Подписаться
Поделиться
КинзаZEN или принципы Белого Тезиса...
22:16 52 0 9 лет
Лицензия
Жанры
Нью-эйдж
Над треком работали
Daniel Serebryany ( http://www.stihi.ru/author.html?inri )
Описание
АУДИОКНИГА
Текст
– ИСКУССТВО УПРАВЛЯТЬ УМКЛАЙДЕТОМ, – СКАЗАЛ НЕЗНАКОМЕЦ, – ЭТО СЛОЖНОЕ И ТОНКОЕ ИСКУССТВО. ВЫ НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ДОЛЖНЫ ОГОРЧАТЬСЯ ИЛИ УПРЕКАТЬ СЕБЯ. КУРС УПРАВЛЕНИЯ УМКЛАЙДЕТОМ ЗАНИМАЕТ ВОСЕМЬ СЕМЕСТРОВ И ТРЕБУЕТ ОСНОВАТЕЛЬНОГО ЗНАНИЯ КВАНТОВОЙ АЛХИМИИ. КАК ПРОГРАММИСТ ВЫ, ВЕРОЯТНО, БЕЗ ОСОБОГО ТРУДА ОСВОИЛИ БЫ УМКЛАЙДЕТ ЭЛЕКТРОННОГО УРОВНЯ, ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ УЭУ-17... НО КВАНТОВЫЙ УМКЛАЙДЕТ... ГИПЕРПОЛЯ... ТРАНСГРЕССИВНЫЕ ВОПЛОЩЕНИЯ... ОБОБЩЕННЫЙ ЗАКОН ЛОМОНОСОВА-ЛАВУАЗЬЕ... – ОН ВИНОВАТО РАЗВЕЛ РУКАМИ... * * * Детский сад за окном взорвался криками «Ура» – над ним, над детским Садом... и Гоморрой стал заметен инверсионный след от реактивного самолёта... Из открытого окна долетел визгливый голос воспитательницы: – А где моя Тонечка? – Выросла! – буркнула Маркиза... ПРИНЦ, ЧУТЬ ПОШЕВЕЛИВАЯ ЛАПКАМИ, ТИХОНЬКО, КАК КОТЁНОК, ЗАВОРОЧАЛ... Экранчик ноутБуки, пылая недописанным рассказом, как кот Баюн, вещал, что у Принца под окнами распускается сирень и по ночам поёт соловей... Хорошенькая девушка с кудряшками, стесняясь называть его иначе как на «Вы», смотря в экранчик, спросила: – Вы писатель? – Я мастер! – Принц поправил чёрный поясок штанишек с лямочкой, и нахлобучил ушанку с оторванным ухом ПРИНЦ ЗАСТОНАЛ И видно, что от сердца, потому, что мизансцена сна истаяла, превратившись в неосвящённые театральные подмостки, в центре которых сияла нежною улыбкой высокая фигура Бога-Сына... Принц застыл, как маленький, увидевший чудо, слёзы навернулись на глаза, и, извиняющимся жестом разведя ручки в стороны, выдал: – А я по-арамейски не умею... И заплакал, как ребёнок... * * * КУДА СТАВИТЬ-ТО?!!!!!!! Принц чуть не взлетел над кроватью. На вешалке мягко, не напрягаясь, висела одежда. Он последовал её примеру, и расслабился, глянув на экранчик буки... Окошечко SP3 Setup мерцало надписью: «Выберите папочку для установки...» Принц пальчиком бабахнул «Any key», и дав себе зарок кодироваться от апгрейта, стал искать куда-то завалившуюся тапку... Компьютер пытался загладить свою вину, раз за разом преданно перезагружая систему... Тапка обнаружилась под Вавилонской башней из собачек-кошечек в три ряда, а из коридора раздавался подозрительный шумок. Похоже, это был наш Paladin-MC, но Jr. Так. А никто и никого сюда не приглашал! Принц загрустил, скользнув упавшим взглядом по картинке на стене. Картинка есть, Маркизы нет... Эх, просветлённый... В Принцевой головушке снова зазвенел знакомый голосок... Сиамское вздумало сопротивляться... Принц смахнул слёзы и вооружившись томиком Братьев Грим, напевая: «хлопай ресницами и взлетай...» начал проце дуру экзорцизма... * * * Ворона с трудом оторвал клюв от Клавы – клавиатура последнее время была его бессменной подругой ко сну... Пока каменные кулаки терракотового Воина тёрли глазки, их хозяин дошед до зеркала, с которым вчера вечером были какие-то глюки – то какие-то неясные картинки, то голоса. Принц бы сказал, что это коридор зеркал, но вот что бы он имел ввиду при этом, подумала Ворона, одному Богу известно. Из зеркала смотрела мрачная, как Харон, личность в мятом одеянии испанского гранда с рыцарскою цепью и кинжалом на поясе, усердно потиравшая поясницу. – Что, почки распустились? – буркнул Птиц, и отвернулся. Он не любил смотреться в зеркала, как и любой паранормальный человек. Его тяжёлый взгляд упал на кинескоп компьютера, показывавший что-то там не так, или не то? Не коридор зеркал бы вроде, но... с экрана, а точнее со всплывающих окошек пялилась вакханалия... ну, скажем, достаточно облегченного поведения – Эк ей ноги раскидало-то – сказала Птица – скрутило, как пулю со смещенным центром тяжести... – Ты на себя посмотри – буркнул кто-то Ворона обернулась, глянула на зеркало, потом обратно на компьютер. Хотел было плюнуть в экран, но вовремя опомнился. Посмотрел – наверное, со звуком было порно... созерцая крестики вверху и слева во всплывающих окошках, и напевая «крестик – нолик, крестик – нолик», Птица принялся щёлкать По комнате разлилась тихая музыка Щелкунчика Чайковского, под которую почему-то затянул тенор из Евгения Онегина: – что день грядущий нам готовит... Ворона даже оборачиваться не стала – боцнула в последний раз по Клаве, и, не переодеваясь, двинулась ко входно-выходной двери, над изображением которой в зеркале загадочно мерцала надпись «Exit»... * * * Вдоль тропы по откосу, не торопясь, двигалась моно ментальная фигура Jet'а ЛИ (ЖанКлод) ВанГогi... ВанГогi был и Вани не было – ВанГогi было в icq. Вернее, оно его искало в Мобил. «Это что же тут понаWAPлено?..» – думал Ванька, «И куда меня ведёт GPRS?..» Моднёвые малиновые джинсы (2 раза Ку) мерно поблёскивали на солнце лэйбэлом с надписью «кардинал JetBeel». Короче, мэнэ мэнэ текил упарсин... Вдоль мерно ржавеющих рельсов узкоколейки, притаившейся в траве, мимо лавочки, на которой пришипились бабки, сидящие косячком, как воробьи на ветках, мимо разбросанных хлебных крошек Гензеля и Гретель... Он присел – взметнувшиеся к небу голуби на миг закрыли свет. Ваня открыл рот, но в этот же момент раздался из кармана мерный колокольный ДОНН. «Ааа, это мой могильный...» – вновь подумал Ваня, и закрыл рот. А на горизонте что-то замаячило. Иван Георгиевич присмотрелся. На откосе, глядя вниз, сидел знакомым силуэтом man in black. ПанкOFF прикинул вероятность Пив-рандеву для Пив-сатори, и для достиженья его пошёл навстречу... * * * На Принцевом деревянном манекене виднелась свежая надписью «мутабор» маминой губной помадой, а под потолком мерно покачивались шарики с гелием – в маленькой петельке, нежно обхваченный под мышки, обречённо висел маленький рыженький хомячок. Летучая мышка уже не надеялась привести в движение маленький бэтмобиль. Естествоиспытатель Фросечка был спасён вернувшейся from магазин командОС – ПаладинОМ старшим. Младшему немедленно была указана красная карточка, после чего последовала стандартная процедура удаления с поля. Он заглянул на кухонку к соседу: – Ну как, наколдовал уже? О, Принцев супчик!.. – С помощью под ручной поварёшки. – Улыбнулся Принц Ulheme. На кухне полыхали золотые секвенции аккордов Генделя – Принц колдовал над кастрюлей. – Но я сейчас ухожу. Ты проследишь? – Паладин кивнул, Принц растворился в воздухе... Нажав на выкл. плитки хоббитании, Max Paladin отправился до хаты. Взглянув на зеркало, он вспомнил, что выходные закончились, почесал щетину, и двинулся в санузел, твёрдо заявив себе: «Всё! Стричься, мычся, бричся!» На улице за это время набежали тучки, выдав ливень в краткосрочной перспективе. Max аккуратненько снял с вешалки жёлтые брюки Незнайки со стрелочкой, напялил любимый оранжевый галстук и белую офицерскую рубашку, жёлтый пиджак, глянул на зеркало. Зеркало старательно отобразило его недовольную мину... а водопад весеннего окна, похоже, думал о своём – в зеркале оконного стекла едва заметно отблеснули золотые руны на доспехах. Он обернулся... Показалось. Зеркало весеннего стекла пылало радугой – на улице окончилось водотечение, и началось Солнышко. Тихо пойти подышать не случилось. Словив фронтальный поцелуйчик, Паладин отправлен был на поиски магнитофона до кладовки. Порядком струхнув, он оказался на пороге склада на режимной территории общаги. А магнитофона не было – колонки были, и коляска... в стиле Пикассо нашёлся странный синий флаг совкового качества, обёрнутый вокруг древка и перетянутый аптекарской резиночкой и ведро сюрреалиста, представляющее неподобающий набор пересекающихся плоскостей. После короткой перебранки и контрольного поцелуя в щёчку, он не хотя и, так сказать, приспустя флаги, отправился к помойке ЗА режимной территорией. На вахте ухахатывались над фултонской речью President'а: «И какие же виды войск мы должны выводить? ДАВСЕ!.. и Украину в НАТО!..» «Она их разорвёт... однаТО» – буркнул Макс, остановившись у дальнейшей перспективы... После ливня узкая дорожечка к помойке – вдоль по линии обрыва у реки исчезла под огромной грязной лужей, из которой возвышались две трубы. Одна горизонтальная, очень похожая на Принцеву «тропу сумасшедших», скользящая куда надо; и вторая, вертикальная, с табличкой «объезд», грозящая вести перципиента куда-то вглубь и вдаль – за гаражи, хотя туда же уходило и болото лужи. Макс не поленился, вытащил фломастер с пачкой жёлтых стикеров. Оставив в покое первую букву, и приговаривая: «не тормозни, стикерсни», он ваял. Табличка обрела осязаемо-жёлтую надпись «обплыв». «Программа АнтиСпам» – всё так же буркнул Макс и, нахлобучив странное ведро на голову, взяв наперевес флагшток, пошёл вдоль по трубе... Видать, понравилось – он продолжал вдаль гарцевать – к помойке по бордюру на откосе, пока чуть не споткнулся о Ворону, сидящую на жёрдочке. «Чегой-то тихий ты кокойТЕ» – поздоровался, – «как Южная Осетия...». А за Вороной, проворчавшей чего-то неразборчиво, он обнаружил Сёгуна с Панковым * * * Мимо Вороньего уха, спикировав, просвистела чёрно-серая птичка – едва успел увернуться. Он выдавил: – Ящер – Что, ящур? – вздрогнул Сёгун – Ты это о ком – заинтересовался Паладин. И лишь Панков, услышав и поняв всё правильно, заухмылялся: – Ты на себя посмотри Вороне странно показалось, будто слова эти он уже где-то слышал. Вспоминать, однако, было не досуг. Основа жизни правоверного чатланина: зеленоватого металла рыцарская цепь едва поблёскивала у него на шее, а кинжал, как маятник, то превращающийся в диск, то восстанавливающий контуры он иногда метал в сыру землицу рядом со спецназовскими ботами Внизу, под откосом, у лодочной станции, танцевала худенькая фигурка в серебно-серых штанах капоэриста /прим./ Свет заходящего Солнца ложился на плечи ПринцУ, исполнявшему комплекс с копьём. – Индеец – рек ВанГоги, видимо оценивая у ПринцА оттенок кожи – Да, похож – добавил Сёгун, и засобирался Принц, похоже, их ещё не видел, а Ворона вдруг случайно встретилась глазами с Паладином – втыкаем на 7 лун и на закат у Золотого Храма... у распустившихся бутонов Лотоса... – родил тот – то ли своё, то ли Принца... Ворона снова промолчал Его глюкануло – тогда, когда пришёл сюда. Ему вдруг показалось – у ПринцА в руках – Копье Судьбы. Он обалдел, великолепно помня фотографии из Сети, и судорожно перекрестился. Сложив ладони в бинокль, присмотрелся. Нет, показалось. Палка от граблей с «гуманизатором» из губчатой резины, и только цвет похож. И тут Вороний взгляд упёрся в майку-безрукавку Принца – даже и отсюда было видно, что на ней, видать самостоятельно, отображено было лицо с Туринской плащаницы... – Софист... – почти неразличимо выдохнула Птица в ноги, мрачно-обречённо глянула на Принца, и снова уставилась вниз... Однако, Паладин расслышал: – Только отвернёшься, он сразу самообразованием занимается... – И, поняв, что растормошить Ворону не удастся, успокоился... Последние движения таолу, и Принц наконец огляделся. Его глаза сверкнули в сторону друзей: – О!! Социум!!! – Совсем озверел со своей медитацией... – дыхнула Ворона Принц, сделав неопределённый жест рукой, по набережной двинулся к воде – купаться... – А он всё там же? Та изба на кур.ногах?.. – вдохнул Панков – Куда он денется... Изба-то эта видела небось и сотворение Вселенной... – Сёгун – И труб Иерихона может быть дождётся – их заверил Паладин – От сотворения Вселенной... – Заунывным голосом начал Панков – Ну хватит ржать. Ты сам так посиди недельку – спятишь... Вот и смейся... Но потом – Ворона – пОтом – чуть оправил Паладин... – А, кстати, он не медитацией сейчас... – А чем? – Он духовиденьем... – Не, БогоСозерцанием увлёкся – Ох психиатр его порадовался бы... прими его, Господи, в Царство Небесное... – Да ладно вам, я тоже видел... Мы с ним вместе медитацию молитвы... – Брякнул было Сёгун... И сразу три башки синхронно повернулись в его сторону... – Да ладно, ладно, вы чего... И поздороваться наверно не успею – совсем засобирался Сёгун, набирая Паладина – для уже взбирающегося на гору ПринцА. – Безлимитка – тихо пояснил Панкову Паладин в ответ на удивлённый взгляд. И Сёгун укатил... – ... ну и чего? опять доспехами греметь!? Как хочешь... – попрощался Принц, нажал на спуск мобилы. Поправляя поясочек, он огляделся. – Тот самый – поинтересовался Паладин, ухватив за хвостик алый шнур – Тот подарок гурукала – фехтовальщика? – По улыбке Принца прочитал ответ, – Жрецы Прекрасной... На штанине у Принца под Лого типом фирмы-изготовителя виднелись печатные буквы «del Jesu». Принц вытащил из заднего кармана палочку продолговатого цилиндра, сел. – Маркизы – вздохнул Принц в ответ на изумлённый взгляд. – Забыла... – Ааа... Принц протянул Максику серебристую штучку – фирма «umkleidet» – прочёл Паладин, возвращая наличность обратно – Тушь для ресниц? Принц грустно кивнул, аккуратно поставив цилиндрик по левую руку – на бордюрчик – на торец. На торце имелся играющий солнышком фирменный тотем конторы – золотистая корона. Раздался замогильный «ДОНН». ВанГогi, став чуть менее – на время, виртуальным, оторвался от бутылки с пивом, протянул её Вороне. посмотрел в экранчик на мобилу – Туранский... – you Djinn? – нехотя переспросил Ворона, задумчиво взглянув на мобилу, непонятно зачем пытаясь пальцем вЛЕЗТЬ в бутылку. Палец у естествоиспытателя застлял. – наХ, наХ – сказал Паладин. А Принц добавил: – НаГИ Ева НЕ БУДЕТ У МЕНЯ В ПРОИЗВЕДЕНИИ! – они вместе с Гремлином – ещё б.. лучше! Панков, глядЯ на вибрирующий мобил, не глядя, сел рядом с Принцом – прямо на УмклАйдет – АЙ! Он подскочил. Панковский копчик получил комплексно-коллективное сочувствие... А все четыре взгляда почему-то сразу обратились на цилиндрик. Он стоял, касаясь пола краем торца, в положении, исключающем всякую возможность равновесия... ВагГогi чуть глотнул пивка, и чуть коснулся верхнего торца цилиндра. Слева от него возникла странная заплесневелая бутылка из под пива с вытянутым горлышком и белый бомж-пакет. Взглянув за упаковку, обнаружили там вяленную золотую рыбку... Три пары глаз смотрели на Панкова – Да ладно, ладно... – отмахнулся дядя Ваня. Пары глаз не отвернулись. Ваня сел – сидели вряд, ну и теперь смотреть ему в глаза мог лишь сосед... – ПанкOFF not dead. – Max Paladin сказал за всех... Теперь смотрели на бутылку – все, кроме Вороны. Воронье безразличие чуть дрогнуло при появлении из ничего чего-то, но пиво после извлечения бутылочного пальца больше не интересовало... Вжик – Максик едва успел отдёрнуть туфель в сторону от места, куда воткнулась Вороняя заточка, хмуро глянул на Ворону, отошёл в сторонку – от греха, пинув флагшток – и тот достаточно уютно оказался острием к реке на горлышке бутылки обнаружили халдейский знак сургучной, кажется, печати. Ваня вытащил оружие – складной любимый перочинный, и расковырял бутылку – слава Богу, не убил – похохатывая, улыбнулся Паладин ВанГогi, взяв бутыль в ручонки, уставился в неё, словно в подзорную трубу. Видать, что синих далей он там не увидел, потому потёр бутылку рукавом – протер для Солнышка окошечко – для обозрения. Тихонько – сзади раздалось покашливание. Все трое обернулись (кое-кто вертел кинжал, да и плевать хотел). Шагах в пяти как привидение явился некий дервиш с оплывшею (по пьяни может быть) физиономией в немыслимом – как у бомжа тряпье. Смотря на Ваню, словно на пустое место, дервиш поклонился, полез во внутренний карман хламиды. Панков полез в карман за мелочью – чтобы отстал, пока ещё не начал говорить Но индивид извлек из пиджака? блокнот, разбитое пенсне, напялил, послюнявив карандаш, чего-то записал, потупив взор, потом поднял глаза – Абдурахман... да что уж там... Могарыч – видимо представился, и, глядя на бутылку – Слушаю и повинуюсь – Что? – челюсти ВанГогi щёлкнули, и попытались прикоснуться к основанию ботинок. Мда... отвисла челюсть... Ответить дядя не успел, переведя глаза с мобильного Панкова к Паладину, только что вертевшему ведро в руках, ну а теперь держащему его за козырёк? словно фуражку Дервиш поклонился, тихо, но подобострастно обратясь, похоже, к Паладину: – Рыцарь... Но потом он глянул на Принца, его глаза расширились, и выдохнув, как заклинанье: – Древний – дервиш рухнул Принцу в ноги – ниц Сёгун говорил, что у Маркизы были вот такие же глаза, когда мы с нею познакомились – подумал грустно Принц – Чегой-то с ним? Они с Паладином с трудом оторвали бомжа от земли, но тут бомжовые глаза пересеклися с вороными Кто-нибудь видел когда, чтоб человек попытался нырнуть в бутылку рыбкой? А теперь вот у Панкова были глазки, как у Тонечки тогда – взгрустнулось Принцу – добрый Ваня перепутал две бутылки – сунул культовую пробку из под пыва не в свою бутыль, поэтому попытка суицида не удалась – индивид, схватив свою? поллитру в руку, дёрнул так, что засверкали лет так пятьдесят немытые пятки Три башки обёрнуты к Вороне, но ворона не подавала никаких новых признаков жизни. «Бог с ним» – подумали все. О том, о ком подумали все, тоже знал лишь Бог. А лишь спустя мгновение всё вернулось на круги своя – Панков стал виртуально-номинальным, отойдя назад, не замечая ничего в реале, Принц, какой-то тихий не в пример сегодня, совсем затих, а Максу стало интересно вдруг – его глаза нашли лежащий за бордюром флаг – он напялил старое ведро на голову и развернул флагшток... И флаг затрепетал. Штандарт – как копие с Единорогом, пронзал пространство ввысь над Паладином. Ворона глянула ему на наконечник и зажмурилась. Старый шлем конквистадора, забракованный когда-то Дон Кихотом, переливаясь ржавчиной и рунами, также чуть отблёскивал на солнце. В кружащейся Вороней голове – на языке крутились странные, полупонятные цитаты из учебника по-аглицки, но Принц, словно читая его мысли, и взглянув на бело-серебряно-золотой на синем образ, что был отражён на стяге, полузакрыв глазки, еле слышно произнёс: «for I believe» небо раскололось пополам – справа небегали тучи, заволакивая чернотой небесную голубизну, укутывая сумерками всё мрачневшую Ворону, справа же закат заливал алой кровию света рядом с Птицей сидящего Принца и его Паладина. А вечереющее небо полыхало Млечною Дорогой, как алмазным ожерельем
Теги