Подписаться
Поделиться
Андрей Крамсков песня "Верняк" альбом: Родина моя
2:08 177 2 14 лет
Лицензия
Жанры
Авторская песня
Над треком работали
Записывающая CD-диски Студия "Образ"
Описание
Настолько проста, понятна и действенна идея Родового Поместья, способного всю жизнь изменить! Настолько универсальна по применимости к самым разным судьбам людским, что как-то сама-собой родилась у Андрея Крамскова песня «Верняк!», где воскресение людских судеб видится даже для находящегося в тюрьме человека. Однажды, сидя после работы в одесском кафе и наигрывая на гитаре разные песни, Андрей уловил на себе пристальный и изучающий взгляд сильного, уверенного мужчины. Чувствовалось – этот мужчина многое видел в жизни. После песни «Верняк!» он подошёл к Андрею и спросил: «Извините, Вы наверное, были в зоне, раз так коротко и ёмко спели». Не знал тогда Андрей, что вот уж два года во многих «исправительных» заведениях самой популярной книгой в тюремной библиотеке является «Звенящие кедры России» Владимира Мегре. Не знал, что в Харькове, в зоне строгого режима заключённые с 2001 года выращивают кедрики. Не знал, что в Темновской колонии строгого режима (Харьковская область) начали выпускать так называемые гелиоколлекторы, позволяющие использовать солнечную энергию для получения дешёвого электричества и горячей воды (причём – и конструкторы и проектанты этого производства – сами заключённые)… Ничего этого он тогда не знал. Но чувствовала душа барда, что нужна эта песня людям, сидящим там – по ту сторону решётки. Именно поэтому и звучит она в альбоме вот так вот – просто, без «наворотов», почти на трёх аккордах, чтобы любой зек, сидя на нарах, смог сыграть её без всякой гитарной квалификации. И несколько дисков с этой песней решил передать в «зону» - чтобы «хоть надеждой обогреть мужиков»… Потому что верит бард – быть родовым поместьям на земле!
История создания
Когда встречаешь в жизни яркую личность, трудно впоследствии дать ей краткую и ёмкую характеристику, передать другому человеку свои ощущения от встречи. Именно такими являются чувства, испытываемые после встречи с Андреем Крамсковым: с ним, как с человеком, с его песнями, с его делами. Попытка рассказать о нём через перечисление профессий ничего не даёт. Судите сами: матрос, грузчик, директор сельского клуба, верхолаз, монтажник-высотник, водолаз-спасатель, директор магазина, бригадир рыболовецкой бригады… Чем бы ни занимался Андрей – рядом с ним были песни. Его собственные песни, песни его друзей. И каждая из этих песен – это кусочек его жизни. Когда договаривались о записи его альбома, он сказал: «Знаешь, я хочу записать такой альбом, чтобы – взаправду, как в жизни, в нём всё было. Чтобы – без розовых «соплей», без «ахов» и «охов»… Чтобы - о Любви, о Родине, о родовых поместьях, об Анастасии – этой удивительной женщине, описанной в книгах В. Мегре «Звенящие кедры России». Чтобы на песнях из этого альбома можно было мужчин подрастающих воспитывать. Пусть он будет коротким – этот альбом. Но чтобы люди в нём себя узнавали, жизнь свою. Ведь наше поколение – сорокалетних – успело разного хлебнуть: и советские времена, и эту «безбашенную» перестройку, и дикий капитализм этот… И демократию со стабилизацией повидали уж… Поэтому в большинстве своём – ничему и никому не верим. Настороженные мы какие-то. Обмана очередного боимся: а вдруг и светлая идея о родовых поместьях – очередной блеф политиков. Вот и хочу, чтобы откровенно и всерьёз подумали мы: о себе, о судьбе своей, о Родине. И при этом – ни разу не произнести слов «поместье», «Анастасия», «кедры», «райский сад». И в то же время – об этом всём. Собой буду в альбоме определять действительность, через себя историю пропущу, и другим, сверстникам своим, покажу, что есть ещё и силы и вера в светлое Завтра. Чтоб – в себя поверили! Не скисали чтоб. Чтобы – руки не опускали. Ведь – столько радостного и нужного ещё можем сотворить! Для себя, для детей, для друзей, для рода своего.» Вот поэтому и альбом этот – специфичен. В нём – попытка осмысления Родины через уже прожитые годы жизни. В начале альбома – о том, как оно было раньше, в «те», застойные, времена: запустение в душе от рутинности быта, друзья уезжают за границу (а ведь – «если рядом нет друзей, значит ты на чужбине живёшь», и – «эх, собраться бы нам на кухне, как бывало»), одиночество поэта, которого любили только «птицы, дети и дураки». Да ещё - редкие моменты радостного уединённого созерцания природы (песня «Метель»). Потом – размышления о середине жизненного пути: уже 42, и всё-таки, не смотря на все трудности и превратности, есть ещё, ради чего небо коптить: «и пока я дышу и пою – песней греется чья-то судьба». А такая жизненная позиция – обязывает ко многому. В частности – к тому, чтобы «доработать номер до конца» (в тесном кругу эту песню Андрей называет: «Про себя, любимого», он её написал, когда жил в цирке, с друзьями – цирковыми артистами). И вдруг – как откровение: в вокзальной суете маленькая девочка кормит хлебом голубей (песня «Платьице в горошек»). Среди запустения и хаоса можно, оказывается, увидеть Будущее, его красоту и детскую непосредственность. И ради одного этого - можно ещё жить, действовать! Можно – «кипятиться»! И следующее откровение для барда – среди всего сумасшедшего ритма жизни, стОит иногда остановиться, забыть о текучке, о прочитанном и увиденном, чтобы просто услышать, как чижик поёт (песня «Чижик»). И вот, из таких вот простых житейских наблюдений в душе рождается другое – переосмысливаешь то, что раньше не ценил, думаешь о тех, кого раньше недооценивал. Наверное, нечто подобное испытывал и автор книг «Звенящие кедры Росии» Владимир Мегре в душе, когда впервые начал понимать значимость Анастасии в своей жизни (песня «Про мужскую любовь»). Сдержанно и без эмоций стараются современные мужчины любить своих женщин. А – стОит ли так?… И продолжение этих раздумий – в песне «Воскресенье» (вспомните, как переводится с греческого имя «Анастасия»): «Ты на помощь придёшь через будней косые ступени…». Настолько проста, понятна и действенна идея родового поместья, способного всю жизнь изменить! Настолько универсальна по применимости к самым разным судьбам людским, что как-то сама-собой родилась у Андрея песня «Верняк!», где Воскресение людских судеб видится даже для находящегося в тюрьме человека. Однажды, сидя после работы в одесском кафе и наигрывая на гитаре разные песни, Андрей уловил на себе пристальный и изучающий взгляд сильного, уверенного мужчины. Чувствовалось – этот мужчина многое видел в жизни. После песни «Верняк!» он подошёл к Андрею и спросил: «Извините, Вы наверное, были в зоне, раз так коротко и ёмко спели». Не знал тогда Андрей, что вот уж два года во многих «исправительных» заведениях самой популярной книгой в тюремной библиотеке является «Звенящие кедры России». Не знал, что в Харькове, в зоне строгого режима заключённые с 2001 года выращивают кедрики. Не знал, что в Темновской колонии строгого режима (Харьковская область) начали выпускать так называемые гелиоколлекторы, позволяющие использовать солнечную энергию для получения дешёвого электричества и горячей воды (причём – и конструкторы и проектанты этого производства – сами заключённые)… Ничего этого он тогда не знал. Но чувствовала душа барда, что нужна эта песня людям, сидящим там – по ту сторону решётки. Именно поэтому и звучит она в альбоме вот так вот – просто, без «наворотов», почти на трёх аккордах, чтобы любой зек, сидя на нарах, смог сыграть её без всякой гитарной квалификации. И несколько дисков с этой песней решил передать в «зону» - чтобы «хоть надеждой обогреть мужиков»… Потому что верит бард – быть родовым поместьям на земле! И пусть каждый из людей по-своему начнёт сотворять: «Кто-то – построит дом, кто-то – посадит сад». Важно то – что начнут люди Прекрасное Будущее творить! И Родина его – Великий Дон – зазеленеет садами вишнёвыми! Вернутся казаки на землю! Именно об этом он мечтает в старой казацкой песне «Под окном широким…» И не остановит барда в его мечте ничто, никакие препятствия. Когда заканчивали писать альбом, не выдержали голосовые связки барда – простуженный (сквозняки наших поездов), с перетруженным за время интенсивной записи альбома горлом, он не мог записать последнюю для альбома песню. Злился, пытался вновь и вновь перепеть, литрами пил горячий чай, настоянный на харьковских «помещичьих» травах – ничего не помогало. За 4 часа до отъезда из Харькова вышел из студии, погулял по лесопарку, подышал осеним воздухом, полюбовался жёлтой листвой, помечтал о будущем, и, вернувшись в студию, спел-таки казацкую песню! Пусть не так, как хотел, «щадящую» партию, но – спел! Ничего – ещё запоёт во весь голос казачий бард! И эту песню – и многие другие! Новые альбомы ждут его – столько песен ещё не спето! У него в тетрадке записано одних только казачьих народных песен – около 800! А ведь ещё есть свои – рассветные песни. И запоют песни люди, и зацветёт Родина! Верит в это бард! И поэтому – обязательно надо ему «доработать номер до конца»… И он доработает. Пожелаем ему в этом Удачи!
Альбом
альбом "Родина моя"; заказы на: www.megaton.boxmail.biz
Студия
Бард-Студия "Сивка-Бурка", www.bardstudio.nm.ru