Промо
 Подписаться
Поделиться
Александру Вертинскому
5:22 32 0 8 лет
Лицензия
Жанры
Авторская песня
Над треком работали
Андрей Корф
Описание
Вернувшись из многолетней эмиграции, русский шансонье №1 Александр Вертинский обрек себя на гастроли по самым тяжелым, в эмоциональном и физическом отношении, регионам советской России - по Сибири, Дальнему Востоку, Сахалину. Причем выступал не только в крупных городах, но и в небольших поселках, на станциях, рядом с зонами, не глядя на погоду и количество людей в "залах". Думаю, что таким мучительным образом немолодой артист хотел искупить свою, как он полагал, вину перед Россией за то, что на много лет бросил ее. Эта песня - знак благодарности Александру Николаевичу за поданный им пример тихого, непоказного величия духа. Песня рассказывает об одном из таких таежных концертов, но на ее "полу" - осколки мозаики всей жизни Маэстро.
Текст
Таежный городишко, Измученный дождишком, Желтым, как из-под ноги пса… Ненастьями раздета До ржавого скелета Девушка с веслом из гипса… Лошадка ломовая, От скуки изнывая, Вежливо жует афишу, А на афише – клоун, И, времени назло он Выстоял. Вернулся. Выжил. Дом на колесах Фортуны, бывший вагон санитарный, Бывший притоном и штабом, нынче куда ты завез Запах Стамбульской кофейни, эхо аккордов гитарных, Млечную пыль кокаиновых грез?.. В заплеванной столовой Волчицей стоголовой Ждет тебя твоя Россия… Обритые затылки, Стаканы да бутылки, Воздух, от махорки синий… И всей твоей Шанели Не хватит на шинели Насквозь пропотевшей туши. Так вот она какая: Тоскою истекая Смотрит исподлобья в душу. Сбросив тулуп за кулисой, выйдет маэстро во фраке, С бабочкой, севшей на горло, чующей сладкий нектар Песен, рожденных в дороге, сказок, рожденных во мраке, В стонах роялей и в плаче гитар… С деньгами и талантом, Что толку быть атлантом, Поднятым из моря рампой, И вить на суше гнезда, Когда морские звезды Молча доедают храм твой?.. Уж лучше покаянно Истечь слезою пьяной, Прочь от королев и пажей - В таежный городишко, Измученный дождишком, Желтым, будто ангел падший… Зябко поежится нота, кутаясь в облачко пара, Две одинокие чайки вылетят вон из манжет, И, в ожидании бала, молча присядет у бара Девочка в платье «Maison Lavalette»… Голубем вырвется голос, и, от любви подыхая, Плюнет прокуренной сказкой в зал, исступленно немой… Плачь, Коломбина в Париже, плачь, Арлекин из Шанхая, Плачь по Пьеро, что вернулся домой!..