Владислав Сретенский Владислав Сретенский 
 Москва
Автор музыки и стихов, исполнитель, аранжировщик. Как сюда попасть

Поездка в Русь

Край родной, я вновь к тебе вернулся, Только, видно, малость запоздал. От меня ты будто отвернулся, Да и я, по правде, не признал. Где склонялись хилые домишки, Квакали лягушки, грудь пуча, Поднялись, картинками из книжки, Стройные колоссы кирпича. И сказал бы в раз другой: красиво. Но сегодня « раз» совсем иной, На душе так муторно – тоскливо, Будто здесь я лишний и чужой. Как во сне брожу по темным скверам По проспектам в мареве огней. Я один, и люди за барьером, Сотканном превратностью идей. Кафетерий, столик, запах пряны - Жизнь из равнодушья и забот. Я трезвее трезвых – в доску пьяный, Прошиваю взглядами народ. Хоть бы кто! Толикой пусть бы малой Мне напомнил прошлое штрихом. Погоди! Ведь это ж дед из Става!… Я рванулся в память за окном. Поднапрягся. - Дед!- Схватил за плечи. -Дед Федот, ужели это ты? -Юрка! Ё?…-Я слышал, ты далече. Вот тте раз… Впрямь средь снегов цветы. Никогда в родных, не числясь прежде, Не было сейчас его родней? Даже пот из запахов одежды, Был созвучен с ароматом фей. -Ты к нам как? Решил забресть из блудных? Или потянуло на покой? -Вот решил! Что детство вспомнить нужно. Я, проездом, вечером домой. -Как же эт? Не хочешь свидеть Глашу? -Что? Жива!? Я и не думал что б… -Э! ну, надо, ишь ты, матерь вашу, Не раненько ль прячешь ейный гроб? -Как раненько? Лет уж ей, дай Боже. -Да! Ровня, поди, с Кутузом чай. -Что же делать? А, рискнем, быть может!… -Вот и гоже, погоняешь чай. Сев в такси, с водителем на пару, Снял сермягу, видевшую «дни», Ловко вытащил мой дар - сигару И сказал с достоинством: «Гони!» Вся дорога ельник, да овражек, А тряслись, наверно, битый час. Тишиною принял старый Стажек, Неприятно, изучая нас. Все запущено, всё сплетено стеною. Куст малины пышет краснотой. Старый клен, расщепленный грозою. Домик, весь в хозяев – чуть живой. -Ты, проходь, проходь, ядрена кожа. Бабке в счастье впрямь не отойти б. На меня взглянув, сказал: О, рожа! И уж Глаше: -Где ты, старый гриб? Распахнулась дверь, а с ней картина - Точный образ пушкинских страниц. Я мальчишка и моя «Арина»… Вновь лепила сказки из крупиц. Спутав сетью сладостного ига, Они тенью ворвались в меня: Бесы, короли, пираты Стига, Гномы под копытами коня. Я очнулся: -Здравствуй, тетя Глаша. Прислонилась Глаша к косяку. -Где ж ты столь шалялся, сила вражья?- Как тогда твердила босяку. -Чё, эйт я?- Руками заплескала. -Счастье-то принес мне вечер сер. В образе лампадка догорала, Керосинка в роли ля торшер. В горнице все чисто и безвкусно. Словно здесь остановился миг. По стенам развешана капуста, Фото близких, склеенные встык. -Может бабка хватит квасить нюни?- Вишь с дороги гость,- ввернул Федот - Нам бы посущественней, чем слюни. Шкалик, да огурчиков бы… Вот! -Ах, ты, злыдень!- взбеленилась Глаша- Важен для тебя не гость, а тост. Люди мрут, а этот. Что ни день, то краше. Бегает. И всё - не на погост. В колкостях бросаясь на Федота, В кухне хлопотала, возле нас. Видно было – новая забота, Превратилась в лучший её час. Появлялись яства, как из сказки: Пряности, картошка, самосол… Чокнулись, одну приняв для встряски. Дальше бражка заливала пол. Я молчал. А видел… только Глашу. Синькой испещренные глаза. Ей бы крест дать в руки, а не чашу... И пиши святые образа. -Разговеться б музычкою, слыш-ка?- Дед подергал Глашу за рукав. Та, немедля, юркнув сквозь домишко, Кружева с чего-то нежно сняв, Извлекла из недр какой–то ящик, Приоткрыла крышку - патефон. Ручка, издавая звук скрипящий, Распахнула створки двух времен. Так, сквозь шип задели краем «Стеньку», Под «камыш» слезой умыли стол. Бросил дед мне краткое: - Налей-ка! И рванулся в пляс, швырнув камзол. Бабка Глаша, вольницей парада Заплела вокруг нас хоровод… Как нам много, так им мало надо, Чтоб забыться от мирских забот. Пот струил на старческие лица, Затекая оловом в ступни… Не милует господа десница Сединой, покрывшиеся дни. Позади минуты расставанья, Чарка в пятый раз на посошок, Глашины подарки и рыданья. И…- Мож выпьем?- дедовский басок. Самолет взревел, пред лётом, пыжась. Ввяз в туман, проклюнув облака. Никогда к Руси я не был ближе. И, видать, не буду уж. Пока!!!
Добавлено:    Изменено: 23.10.2010    386    

Комментарии