Памяти Иосифа Бродского

Среди темных аллей вдалеке от несчастной России Я по берегу Сены шагаю неспешно и важно пешком. И прохожие смотрят и смотрят мне пристально в спину, Но не в курсе они, что ведь я диссидент и поэт (и известный притом). За стихи, что писал я в дыму и на кухне былых коммуналок, Мне Советская власть припаяла жестоко тюремный Сибирский острог. И в суровой тайге среди урок-уродов на зонах лесоповалов Я на звёзды смотрел и вмещал постепенно все смыслы меж строк. А когда отпустили меня наконец те глупцы, дураки-коммуняки, Я известным стал в мире, как гуру, поэтом великим на шаре земном. И в Стокгольме меня короли принимали с улыбкой в моднючейшем фраке. И обмыл я награду прекрасным французским вином (и шампанским игристым потом). А когда я закончил свой тернистый жизненный путь и забыт был Парижем, И на кладбище где-то улёгся средь знатных и прочих различных людей, Мне берёзы России остались (вот странно!) немножечко капельку ближе, Чем Монмартр и Пигаль, наводнённые кучей бездушных лядей.
Добавлено:    Изменено: 28.12.2010    186    
История создания:
Хороший был поэт, но абсолютно без чувства юмора.

Комментарии