Armen Ayvazovskiy Armen Ayvazovskiy 
Другой город
Пою все что нравится. Мои песни теперь доступны нa itunes Как сюда попасть

Напоить меч - Третье действие

Первое явление На сцене Беор, Советник, Маргарита и несколько слуг. Советник с укоризной смотрит на жену. Беор смотрит в окно, на город. Беор: Сумерки… красивей часа нет… Шумный город, как сковорода, Стынет, окунаясь в лунный свет, Чтоб заснуть на время, как всегда. Маргарита: Сумерки… земля страданья пьёт. Поле боя, как сковорода, Раскалилось. Ваше войско льёт Кровь Элеи. Лейте ж, как всегда! Советник: Хоть здесь, прошу, благоразумной будьте, И гордостью себе могилу Не ройте! Маргарита: Смерти не боюсь ничуть я! И в дом Филиса не входила! Беор: Где лагерь их – мы знаем сами. Мы лишь подманиваем Вами Горсть последних из Тех, с кем смел Филис. Сумерки… в такой же поздний час Храбрый воин и певец, Филис Обнимал средь лип и сосен Вас… Дети от него ли родились? Советник вскипает, подходит к жене, чуть не бьёт её по лицу, но вовремя останавливается. Выдыхает и отворачивается. Маргарита: Сумерки… король мой, жаль мне Вас. Счастья Вы не знали. Только бой Алой пеленой скрывал от глаз Боль войны проигранной – с судьбой. Советник: Хоть здесь, прошу, благоразумной будьте, Король не просит утешенья! Маргарита: Но я сейчас права, мой муж, по сути? Он пренебрёг предназначеньем Воителя… Беор: Да, пренебрёг. Увы, я доказать не смог: Счастье – звон щитов, Радость – боль врагов… Сумерки… всю жизнь я бился зря, Впору обратить в себя свой меч И, друзьям «прости» не говоря, В прах, вслед за врагом, навеки лечь. Маргарита: Сумерки… Снега элейских гор В этот час, как золото, блестят. Путник думает, храня костёр: Счастлив он навек иль только рад? Беор смотрит на неё немного удивлённо, потом со злой ухмылкой, но молчит. Советник: Хоть здесь, прошу, благоразумной будьте, Не пойте песен той Тианы! Маргарита: Король попросит сам. Беор: Пусть. Отдохнуть я Не против в тех воспоминаньях. Допойте. Маргарита: Все слова забыты. Беор: Без слов хотя бы, Маргарита. Маргарита начинает петь без слов. Кровью поить меч И деревни жечь – Беор отходит от окна вглубь сцены, Советник занимает его место и смотрит на улицу, поминутно оглядываясь на сцену. Ненавидеть ли, Что вчера спасли? Можно ли принять, Что отвергла рать? Ночь одна с врагом – И вся жизнь вверх дном. Как обманулся, не ведая счастья! Как был повержен противником в юбке! Маргарита: Нам непривычны такие поступки. Это мужчины мечтают о власти. На улицу из всех закоулков выходят люди. Беор: Как обманулся, смеясь над поверьем! Нет, не легенда спасает Элею! Кровь голубая сгниёт в нас быстрее, Чем заржавеет оружье Империи! Один из толпы, укрытый плащом с капюшоном, начинает раздавать остальным предметы, укрытые рогожей. Они снимают рогожу – это оружие. Счастлив мой враг был до смерти Тианы. Счастлив теперь, ведь жива Маргарита. Войско счастливых не будет разбито, Горестным – не увидать славы бранной. Советник время от времени растерянно поглядывает на короля, боясь перебить. Делает знаки, подзывая его к окну, но тот словно не видит. Я ошибался, не в кровопролитье Не во главе окровавленной рати Счастье. Я всё потерял, с меня хватит! Советник: Войско Филиса, король мой! Беор подходит к окну. Партизаны теперь собрались перед входом во дворец и обстреливали охрану. Во главе повстанцев Филис, снявший плащ. Лицо Беора каменеет, он отворачивается и холодным голосом бросает: Беор: Впустите. Второе явление. Двери открывают, Филис входит с поднятым мечом и встаёт перед троном. Воцаряется тишина. Беор: Откуда ты, воин элейский? Ответь, Наследник какому отцу? Кто мать тебе? Кто будет в окна смотреть В разлуке, едва ли идущей к концу. Филис: (смотрит на Советника с ехидной улыбкой) Глядит на дорогу чужая жена И ищет следы, но следов не найдёт, Снова уставляется на Беора Покуда не смыта с убийцы вина За кровь, что по лесу Элеи течёт. И с теми умершими пала и мать, Принявшая горькие слёзы и боль, Чтоб чадо от вражьего сына зачать. Я Ваше бесславье, Беор, мой король. Беор: С чего ты решил, что с тобой мы в родстве, Волчонок, рождённый в элейской листве? Что общего в нас? Филис: Может, крест золотой, Что мать с давней ночи носила с собой? Показывает крест. Окружающие изумлённо охают. Глядит на дорогу чужая жена И молится, чтоб я вернулся назад, Чтоб стала туманной легендой война Империи с тем, кто Беором зачат. Элейского леса воитель последний И кровопролитья терновый венец, Я рода бесплодных тиранов продленье, Я Ваше бессмертье, Беор, мой отец. Довольно кривляться. Вы знаете сами, Что вас обольстила царившая нами. Беор: Так что Вы хотите? Престол мой и власть? Филис: Их даже имперцы успели проклясть. У Вас моё сердце. (указывает на Маргарту) Беор: У Вас моя кровь. Филис: Рассудит пусть Бог нас: трон или любовь. Беору дают меч. Он встаёт. Начинается поединок, очень вялый. Ни один из них не хочет другому смерти, хотя оба понимают: один должен умереть. Наконец, Филис обезоруживает Беора, заносит над ним меч… но в последний момент передумывает и протягивает ему руку. Беор несколько секунд раздумывает, затем хватается за руку. В этот же миг Советник достаёт из-под полы нож, чтобы наброситься на Филиса. Маргарита: Филис! Обернись, Коль любишь жизнь! Филис оборачивается, едва успевает увернуться, нож попадает в ладонь Беору. Филис: Король, Эта боль - Месть, но не столь Тяжёлая, как Вы достойны, Последняя боль в Ваших войнах. Филис поворачивается спиной к отцу, берёт за руку Маргариту. Беор вынимает нож из ладони и швыряет ему в спину. Маргарита вскрикивает, Филис слегка качается, но не падает. Вдвоём идут к краю сцены, там Филис вынимает нож, затем оба скрываются. Советник думает, пойти за женой или остаться с королём. Потом начинает кричать: Советник: Маргарита! Вернись, Маргарита! Советник смотрит на Беора. Беор: За пять лет и на новую битву… Не за нами сегодня, увы, Крик победный… (берёт нож) Советник: Я… ранены Вы… Беор: Ранен в самое сердце той странной Давшей лесу Филиса Тианой. Поражений не знал столько лет… Он мой сын и убийца мой. Советник: Нет… Отводит глаза немного виновато, потом уходит (НЕ вслед за женой). Воцаряется тишина. Беор: Сумерки… красивей часа нет… Шумный город, как сковорода, Стынет, окунаясь в лунный свет, Чтоб заснуть на время, как всегда. Сумерки… земля страданья пьёт. Поле боя, как сковорода, Раскалилось. Наше войско льёт Кровь Элеи. Лейся ж, как всегда! Сумерки… и враги, король, жалеют Вас. Счастья я не видел. Только бой Алой пеленой скрывал от глаз Боль войны проигранной – с судьбой. Сумерки… Снега элейских гор В этот час, как золото, блестят. Путник думает, храня костёр: Счастлив он навек иль только рад? Сумерки… Меня ты не убил, Зная, что мне жизни больше нет В жизни без боёв, судьбы и сил И надежды будущих побед… Кровью поить меч И деревни жечь – Ненавидеть ли, Что вчера спасли? Можно ли принять, Что отвергла рать? Ночь одна с врагом – И вся жизнь вверх дном. Как обманулся, смеясь над поверьем! Нет, не легенда спасает Элею! Кровь голубая сгниёт в нас быстрее, Чем заржавеет оружье Империи! Счастлив мой враг был до смерти Тианы. Счастлив теперь, ведь жива Маргарита. Войско счастливых не будет разбито, Горестным – не увидать славы бранной. Я ошибался, не в кровопролитье Не во главе окровавленной рати Счастье. Я всё потерял, с меня хватит! Беор, закрывая рану здоровой рукой, подходит к ножу. Беор: День, когда без крови сух твой меч, Прожит, без сомнения, зазря. Думай: умереть, клинок сберечь, Иль убить, но мига не теряй! Закалывает себя. Занавес.
Добавлено:    Изменено: 09.03.2009    345    

Комментарии