Матаморфоза (Пьеса. Фрагмент 1-й)

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Сцена первая Квартира Антония, зал. Явление первое Антоний и Тень. Ночь. Кончается знойное лето. Из темноты раздается мужской голос, тихий и умиротворенный: Антоний: Кто здесь? После некоторой паузы второй голос вступает с ним в диалог: Тень: Никого. Антоний: Я один? Я это сказал, или только подумал? Тень: Сказал. Антоний: Кто ты? Почему так темно? Тень: Я – твоя тень. Антоний: Какой знакомый голос. Голос грусти, голос осени... А ночью все также жарко. Тень: Ты больше не боишься темноты? Антоний: Зажги свечу. Тень: Увидишь ли ты тень, когда свечу перед собой поставишь? Антоний: Ты задаешь вопросы? Тень: Да, сегодня. Антоний: Обычно я тебе их задаю. А ведь, и не всегда ты отвечаешь. Ну что ж, давай поговорим. Тень: Давай поговорим. Но ты молчишь. Антоний: Молчу, но разве тени нужно знать звучанье речи? Тень: Нет. Ты прав. Слышится скрип половиц. Потом неторопливые, еле различимые шаги. На фоне окна проявляется силуэт, его взгляд устремляется в безлунное небо, в котором едва различимы звезды. Голос тени продолжает разговор: – Ты вновь не спишь, уже который день. А в чем причина? Антоний: Мне думать хочется, что пьян. Тень: Вино ли не клонит тебя ко сну? Антоний: Я пьян, но вовсе не вином. Тень: Тогда любовью? Но почему грустишь? Антоний: Нет, не любовью. Она лишь воздух мне, но вовсе не вино. Я грустью пьян, она меня пленила. Схватила крепко, душит, сердце рвет, дурманит разум. То петь мне хочется, то плакать, вновь смеяться. То признаки, я пьян, все на лицо. Тень: Что за народ, лишь бы плениться. Не важно как, не важно где. Да, сколько можно? Антоний: Плениться иль пьяниться? Тень: Все одно. Антоний: Быть может ты и прав, дождемся утра. Тень: Я надеюсь. Антоний: Скоро полночь. За окном из тишины слышится легкий ветерок. Антоний энергично оборачивается в комнату. Дальше его голос становится трепетно восторженным. – Ты слышишь? Слышишь, друг ко мне идет? То летний ветерок и трепет нежных крыл. Явление второе Антоний, Тень и Светлячок. Распахивается окно, быстро, и почти беззвучно. Яркий луч света озаряет комнату. Силуэт Антония в ярком свете вновь поворачивается к окну. Антоний: Здравствуй, Светлячок! В беседу вступает женский голос. Светлячок: Здравствуй, друг. Ты не один, быть может помешала? Антоний: Нет, я очень рад. Беседовал я с тенью. Силуэт вновь оборачивается в комнату. В пустой, но очень аккуратной комнате у окна стоит Антоний – лет тридцать, с очень сильно уставшим видом, но ярко светящимися глазами и улыбкой, которая еще сильнее подчеркивает его усталость, но очень искренней. Его глаза грустнеют, так как он никого в комнате не видит. – Ты где? Удаляющий голос Тени. Тень: Теперь я ухожу. До скорой встречи. Явление третье Антоний и Светлячок. Антоний вновь оборачивается к окну. На подоконнике сидит девушка. На фоне звучит музыка, фортепиано исполняет тему «Сенбернары». Антоний подходит к девушке. Антоний: Здравствуй, друг. Позволь тебя я обниму. Безумно рад я нашей встрече. Светлячок: От чего? Антоний: Я скучал. Светлячок: Тебе не стоит обо мне скучать. Антоний: Но почему? Светлячок: Пускай тебя уж лучше звезды занимают. Твое внимание, ум и сердце. В звезде тепло, во мне ведь только свет. Тебя согреть должна твоя лишь Солнце. Да, видишь ли, и Тень со мной общаться не желает. Антоний: Ты путь мой жизни освещаешь, всюду рядом, коль нет тебя грущу я и скучаю – правда жизни. Светлячок: Вовсе не к чему. Антоний: Быть может ты права, а может, нет? Я полагаю, дружба с Ветерком тебя пленила. Кто она? Светлячок: Вот это уж совсем не важно. Она мой друг, везде меня сопровождает. Когда лечу, она поет моим порханьем крыльев. Она игра, что согревает. Антоний: Но ты сидишь, и крылья замолчали. И Ветерок ушла. Ты не грустишь? Светлячок: Я – нет, с тобой, и это важно. Уйду, взмахну крылами и вернется. Антоний: Кто мы без света? Только тело. Светлячок: Забавный оборот. Но ведь душа и разум остаются? Антоний: Я свет не лампочки имел в виду, а свет сердечный. Светлячок: Это мило. Антоний: А Солнце... может и поранить, может жечь, обжечь и даже уничтожить. Светлячок: Это правда. Но разве сам ты не желаешь обжигаться, когда один ты замерзаешь. Антоний: Да, обжигаюсь я порой охотно. А иногда бывает я совсем готов сгореть, лишь только б прикоснуться. И умереть среди не снега белого мороза, в объятьях белых солнца света. Светлячок: Рассвет уж близок. Антоний: Скоро утро. Явление четвертое Антоний и Тень. Нежная мелодия фортепиано меняется на рваный ритм бас гитары. Антоний оборачивается к двери. За спиной его проносится тихая песня ветерка, и уже удаляющееся: – До скорой встречи. Последним порывом ветерка захлопывается окно. Светлячок улетает. В комнате становится темно. Появляется Тень. Тень: Давно хотел тебя спросить, как думаешь, Антоний, смогу ли я дружить с твоей подругой? Антоний: С которой, с Светлячком? Тень: Да. Антоний: Почему бы нет? Тень: Но я ведь личность только в темноте, когда светло, покорно умолкаю, и следую беззвучно за тобой. Да и она, пожалуй, не способна, всю сущность в темноте свою хранить. Антоний: Вот парадокс, ведь свет без тени только в пустоте храниться может, и тень без света не родится никогда. Тень: Зачем. Зачем тебе все это нужно? Антоний: Дружба с Светлячком? Какой глупец откажется от дружбы? Тень: Мудрец – лишь тот, кто дружбы понимает суть, а ты глупец. Антоний: И в чем же моя глупость? Тень: Коль женщиной была б она, пора бы под венец, а коли мотылек, пускай сверкает в поле. Ни то, ни се, лишь только сердце гложет. Антоний: Как знать тебе о сердце? Безумный ты и без души. Тень: Я тень твоя, а значит ум твой разделяю и душу значит ведаю твою. Антоний: Как споришь ты со мной, когда единосущны? Тень: Нет, суть разная у нас ты – человек, я – тень. Слышен скрип половиц, Антоний ходит по комнате. – Сам посуди, коль ты разумен, значит, я разумен. Коль ты с душой, то ведь тогда и я же не бездушен. Ведь мы одно. Ты, я. Но ты Антоний разделиться вздумал, и суть у нас уже не та. Ты человек без тени, я тень без человека. Пока ты говорил, я понимал, когда ты задавал вопросы, тебе я отвечал. Но ты скажи, кому дано ответить, тобой я отвечал или своим мышленьем. Коли своим, так почему б не задавать вопросы? А коль твоим, так и мои вопросы – суть твои к себе. Я – ты? не знаю я ответа. Я знаю лишь одно, я без тебя никто, но ты ль способен без меня продлиться? Не уверен. Антоний: Уйди совсем, или вернись к истоку. Мой бедный разум не готов ответить. Тень: Антоний, ты обеспокоен? Антоний: В том цель твоя? Тень: О, вовсе нет. Когда встревожен ты и я не усижу на месте. Антоний: Давно я стать мечтал парашютистом. Слышится, как Антоний разбегается по комнате, удар и грохот бьющегося стекла. Первые лучи солнца нежно и беззаботно играют в парящих осколках разбитого окна. Звучит легкая гитара
Добавлено:    Изменено: 13.02.2010    504    
История создания:
Выкладываю некоторые из начальных глав своей новой книги. Много конечно, но надеюсь на ваши рецензии

Комментарии

 
Ром, это ты? Или клон?))) Как барышня.... Какие подколы? И тебе ли решать, что кто пишет, и уместно ли это? А судьи кто? Вышел на лобное место - готовься к вопросам. Телефон мне ни к чему. Реала хватает вполне для таких пустяков....(((( Недотрога! Разгонишь скоро всех...)))))
18 февраля 2010 в 20:27

Если это подколы, то неуместные. А если тебя действительно интересует, кто редактирует мои тексты, спроси по телефону(((
18 февраля 2010 в 14:23

Да.... А твой редактор - это кто?)))) Психоделический транс?))))) Это образ жизни?))))
17 февраля 2010 в 18:33

Сорри, Адольфо.
14 февраля 2010 в 21:49

Антоний: Плениться иль пьяниться? Тень: Все одно. ---------------------------------------- ----- Это точно сказано.... Интересная задумка, Альфредо.Удачи!
14 февраля 2010 в 21:48

14 февраля 2010 в 01:02

Это образ. Читай дальше. Хотя по совокупности и по духупроизведение полностью православное, хотя и не традиционное. По стилю мой редактор определил его, как психоделический транс. Видимо из-за подобных образов
13 февраля 2010 в 14:52

Здорово, но почему Антоний бросается в окно? не может разделить себя на свет и тень?
13 февраля 2010 в 14:45