Метаморфоза (Пьеса. Фрагмент 2-й)

Сцена вторая Там же. Явление первое Антоний и Марта. Раннее утро. Первые лучи солнца освещают комнату. Комната хорошо обставлена дорогой мебелью. На диване спит Антоний. На нем старые потертые джинсы и фланелевая рубашка, ноги босы. Стук в дверь. В комнату входит Марта, высокая красивая женщина, волосы светлые и длинные, распущены. На ней сарафан, длинный, простой, но очень изящный, подчеркивающий красоту ее тела. Лицо светлое и открытое, очки сдвинуты на кончик носа. Марта: Антоний, ты проснулся? Антоний: Может быть. Марта: Сегодня были гости? Антоний: Были гости. Марта: И вы играли в кости ? Антоний: Вовсе нет. Антоний приподымается с дивана и занимает положение полулежа, вальяжно потягиваясь, но с чувством собственного достоинства. Антоний: Вот я проснулся, и могу ли быть уверен, что я – Антоний, которому явилось сновиденье, а Марта разбудила в добрый час, или мой друг – есть правда и реальность, а ты родная – лишь мечта моя? Марта: Тебе на это не смогу ответить, тебе решать, что – образ, а что – явь. Марта садится на край дивана у ног Антония. Она снимает очки и держит их в руке, облокотившись на колени. Смотрит в пол. – Попробую тебе, я дать один совет: коль хочешь разобраться, так попробуй, пожить как все. Антоний: Как все? И не играть с ветрами? Не навещать Платона в день рожденья? И не летать?.. Как так? Марта поворачивается к Антонию. Марта: Коль хочешь разобраться ты, где сон, где явь, попробуй жить в одном. Который мир исчезнет, тот и сон. Поскольку человеку невозможно же не бдеть, как только после смерти, а вот не видеть сны – вполне реально. Антоний: Боюсь, не верно я вопрос поставил, и Светлячок, и Марта - все реально, лишь я один блуждаю между ними. Марта: Коль Светлячок твоя не менее реальна, так познакомь скорей, и кончим наши споры. Но почему-то у меня сомненья. Антоний: Я очень постараюсь что-то сделать. Марта: Я подожду. Но помни об одном, Антоний, не вечно буду ждать тебя я. До свиданья. Антоний хватает ее за руку. Антоний: Постой... Антоний долго и молча смотрит на нее. – Вот я живу, порою и не знаю, кто я и с кем, и кто со мной сейчас. Я жизнь одну хочу прожить и тут же изменяюсь, другую жизнь живу и то же не на век, потом еще одну, еще, еще и снова, потом я возвращаюсь на исход. Мне жизнь одна, быть может, много жизней, и все мое... Богат я или нищ? Антоний встает с дивана, не отпуская руки. Антоний: Скажи мне, Марта, когда я удаляюсь, что чувствуешь – печаль, тревогу, грусть? Быть может, ум твой отвлекается на время, иль вовсе забываешь ты меня? Марта кладет свою руку поверх руки Антония, которой он ее держит. Антоний успокаивается и отпускает ее. Марта: Антоний, милый, нет труда ответить. Коль я люблю, то где б ни находился, со мною в сердце ты всегда. Будь рядом ты, в твоих объятиях я нежусь. Я счастлива, коли тебе я ужин подаю. И у плиты стоя, любовью наполняю твое блюдо. Ведь жить иначе вовсе мне нельзя. Ты – жизнь моя, и это, думаю, все объясняет. Когда, бывает, мы на долго расстаемся, то ум и сердце образ твой хранят, и с этим жить намного легче. Такую жизнь иначе счастья не назвать. Антоний: О, Марта, жизнь моя во много схожа, но есть моменты. Марта: Коим нет числа. Антоний: На самом деле, их не так уж много. Но разум свой и сердце погрузив, на время оставляю я тебя. Марта: Сии слова... не знаю, что ответить. Такая жизнь... как поточнее мне ее назвать? Я рада за тебя, что вовсе не скучаешь, и жизнь разнообразна у тебя, но горько почему-то иногда бывает, коль миг прощанья – пропасть или мгла. Ты мудр, Антоний, но попрошу заметить, по краю ходишь, не сорвись молю. Антоний: Мои, быть может, мне сказать исчезновенья опасности ни коей не несут. Марта: Пусть так. Но все ж будь осторожен, мое сердечко часто бьется иногда. И я волнуюсь часто не напрасно. На то есть очень веский довод мне. Марта смотрит на Антония грустными любящими глазами, показывая уважение и преданность. Антоний: Я благодарен Вам , но попрошу: не надо, нет повода, я Вас люблю, я здесь. Некоторая пауза. Антоний опускает голову и целует руку Марты. Потом нежно берет ее руку и кладет себе на грудь, сильно прижимая. Некоторое время они молча смотрят в глаза друг другу. Потом так же нежно он отпускает ее, встает и подходит к окну. Антоний размышляет про себя: – Ну что ж. Есть повод для раздумья. Быть может, в том есть смысл, что я один, не в смысле одинок. И жизнь моя должна одной случиться. Вопрос лишь в том, что я один, но нет единства в сущности моей. И значит, жизнь моя, на много жизней распадаясь, способна вовсе смысл свой потерять. А коли жизнь моя распасться может на безсущность, то и во мне уж сути не обресть. Антоний оборачивается в комнату, смотрит на Марту. Марта встает с дивана и делает легкое движение в направлении Антония, но он останавливает ее, поднимая указательный палец правой руки вверх, показывая этим, что думает и просит не отвлекать его ничем. Антоний замирает на некоторое время, потом опускает правую руку в карман брюк. Там он обнаруживает монеты, перебирает их, слегка позвякивая. Потом извлекает горсть монет и протягивает ладонь в сторону Марты. Она недоуменно смотрит на него. Антоний подходит к дивану и бросает монеты на журнальный столик. Антоний: Вот жизнь моя – потертые монеты. Марта: И что сия суть алигория гласит? Антоний: Коль я возьму отдельно каждую из жизней, и в каждой жизни выберу сюжет, то в них найду я ценность каждому свою. И если бы душа моя была мешком тряпичным, в нее бы положил всю жизнь, монеты словно в кошелек бросаю. Но мудрость в том, что душу человека с мешком сравнить, что вовсе ею пренебречь. Антоний оглядывает комнату. Его взгляд останавливается на вазе с желтыми хризантемами. – Душа – сосуд, сосуд бесценный, даже хрупкий. В сосуде том хранится жизнь. Антоний берет вазу и ставит ее на столик посреди рассыпанных монет. Сам садится на корточки перед столиком так, чтобы видеть Марту. Он смотрит ей в глаза любящим и умиротворенным взглядом. – Представь, душа – сосуд, вода – суть жизнь , цветок – суть сердце человека. Коль воду вылить, сердце умирает. Антоний берет в руку цветы так, что стебли свисают между пальцами в вазу, а бутоны оказываются горстью в его ладони. Склонившись, он утопает в цветах лицом. Делает глубокий медленный вдох, слегка сжав ладонь, показывая ценность и нежелание расставаться с ароматом. Потом отпускает цветы. – Коль сердце вынуть, смысл потерян жизни. А коли душу разрубить, то жизнь, меняя форму, вскоре испарится. Но жизнь сия пуста, хотя и сердцу влагу отдает. Антоний опускает свой взор на столик. Молча смотрит на монеты. Потом берет одну крупную монету, крутит ее в руке. – Сия монета – встреча с Мартой. Антоний аккуратно опускает монету в вазу. – Ее я бережно храню. Она окрасит белость жизни. Она – мой первый капитал. Его я, каждый день приумножая, вовсе не бедняк. Антоний берет несколько монет меньшего достоинства и также аккуратно опускает их в воду. Следом Антоний берет вторую крупную монету, крепко сжимает ее в ладони. Он отводит взгляд в сторону, в глазах грусть. Антоний поджимает губы. – Сия монета – Мории виденье. Антоний бросает монету в воду с силой, так что брызги воды разлетаются по столу. – Хотя ей душу вряд ли суждено покинуть, ее приобретенье стоило потери части жизни. И к тридцати годам таких видений было уж не мало. Антоний замирает в раздумье. – А коли камень брошу в душу, может и разбиться. Или толкну небрежною рукой. Антоний берет вазу в правую руке, и поворачивает к себе словно держа голову за затылок поворачивает ее к себе лицом, глядя на нее словно Гамлет на череп Йорика, словно пытаясь что-то увидеть в ее глазах. Потом ставит вазу обратно на стол и обращается к Марте. – Как много и как долго смогу я душу наполнять? Антоний начинает собирать монеты со стола и складывать их в вазу. – Я полагаю, стоит собирать лишь те, которые ценней. Довольно быстро вода поднимается до краев вазы. – Теперь, чего б не пожелал я в душу положить, мне жизнь свою придется поубавить. Пускай чуть-чуть, но коли все монеты соберу, тех капель жизни много наберется. А так, могу хоть до верху сосуд монетами наполнить, да только жизни там уж места не найти, да, впрочем, уж и сердцу не ужиться. Марта: А коли в правду ты все это разумел, то вынь монеты и найди источник жизни. Марта опускает руку в вазу и достает оттуда несколько монет, при этом вода разливается. Марта поднимает монеты, разглядывает их некоторое время, потом бросает на пол к ногам Антония. Встает с дивана, подходит к окну, берет на подоконнике графин с водой и наполняет вазу. Марта смотрит некоторое время на Антония. Ее взгляд слишком сложен: в нем и радость, Антоний умный человек, в нем и жалость, чего-то ему все же никак не найти, но главное в нем есть любовь. Марта делает большой глоток воды из вазы и выходит из комнаты. Явление второе Антоний, Светлячок и Ветерок. Антоний вновь берет в руку вазу, крутит ее и разглядывает. Потом ставит ее на столик и извлекает из нее букет левой рукой, и, отрывая бутоны, по одному бросает их на пол. Когда остаются голые стебли, он швыряет их в угол. Внутри закипает. Потом он вновь берет вазу, словно ребенка, на руки. Его взгляд замирает на пустой стене. Он берет вазу за горлышко, словно младенца за череп, его глаза бегают со стены на вазу, с вазы на стену. Он явно намеревается ее разбить, глаза наливаются кровью, лицо ожесточается... Антоний: Не то! Крик направлен в вазу, но он явно обращен не к ней, а к Марте. Последний раз перед броском он смотрит на вазу, плечо напрягается, готовясь к броску. Но вдруг он резко поднимает голову, как будто учуяв какой-то запах, или услышав какой-то звук. Он глубоко вдыхает застывший, словно перед грозой, воздух, на лице появляется улыбка. – Я слышу песню Ветерка. Его рука расслабляется, и он ставит вазу на стол. Антоний подбегает к окну и распахивает сворки, глубокой грудью он вдыхает свежий воздух. О делает несколько шагов назад. Держась за руки, в окно влетают Ветерок и Светлячок. Они как всегда улыбаются. Ветерок усаживается на подоконник, Светлячок бросается в объятия Антония. Светлячок: Как я соскучилась, мой друг. Мне столько нужно разного поведать... Антоний: Молчи... я просто наслаждаюсь взглядом. Антоний, слегка отстранившись, некоторое время молча смотрит в ее глаза, потом вновь сжимает ее в своих объятиях. Светлячок через плечо Антония замечает цветы на полу, и все, что осталось после беседы с Мартой. Ветерок, как обычно, молча наблюдает и улыбается. Светлячок: Что здесь случилось? Ты не ждал меня? Антоний: Ты знаешь, друг, что ты – желанный гость всегда в моих стенах. Антоний берет Светлячка правой рукой за талию, а левой – кисть ее левой руки, и будто в танце проводит вокруг комнаты. – Сии цветы, которые служили сердцем, твоим ногам я кротко постилаю, чтобы шаги твои в бетонных стенах, хоть чуточку луга напоминали. Светлячок: К чему все это, друг Антоний? Я прилетела рассказать, как с Ветерком гуляли по просторам, и где с утра успели побывать. Антоний: О перелетах, снах и встречах ты мне чуть позже сможешь рассказать. А вот сейчас присядь подруга и послушай, что я тебе хотел бы пожелать. Антоний подводит Светлячка к дивану и нежно усаживает. – В твои глаза смотрю и понимаю, хочу тебя я в человека превратить. Украсть тебя у Ветерка и горных склонов, на время, чтобы с Мартой говорить. Мы завтра отправляемся на дачу, хочу тебя я с нами пригласить. Ну что, согласна, юное созданье? Каков ответ? Светлячок: Мне нужно с Ветерком поговорить. Светлячок подходит к Ветерку и берет ее за руки. – Ну что, подружка, небо отпускает? Туда, обратно, в этом нет беды. Ветерок: Ну, я не знаю, можно доверять ли, ты – Светлячок, он – человек, вы слишком разны. Ветерок явно неуверенна в необходимости превращения, но ее лицо неизменно, она улыбается, глаза светятся. – Меня не тронет твой уход, родная. Но что с тобой случится? Ты – не человек. Светлячок: А что случиться может? Я не понимаю. Ну, похожу на двух ногах, какое диво? С тобой расстанемся, но мы ж с тобой друзья. Антонию необходимо разрешится, для этого я к Марте и иду. Ветерок: Смотри, подруга, все ж будь осторожней. Светлячок: Да, хорошо. Светлячок поворачивается к Антонию: – С чего же мы начнем? Антоний: С тобою, Светлячок, отправимся на дачу мы по морю, а Марта самолетом полетит. Тебе до встречи надо бы привыкнуть, быть в образе людском, а Марта дом к прибытью уберет. Антоний обращается к Ветерку: – Теперь я попрошу нас лишь двоих оставить, не стоит колдовства без повода смотреть. Ветерок: Тогда, до новой встречи, улетаю. Ветерок подлетает к Светлячку и обнимает ее. – Когда вернешься, в небо постучи. Ветерок разворачивается и улетает в окно. Антоний: Скажи мне, Светлячок, как мне ты доверяешь? Светлячок: Тебе безропотно, всецело повинуясь, себя, как друга, всю я отдаю. Антоний берет Светлячка за руку и выводит из комнаты.
Добавлено:    Изменено: 13.02.2010    379    

Комментарии

 
Ой, а где же ... Читаем дальше, народ!))))
17 февраля 2010 в 18:34