Промо
 Подписаться
Поделиться

Никита Поздняков Я немного из другой эпохи Интервью

26 ФЕВРАЛЯ 14:56 АВТОР: ПОДГОТОВИЛА ЛЮДМИЛА КИРИЛЛОВА Выходя на сцену, я, прежде всего, стремлюсь донести до зрителя истину.В рамках масштабного тура к 70-летию композитора Алексея Рыбникова 28 февраля тюменцы вновь увидят авторскую версию рок-оперы «Юнона и Авось». Театр Алексея Рыбникова в городе любят – билеты уже раскуплены. В роли графа Николая Резанова на сцену областной филармонии выйдет Никита Поздняков – артист с филигранным вокалом и мощной энергетикой, один из ярких участников первого сезона проекта «Голос». Кстати, гордиться Никитой может и тюменская земля, поскольку родился он в Ноябрьске. В интервью «Вслух.ру» Никита рассказал о работе над ролью, о том, почему чувствует себя человеком из другой эпохи, об их с братом музыкальном проекте и о том, чем запомнилась северная родина. - Никита, чем лично вам близок этот герой – русский граф Николай Петрович Резанов? – Я думаю, что его судьба близка в нашей стране каждому мужчине, у которого есть хоть какие-то цели, мечты и стремления. На своем пути я, конечно же, сталкиваюсь с трудностями, как жизненными, так и профессиональными. Моментов преодоления хватает! Мне кажется, что многие такие аспекты как раз хорошо отразил Андрей Вознесенский в либретто к «Юноне и Авось». И в своем характере я нахожу довольно много параллелей с графом Резановым: мне тоже присущи такие качества, как целеустремленность, упертость, близки стремление к любви, поиску Бога в своей душе и в окружающей нас действительности.- В 20 лет в Театре музыки и драмы Стаса Намина вы уже исполняли главную партию в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда» на языке оригинала, в 30 – 42-летний Резанов. Роли сложные, «на вырост», в культовых, по сути, произведениях, плюс, за ними стоят легендарные личности — Ян Гиллан, Николай Караченцов. Каково это – брать на себя такую ответственность и идти вслед за великими? – Легендарные личности, такие как Ян Гиллан и Николай Караченцов, мне лично в творческом процессе всегда только помогали. Я очень много слушал Гиллана и фактически учился у него рок-вокалу. Это выдающийся мастер. И Николай Караченцов тоже. Для меня этот актер является авторитетом в профессии. Безусловно, на таких людей стоит равняться и стремиться к их уровню. Вот это стремление как раз мне и помогало. Что касается «брать на себя», то я считаю, что работа над такими ролями – это, конечно же, большая ответственность, но в этом и состоит интерес и ценность нашей профессии. Поэтому делать это не страшно, а очень даже нужно. - Такая роль накладывает отпечаток на жизнь? Не было ощущения, что иногда начинаешь смотреть на мир вокруг глазами человека из другой эпохи? – Я вообще себя считаю человеком немножко из другой эпохи! По своему мироощущению, по моральным ценностям… Возможно, поэтому мне даже проще работать над ролью в некоторых моментах.- Но, наверное, сложнее жить. А в чем конкретно, например, не совпадаете с эпохой? Чего вам не хватает в современниках? – Для меня очень важны внутренние качества человека. Важны такие понятия, как мужская честь, достоинство, великодушие и так далее. Очень печально, что в настоящее время в большинстве своем они утрачены. И все больше акцент идет на внешнее. Мне кажется, нужно первым делом стремиться к красоте внутренней. Я не говорю о том, что внешний облик не важен, нет, просто нужно правильно расставлять приоритеты. Еще пугает людская жестокость, бессердечие, равнодушие. Человек может умирать на улице, а люди проходят мимо. Это страшно. Я уже не говорю о тех, кого мы приручили, о животных. Там тоже все печально. Мне кажется, раньше такого не было. - Вы ведь по образованию философ (Никита окончил государственный университет гуманитарных наук в Москве. Сам артист говорит, что музыкант-философ – это очень хорошо. А петь можно учиться и не в вузе. – Прим. ред.). Поэзия Андрея Вознесенского, спектакль в целом несут в себе очень глубокий философский смысл. Что самое главное вы стремитесь донести до зрителя со сцены как актер и как философ? – Я считаю, что наш театр своим творчеством выполняет очень масштабную культурную и просветительскую миссию. А выходя на сцену, я, прежде всего, стремлюсь донести до зрителя истину, как я ее понимаю. - «Юнону и Авось» отличает высочайший накал эмоций, когда все на грани. Зрители в отзывах часто пишут об очень сильной энергетике актеров, в частности, о вашей. Как и из чего вы в себе аккумулируете этот заряд, которым делитесь потом с залом? – Наша действительность несет в себе столько разнообразных и колоритных событий, что, как мне кажется, больше ничего и не нужно. Все есть в нашей жизни, в наших чувствах, в отношениях между людьми, между человеком и окружающим миром. Пока мне этого вполне достаточно и не нужно ничего специально выдумывать. - Театр Алексея Рыбникова гастролирует не только в России. Чувствуется ли разница в восприятии спектакля нашим зрителем и где-то в Америке или Германии? – Театр, действительно, очень много гастролирует. Нашу страну мы исколесили вдоль и поперек, уже даже не знаю, по какому кругу. Также мы много ездим и по ближнему, и по дальнему зарубежью. «Юнону и Авось» видели в США и Канаде, Германии, Венгрии, Израиле, странах Прибалтики, Финляндии, Азербайджане, Белоруссии и Франции. Как мне кажется, восприятие спектакля у нас и за границей почти ничем не отличается. Темы, поднятые в рок-опере, трогают и будут трогать каждого человека, независимо от его национальности и местожительства. Вот, например, не помню точно, где это было, в Германии или Канаде, но на словах Резанова – «Российская империя – тюрьма, но за границей – та же кутерьма» – мужчины в первом ряду прослезились! И даже тех иностранцев, которые приходят к нам на спектакли и, возможно, не понимают ни слова, все равно пробирает до мурашек. Мы это видим по реакции зала. - Театр Рыбникова уже представлял столичному зрителю фрагмент будущей постановки «Живые картины времен Александра I и Наполеона Бонапарта по роману графа Льва Толстого «Война и мир». Там партию Наполеона исполняет ваш брат Александр Поздняков, также актер этого театра, а вы уже князь – Андрей Болконский. Сложно ли, репетируя, переключаться с образа на образ? – Переключаться не сложно, а, скорее, полезно – лично для меня. Чем больше я играю, тем больше набираюсь опыта.- Какие люди и события оставили самый большой и яркий след в вашей жизни? – Наша с братом творческая жизнь очень богата разными событиями. Это и работа в театрах, в интереснейших постановках, замечательный для меня период в кавер-рок-группе Green Town, особенно, когда мы сотрудничали с великолепным американским певцом Джо Линн Тернером – экс-вокалистом групп Deep Purple и Rainbow. Вообще же любимых музыкантов у меня просто бессчётное множество. Очень долго перечислять. Конечно же, проект «Голос» оставил яркий отпечаток в нашей судьбе и значительно помог продвинуться в карьере и на пути к своему зрителю. Но творческим потенциалом и развитием мы, в первую очередь, обязаны нашей семье, отцу – музыканту и композитору Виктору Позднякову. - Скептики считают, что рока в России не было и нет. Разумеется, рок-оперы Алексея Рыбникова – это отдельная история. Но если говорить о направлении в целом – настоящий рок у нас, именно как качественная музыка, а не социальное явление, еще возможен? – Я, пожалуй, соглашусь, что настоящего рока в России, конечно же, не было. По многим причинам. Хотя сейчас и во всем остальном мире с музыкой не самая хорошая ситуация. Но если предполагать, что история развивается циклично, я считаю, что подъем качественной рок-музыки, как в России, так и за рубежом, еще возможен, и этот процесс уже не за горами. - Будем надеяться, что ваш с Александром музыкальный проект – «Братья ПОздняковы» – группа Black Rocks – этому процессу тоже поспособствует. – Да, хочется, конечно, оставить свой звучный след в музыкальной истории, и мы стараемся работать честно и максимально профессионально. В 2012 году вышел наш англоязычный альбом – I\'d Rather Be Alone – с текстами нашего канадского друга Александра Летавина. Сейчас мы завершаем работу над новым альбомом. Большую часть треков, в том числе и на видеозаписях, уже можно найти и послушать в Интернете, в соцсетях. Это песни на русском языке, под брендом «Братья ПОздняковы» (коротко – Братья ПО). Как и на первом альбоме, музыка наша с братом, а почти все тексты написал замечательный поэт-песенник Константин Арсенев. Очень надеемся, что эти песни найдут дорогу ко многим ушам и сердцам. По крайней мере, в октябре 2014-го, на нашем большом сольном концерте в Московском международном Доме музыки зрители принимали их очень тепло. И это внушает надежду, что мы выбрали верный путь. - Что в творческом процессе для вас самое любимое, и что наоборот – осознанная и вынужденная необходимость? Есть, например, музыканты, которые очень не любят репетировать. – Есть такая старая музыкантская шутка – репетирует тот, кто играть не умеет. Но к нам это точно не относится. Я считаю, что мы очень счастливые люди, потому что занимаемся любимым делом. Поэтому любые его этапы, пусть даже самые тяжелые, мы делаем с удовольствием. Я убежден, – если что-то у человека в его работе вызывает дисгармонию, то лучше этим не заниматься вообще. На своем достаточно долгом, несмотря на нашу молодость, творческом пути мы очень многому учились и продолжаем учиться, стараемся овладевать новыми навыками. Поэтому теперь, помимо вокала, игры на инструментах, актерской работы в театре и кино, мы способны самостоятельно создавать собственный авторский музыкальный материал. Мы сами пишем музыку, делаем аранжировки, записываем и сводим треки в нашей студии. А еще очень важно сильно чего-то захотеть. Например, я был очень впечатлен партией Иисуса Христа в рок-опере, будучи очень молодым. И я сделал все, чтобы получить эту роль. Естественно, нужно работать, работать и еще раз работать. То же самое сейчас происходит и с ролью Резанова. - Вы родились в Ноябрьске. Чем запомнился суровый Север? Потом на родине приходилось бывать, или, может, планируете туда приехать? – В Ноябрьске я прожил первые семь лет своей жизни. Помню не очень много, но мне нравилось там жить. Я любил снег и морозы, чистое синее небо над головой, помню, как снег оседал у меня на ресницах, и от этого слипались глаза. В Ноябрьске с тех пор не был, но, надеюсь, в скором времени мы приедем туда с гастролями. - И напоследок, ваши пожелания тюменцам. – Я не понаслышке знаю, что земляки-северяне – очень тёплые зрители, поэтому всем сибирякам и особенно тюменцам желаю – ходите в театр. P.S.: Изначально вопросов в интервью было больше, и конечно, Никита еще о многом мог бы рассказать. Но время на ответы приходилось выкраивать – график гастрольного тура у Театра Алексея Рыбникова, несмотря на кризисное время, очень плотный. Каждый день у труппы расписан по часам, а то и по минутам – бесконечные переезды, репетиции, выступления. За неделю до Тюмени – в расписании ни дня без спектакля: Нижний Новгород, Набережные Челны, Казань, Ижевск, Пермь, Екатеринбург, Курган. В мартовском туре – около двух десятков городов, и в половине из них на сцену в роли графа Николая Резанова выйдет Никита Поздняков. Чтобы петь и говорить о том, что не устарело для него самого, и к чему все-таки тянется зритель.
20 марта 2015 в 14:25 319
 
 
Теги