Подписаться
Поделиться

Прописные истины

Прописные истины. Несколько мыслей о Великой Победе и искусстве Моему другу, кандидату юридических наук Сергею Михайловичу Луговичу «…Обычно войны затевали те, кому они меньше всего угрожали: феодалы, короли, министры, политики, финансисты и генералы. В тиши кабинетов они строили планы, а потом, когда все заканчивалось, писали воспоминания, прославляя свои доблести и оправдывая неудачи. Большинство военных мемуаров восхваляют саму идею войны и тем самым создают предпосылки для новых военных замыслов. Тот же, кто расплачивается за все, гибнет под пулями, реализуя замыслы генералов, тот, кому война абсолютно не нужна, обычно мемуаров не пишет» Н. Никулин «Воспоминания о войне» Возможно, в моей небольшой работе изложены прописные истины, но тема эта очень волновала и требовала выхода на бумагу, после того, как я стал свидетелем безобразной и жестокой травли на одном из литературных интернет-ресурсов М. Гринберг за художественное произведение о Великой Отечественной войне. С таким же упоением, за неспособность уложиться в общепринятые рамки, в своё время песочили и Высоцкого, и Пастернака, и Бродского, и многих других. Не скажу, что являюсь поклонником творчества Марии, в котором, по хлёсткому определению Д. Кастреля она «…ушла за пределы желательного и приемлемого», а основу произведений составляет «…конфликт ужасного с отвратительным», однако, в подобных случаях, придерживаюсь позиции, высказанной представителями русского \"Пен-клуба\" относительно ситуации с \"Шарли\": «…подтверждаем нашу готовность защищать право на свободу слова, даже если это право используется для выражения взглядов, которые нам и другим кажутся спорными или даже оскорбительными». Праздничные салюты юбилея Победы растаяли в небе, военная техника и личный состав, принимавшие участие в многочисленных парадах, вернулись в подразделения, обновили памятники и монументы на всей территории Российской Федерации, возвели новые. Немногочисленных (увы!) ветеранов осыпали почестями и подарками, провели митинги, концерты, гражданские шествия… Основным лейтмотивом этого беспрецедентного по масштабу действа который год является строка из стихотворения Ольги Берггольц, давно превратившаяся в идеологический штамп: «Никто не забыт и ничто не забыто!» Мы не только пытаемся доказать справедливость этого лозунга себе, но и убеждаем в этом другие страны, контрапунктом повторяя строки М. Дудина: «Мы прошли с тобой полсвета. Если надо – повторим». Всё верно, всё правильно, но, мне кажется, забыли мы одну деталь, деталь очень важную: память нашего поколения избирательна. К сожалению, большинство сограждан «помнят» только подвиги, геройства, и представляют самую кровопролитную и тяжёлую войну нашего Отечества (напомню, что точное число жертв до сих пор не названо, в разное время и разными источниками транслировались цифры от 7 до 40 миллионов людей), победным, прогулочным марш-броском на Берлин под громкое и дружное пение «Смуглянки». Забыто, что та самая дорога на Берлин в прямом и переносном смысле выложена трупами. Горячие головы следующего поколения, представляющие собой «партию войны», являющиеся своего рода неомилитаристами, прозванные за свою оторванность от военных реалий «диванными войсками», прикрываясь слепым, а, значит, ложным и безумным, чувством патриотизма, безответственно и бесстрашно предлагают развязывать войны с кем угодно: со странами НАТО и СНГ, с Китаем, то есть активно и агрессивно использовать возросшую военную мощь России в качестве последнего довода в патовых дипломатических ситуациях. К сожалению, знает эта категория людей о той войне, и военных действиях вообще, естественно, не по личным воспоминаниям, и даже не по воспоминаниям тех, кто эти действия видел своими глазами, а из официальных учебников разных лет, которые представляли нашему обществу факты то под одним углом зрения, то под другим, и многочисленных художественных фильмов. Не говорю уже про особенность принимать на веру многочисленные мифы и городские легенды. Вооружившись такой идеологически правильной основой, полагаю, что в перспективе такого противостояния жаждущие крупномасштабных военных действий, видят себя крепящими знамя Победы на Рейхстаге, либо участниками праздничного Победного парада на Красной площади, либо, на худой конец, вообще не в войсках (нужны же и в тылу умные и продвинутые граждане?!). Представить себя оторванным от холодильника и компьютера, в реальных боевых условиях, а то и прозаически убитым и лежащим среди сотен таких же бойцов, допустим, в Синявинских болотах, не хочется. Да и выглядит такая картина совсем не геройски. И, хотя, по данным опроса ВЦИОМ в апреле 2015 года, основным страхом россиян, помимо роста цен, являются международные конфликты (войны), призывы начать «освободительный поход» не утихают. Что же послужило причинами такого настроения в среде некоторой части российских граждан? Повторюсь: избирательность памяти. Если мы ещё раз обратимся к данным ВЦИОМ, в частности к опубликованному пресс-выпуску № 2821 от 23.04.2015 г., посвящённому грядущему параду Победы, то увидим, что, по сравнению с 2010 годом, увеличилось число тех, кто считает главным смыслом Парада фиксацию подвига народа, и снизилось количество тех, кто считает Парад данью памяти павшим. Мы чтим и помним подвиг, но, с очередной сменой поколений, забываем потери… Хочется, чтобы соотношение этих смыслов было равным. Представители литературы и кинематографа преподнесли нам историю Второй мировой войны, пропущенную через жёсткую цензуру и мелкое идеологическое сито, историю, которую принято называть «развесистой клюквой», изобилующей идеологией, лозунгами, штампами и клише. Считаю цензуру и железный занавес одними из основных сил, которые разрушило советское государство, так как поток разнообразной информации, обрушившийся на головы неподготовленных граждан в конце восьмидесятых – начале девяностых, просто-напросто подорвал веру в это самое государство, и заставил сомневаться даже в том, что, казалось бы, не должно подлежать сомнению – в истории Священной, для каждого без исключения гражданина, войне. Однако до сих пор литераторы предпочитают писать и художественные и публицистические произведения, опираясь лишь на однобокую правду, существовавшую во времена СССР, не используют в своих произведениях новые документы из открывшихся после девяностых годов архивов, невнимательно относятся к произведениям солдат, к так называемой «окопной» или «лейтенантской» прозе, В. Астафьева, Г. Бакланова, В. Богомолова, Ю. Бондарева, В. Быкова, К. Воробьева, Д. Гранина, В. Кондратьева, В. Курочкина, Л. Лазарева, Н. Никулина, А. Солженицина, (это те, кто вспомнился сразу, а наверняка фамилий больше в несколько раз), продолжая писать «фанфики» на работы Ф. Панферова, Е. Поповкина, И. Стаднюка, А. Чаковского, и других ярких представителей хрестоматийного соцреализма. Притом что мне видится довольно логичным симбиоз этих направлений, и нам необходимо не взаимно исключать эти работы, а делать так, чтобы они естественным образом дополняли друг друга, то есть ни в коем случае не расставлять авторов по разным полкам с ярлыками «чёрное», «белое», «правда», «ложь», «мемуары», «вымысел» и так далее, а, наоборот, стремиться максимально их перемешать. Естественно, раздражает и некоторая инертность Министерства обороны и ФСБ РФ, которые не очень-то торопятся раскрывать свои архивы даже через 70 лет после окончания Великой Отечественной войны, делая это исключительно в угоду политическому моменту (как пример, раскрытие секретных архивов МО РФ, в связи с ситуацией на Украине). Абсолютно не уместно, и я бы сказал преступно, выглядит попытка представителей литературных элит заставить замолчать тех авторов, публикующих произведения о событиях военных лет, которые диаметрально противоположно отличаются от стереотипных представлений целых поколений. Правом на свободу слову и выражения наделён от рождения любой гражданин Российской Федерации, однако, под негласным запретом находятся произведения о коллаборационизме мирного населения и служащих РККА, о военных преступлениях, совершённых отдельными представителями советской армии, об охотном пособничестве стран Европы и «братьев-славян» фашистской Германии, обо всём изнаночном – низменном и мерзком, что сопровождает любые армии и любые войны. Существует ошибочное мнение, что такая литература очерняет память павших, оскорбляет выживших и принижает величие подвигов советского народа. Однако люди должны знать все: и хорошее, и плохое, чтобы: в дальнейшем никогда не допускать бессмысленных побоищ мирового масштаба; на фоне чудовищного поведения отдельных представителей, ярче и ценнее был скромный каждодневный труд солдат и тружеников тыла; вакуум неизвестного не заполняли откровенные фальшивки, основанные на домыслах и фантазиях или выгодных сиюминутных интерпретациях известных фактов. Что же делать? Во-первых, перестать считать читателя этаким болванчиком, не имеющим литературного вкуса и чёткой гражданской позиции, и позволять доходить до него всякому материалу, оставив право на отсев именно потребителю продукта, а не цензору. Во-вторых, и это совершенно логично вытекает из первого, не запрещать плохое (с точки зрения официального представления государства об истории), а всячески поддерживать хорошее, и в помощь этому, помимо открытия архивов, о чём я говорил выше, – необходима организация всевозможных тематических премий, грантов, конкурсов, призванных поддержать талантливых авторов и публицистов. Вопрос о том, ЧТО ПИСАТЬ должен оставаться в компетенции автора. Всегда. Я так считаю, принимая во внимание сложившийся уклад жизни, политический строй и личные свои убеждения. Попытка направить автора в нужное русло, объяснить ему, что нужно писать, а что нет – это, уж простите, сродни тому самому фашизму, Победе над которым гордится большинство жителей нашей планеты. В-третьих, активнее развивать общественные поисковые, исторические и военно-патриотические движения, их взаимодействие с аналогичными организациями других стран. А самое, на мой взгляд, главное, и это уже касается непосредственно людей искусства, творить (ведь именно в этом автор сродни Богу, он – Творец!), опираясь только на одну незыблемую истину, известную всем, кто когда-либо ездил в общественном транспорте: «Совесть – лучший контролёр!», и оставив бесконечные наши дрязги и споры о том у кого правдивее правда, жить в мире. 19 июня 2015 г.
19 июня 2015 в 14:33 381
 
 
Теги