Подписаться
Поделиться

НАТУРЩИЦА

    Художественный институт им. Сурикова рядом, натурщицы всегда нужны, так хочется рисовать, но с чего начать? Взяли сразу, сказали кому-то по телефону, что у меня красивое славянское лицо, можно даже на театральное отделение взять, что натуральная блондинка с белой кожей лица. Платят на театральном отделении больше, наряжают в разные костюмы, рисуют маслом. Но костюмы оказались многие для балерин,  плотность мольбертов большая, значит, воздух будет пропитан растворителем. Ну, в конце концов, сижу я в огромной мастерской для абитуриентов - подготовительные курсы к экзаменам. Это было то, что мне надо. Натурщики сидели в мастерской на подиумах или на стульях, а вокруг за огромными мольбертами - готовящиеся к поступлению в институт. Вокруг меня расселись абитуриенты: Эрик из Бостона, Алтынай, Сен сей и  ещё несколько человек. Слева от меня на подиуме сидела Римма, а справа, тоже на подиуме, -  Эльдар. В самом углу мастерской разместилась ещё одна группа начинающих. Там рисовали  женщину в шляпке и в чёрном платье.  Композиция со мной была такая: я сидела на стуле в накинутом на плечи зелёном пальто. В перерыве я сбегала в парк и набрала букетик кленовых листьев, которые украсили и оживили рисунок. «Не разрешат, так выброшу»,- подумала я, но всё обошлось. Сменялись преподаватели, указывая каждому что-то своё, объясняя, иногда даже делая свои мазки. Я ловила каждое слово преподавателей. Я пыталась вникнуть в суть замечаний, рассматривая рисунки каждого. Единственное, что я видела, что ни у кого не получается моё лицо. Около Сен сей в 10 минутном перерыве часто собирались его друзья и что-то лопотали по-китайски, сравнивая меня с портретом. С Эльдаром и Риммой  дела обстояли значительно лучше. У всех они были узнаваемы. Выразительное лицо Эльдара на холсте было у всех похоже: выдающийся подбородок, большой с горбинкой нос, это было или приближение к натуре, или шарж, но это был он. У Риммы тоже было какое-то конкретное лицо с характерными чертами. Оно тоже было у всех узнаваемо. Я сходила в студию, а потом раздала своё изображение в разных проекциях. Моё  лицо получалось лишь у одной из рисующих меня. Говорили, что она окончила художественное училище. Сен сей после долгих мучений перевернул мой портрет вниз головой и сел рисовать Римму.

    Однажды мне так захотелось порисовать. И когда не было в мастерской преподавателей, я взяла карандаш и за один урок набросала Римму, Эльдара, Алтынай, Эрика, Сен сей. В перерыве только Сен сей подправил свои уши, всем понравилось. Я купила всё необходимое для рисования, посоветовавшись с учениками: мольберт, этюдник, хорошие тонкие кисти, палитру, масляные краски специально для портретов и прочие мелочи. Прочитала несколько книг для начинающих. Держа в голове советы преподавателей, а сбоку зеркало, начала рисовать. Так же, как и у многих рисующих, с холста на меня смотрел мужчина  с крупным носом. Но я не сдавалась и поняла, что у меня нет характерных черт, и не соответствие в один миллиметр давало совсем другое лицо. Да, моё лицо надо давать рисовать на экзаменах для отсева. Я  сидела около окна и продолжала рисовать. Я рисовала не день, не месяц, откладывая и снова садясь за автопортрет. После долгих мучений в пять часов вечера, когда тени на лице наиболее резко выделили мои черты лица, у меня вдруг из-под кисти стало вырисовываться мое лицо. Я испытала необыкновенное волнение. Надо же! Всё-таки получается! Потом мне захотелось подправить губы, чуть подправить глаза. Когда отошла посмотреть на себя со стороны, на меня смотрела незнакомая женщина. Наверное, этому бы не было конца, если бы однажды на меня с холста не посмотрела очень приятная женщина с одухотворённым лицом. Гитару  я ей потом пририсовала.  Черты лица у неё были в отдельности все мои, но мне кажется, она была лучше меня, она мне явно нравилась, жаль было менять это лицо. «Пусть это я себя такой вижу, как говорят художники»,- сказала я себе и закончила свой автопортрет.На факультете графики я  не так переживала, что я не получаюсь, так как это был 5 курс. Мне принесли костюм попадьи. «А можно с гитарой?». И мне разрешили.  Постановки мне нравились: то с гитарой меня рисовали, то у столика с коктейлем в руках. Я же сидела и слушала на портативном приёмнике станцию Орфей на УКВ 74,14: Моцарта, Шопена, концерты Чайковского, Шуберта, Бетховена, Брамса….  У меня всегда было мало времени, чтобы так спокойно и внимательно слушать всё до конца. Домой приходила и рисовала. Нарисовала свою кошку, ещё раз себя по фотографиям в молодости, а потом море в Коктебеле, куда я попала на 2 тур фестиваля бардовской песни, последней нарисовала море в Сочи. Когда в конце семестра преподаватели пришли оценивать развешанные и разложенные по всей мастерской работы учащихся, я около двери рядом с ширмой - раздевалкой для натурщиц повесила  свои пять работ. «Видно, что не профессионал, однако, какие у нас натурщицы!», - сказал кто-то из преподавателей, и все вышли из мастерской. Жаль, что я  получила только техническое образование, но всё ещё впереди, главное – желание учиться. 

R.S. Однажды ко мне приехал внук. Увидев мой портрет, он воскликнул: "Бабушка, это же ты!" Для меня это было, как медаль на грудь. Ему было лет 5, а потом он выпросил у меня портрет моей кошки ПУСИ и начал выпрашивать у родитепей живую кошку. Обстоятельства не позволяли завести живую кошку... Они спрятали её портрет и я потихоньку забрала его домой. Теперь все мои рисунки у него есть в компьютере.

                                             ФАКУЛЬТЕТ  ГРАФИКИ

                                         Шуршит графит по оргалиту,

                                         Нет, всё не так, всё стёрто, всё бело…

                                         А мне бы встать, нога болит, «у»,

                                         Сижу с гитарой, ногу так свело,

                                         Одни глаза глядят с прищуром, цепко,

                                         Другими взята я на карандаш,

                                         Вот здесь, в углу подмечено так метко…

                                         А там  подальше прямо я -  гуашь.

                                         Рисует Вера, Аня, Вика, Ася,

                                         Наташа, Таня, Настя, Тася.

                                         На  композиции сидит Наташа,

                                         Её рисует тёзка и подруга Саша.

                                         Этюды темперой ярки и сочны,

                                         А сепию я вижу в первый раз.

                                         Размеры выверены, точны:

                                         Совсем уж я, но не готов лишь левый глаз…

                                         А натюрморт мне просто не понятен,

                                         Ну, что-нибудь понятнее взамен…,

                                         А  здесь, сказали мне, висит сухая тыква,

                                         А рядом с нею -  высушенный хрен.

                                         Девчушки стройные, как лани,

                                         Манеры разные у всех: круги и грани…

                                         Мольбертами заставлена вся мастерская,

                                         Здесь ГРАФИКИ - профессия такая.

29 декабря 2016 в 05:01 135
 
 
Теги