Подписаться
Поделиться

Стиль, в котором я живу – это старая добрая эстрада



21 июня 2017 года Андрей Томин представил публике свою сольную программу «Жизнь идёт, господа пассажиры…». Долгожданная премьера состоялась в караоке-клубе «Шансон» в Москве. После концерта наш корреспондент побеседовал с артистом.

КОРР: Андрей, поздравляю. Похоже, на публику концерт произвел сильное впечатление. А ведь в зале собрались вас послушать представители самых разных возрастов. Можно понять аплодировавших вам людей лет под 50 – многие их них выросли на творчестве Высоцкого и Окуджавы, и им близко то, что вы делаете. А вот в чем, по-вашему, привлекательность исполняемых вами песен, скажем, для аудитории 30-40-летних? 

ТОМИН: Думаю, в первую очередь, в необычности, непохожести на то, что предлагает последние 10 лет музыкальная индустрия. Песни, которые я включил в свою программу – это жемчужины и по смыслу, и по поэтике, и по музыкальной составляющей. Каждая песня – это законченная человеческая история, в которой каждый, как в зеркале, может увидеть себя, свои эмоции, переживания. Не побоюсь признаться, что каждую свою песню, прежде чем взять в программу – я проживаю, как маленькую жизнь.
Второе, что, на мой взгляд, не может оставить равнодушным человека и в 30 и в 40 и в 50 лет – это искренность. Которая рождается именно из глубокого погружения в материал. Только так можно донести до слушателя сильные эмоции, не сфальшивив и не солгав. Артист, на мой взгляд, не имеет права лгать со сцены – в таком случае, он просто не уважает пришедших к нему на концерт.  Ну, и, наверное, любопытство. Без него никуда.

КОРР: В таком случае, я продолжу удовлетворять свое любопытство. Многие из ваших слушателей считают, что то, что вы исполняете – нельзя назвать шансоном в чистом виде. И что творчество ваше все-же ближе к такому понятию как эстрада. Что вы скажете по этому поводу?

ТОМИН: Где-то я уже отвечал на похожий вопрос. Что такое шансон? Изначально - это французская эстрадная песня в стиле кабаре. И Джо Дассен, и Эдит Пиаф и Жильбер Беко и Шарль Азнавур – это шансон. Так исторически складывается, что все, что приходит к нам, в Россию из других культур, обязательно проходит через определенные фильтры русской бытийности. И для русского человека – шансон, если это русский жанр, а не иностранная музыка – это в первую очередь срок, чифирь и колючая проволока с часовыми на вышке. И в этом жанре, несомненно, есть своя особенная специфическая эмоция. Но можно ведь воспринимать шансон проще и ближе к оригинальной версии – как эстрадную песню, исполняемую со сцены. Причем, вовсе не обязательно отсидевшим срок исполнителем в щетине и наколках. Тогда и не будет никаких проблем с восприятием этого жанра.

КОРР: Многие из присутствующих в зале отметили вашу особую энергетику исполнения. В чем хитрость?

ТОМИН: Хитрости нет никакой. Любой исполнитель, я считаю - просто обязан быть энерджайзером. Публика приходит на концерты не для того, чтобы сладко поспать под квелое музицирование. Хотя, ведь есть же направления, которые пользуются успехом у определенной публики – разного рода медитативная или релаксирующая музыка. Но у нас то совсем другие цели.

КОРР: И какие, если не секрет?

ТОМИН: Нести людям позитивные эмоции, заряжать их верой, надеждой и любовью. Лично я убежден, что все что отдается, особенно, если это позитивный эмоциональный заряд со сцены – оно возвращается обратно многократно усиленное ответным позитивом слушателя. И так по кругу – с начала и до конца выступления – исполнитель обязан обеспечить зрителю круговорот позитивной энергии. Негатива и так хватает ведь в обычной жизни… и на работе, и в транспорте, и в магазинах.

КОРР: То есть, артист должен быть немножко Кашпировским от музыки?

ТОМИН: А еще немного Сен-Жерменом, Джузеппе Бальзамо и Остапом Бендером. Амплуа может быть любым – главное, чтобы публике было не скучно. Если же говорить в частности – мне ближе всего энергетика исполнителей золотой эпохи отечественной эстрады: Утёсова, Бернеса, Магомаева. Чьи песни можно слушать и слушать, и оторваться трудно. Да, что там оторваться, в них можно жить. И никаких тут нет секретов – отшлифованные до безупречности мощнейшие вокальные данные, правильно выбранный репертуар – качественные тексты в сочетании с зажигательной музыкой и искрящийся позитив без жеманства и ужимок. Я, вообще, за возрождение простоты, душевности без позы на сцене и в современной эстраде, как жанре. Иначе говоря – за профессионализм.

КОРР: Прямо скажем, заслуживающая уважения позиция. Судя по аншлагу на вашем премьерном концерте – единомышленников у вас немало. Но как быть с оппонентами? Те самые «исполнители в щетине и наколках» тоже позиционируют себя как профессионалов своего жанра. Достаточно зайти на любой музыкальный ресурс – везде их творчество и оно довольно популярно у определенной аудитории.

ТОМИН: Я, если честно, вообще не вижу противоречий. Пусть каждый выбирает для себя то, что ему близко. Но вместе с тем, я абсолютно уверен - чтобы по-настоящему искренне и без позерства петь о блатной романтике – нужно прожить все это. Поэтому, всегда есть и будут люди, которые через это прошли и для которых это страница их жизни, их биографии. Довольно специфически выглядит другое – когда не нюхавшие пороху выходят на сцену и натужно изображают то, с чем они не знакомы. У моего друга и коллеги Григория Заречного есть отличная песня на эту тему. Называется «Шансонье». Я же пою о том, что близко мне. И моя аудитория – люди, чье миропонимание схоже с моим. А на сцене и в жизни – места хватит всем, я в этом убежден.

                            

 

                                                                                       All rights reserved ©

29 июня 2017 в 21:12 554
 
 
Теги
Комментарии запрещены автором страницы