Композитор Александр Белых. Композитор Александр Белых. 
 Урдома
Свои первые сочинения Александр Белых показал в Урдоме. 1983 г. Как сюда попасть

Об отравивших колодцы.

Об отравивших колодцы. Словно ржавчина на теле мира, наколотый на троне поворачивается, как колесо из черепов: Абсолютная проницательность не имеет права действовать – зима в самом диком из лесов. Пала религия, теперь показывает кровоточащие головы в своем рту. Изрыгать дерзкие речи, унижение Её стало быть мерилом всему. Нет больше ведущих: в Ней говорит страх, немощь духом. Оцепенела пред непреложной истиной, увешанная трупами. Она рыла их носом, уповая, что смрад болезнь отвратит. Смотри и виждь: веский взгляд выбросил Её во сны: Разорванные, проткнутые крестами. Изборожденные багровые поля, Бьющиеся внутренностями в остатках нервов потроха, Телами загруженные деревья – Пойманное Луной не кричащее, не шепчущее Её лицо Вновь питает доверие к мечте: вторичное господство. Как ложь, основанная на переплетении сетей мыслей лишних людей, ничтожных духом, Она нема, но предсказуема, она, как кость, брошенная много раз в один и тот же угол. Словно головня, Ее глаза рождаются обожженными, чтобы знать - Она - трагический проект человечества: сила внутри перестала существовать: Подобно Ей не знающие мольбы в сокрушении сердца своего, враги стали её уродливыми сёстрами. Бойтесь бога, бойтесь отвергать бога: пожирающего вас, Её человеческие потомства; О чём гласить нельзя, о том следует молчать: холодная музыка здесь. Тем не менее, Её падение, смерть вызывают пред скорбный гомерический смех. Ничто не свято, всё дозволенно: вера ваша тщетна: вы ещё во грехах ваших. Тонувшие во Христе погибли, они, распятые на Его останках. Ах, Творец, задолго доныне низвергнул твой гной внутри сочившийся... Я могу казаться играющим в словопрения, но... траур в сердце прозревшего гноится: Почившие меж утверждений, вы смотрите, но никогда не будете видеть: Лишь почувствовав, впустили, пожирающие вас клыки возлюбили. Окрест дикого бога вам в веки быть. Ах, Господь, к чему надгробья верх храмов твоих, кресты тельные на грудях? Несущие культ смерти сокройтесь под крестом, заточившие внутри себя безумие в цепях. В самом нутре незнания, вы, умозаключённые, сотворили пустоты сверх необходимого, Истинно страждущие в уничижении, воплотились в рабов её, самой к себе разноречивой. И когда вижу будущее, зрю истую, разрывающую суесвятство, пустоту: я жажду экзорцизма! Подчас вы ропщите и ваше суемудрие говорит на ветер, без изъятия я закрываю счета, предъявленные миром. Все встали подле над человеческой преступной лжи: деноминации. я отрицаю лица умалишенных: их судьба – удел, жребий - истины профанация. сколько раз вы брезгали умереть? Сиё излишне блаженно! Остановитесь - сплотили воедино ведомость и снижение. Страх не был рождён в вас? Вы более глухи, чем я думал! священное предание основано на сцеплении вероятностей непонимания Мириад людей, ошибающихся, стоявших у начала возницы вселенной; Разрывающий руку меч, роняя с плеч головы, даёт истина свои утверждения: Пришло время, ныне и Библия, преданная огню, становится золой: Пламя пожирает святого, дроблены апологеты, сокрушен амвон. Взойду на небо, выше фальшивых звезд Божьих вознесу Престол мой, заключающий в себе Его, буду подобен Всевышнему. разбились крылья; теперь ползает Он всюду: земля пропиталась хворью – мир полон безумцев. я думаю, что медленно умираю - пот входит в глаза, сокроюсь могилой, истративший дух: заприте меня в подвал. Кто-то слышит, пожалуйста, все, что я лицезрю – ненависть: Лица удаленны, но надежда встала в горле – разбейте зеркало. Стук ссыпаемых в яму костей неверных Несуразно наполнял стон времени. Низринутый свыше и внизу попираемый Создатель бесчестится Тварью, окованной памятью! Пути не могут избежать этого места: Так предадим забвению опий человечества! Из горы черепов взрастает древо познания. Его корни созидают трещины розария: В нём труп в свадебном платье – так бог торжественен. Две женщины идут сквозь: истина и грехопадение. Теперь в пустыне шут приветствует бога, Стал огнем с лицом зверя на холме Народ Одиноких, Он отрёкся от «Отца», ибо «его уродство» рождается в свету. Суемыслие рождает, вслед за ним идущее, отребье всюду. Презирая людскую, итерировали глас о Божьей мудрости, не смогли роптать полярного: Напряжённость речи... Зашелестели страницы священного писания: «Прими, не убоишься ужасов в ночи, Язвы, ходящей во мраке, Зла всего, нисходящего от Сатаны, В полдень опустошающей заразы. Только смотреть будешь очами своими и видеть возмездие нечестивым. Ибо сказал ты: «Создатель – упование моё», Взвесил над страхом Господь: благо славить его. Приклонимся же мы и коснёмся губами ноги, ибо мы народ паствы его и овцы руки! любите врагов ваших и за обходящих стороною и гонящих вас молитесь. Блаженны нищие духом, ибо царство небесное их есть. Оглянись в страхе, если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось прочь от себя, дабы во вретище и пепле не покаяться. лучше тебе с одним глазом остаться и войти в жизнь, нежели с двумя ввержену в преисподнюю быть. Ныне молвят безрассудные в сердце своем: нет Бога.» «Нет вас», - вскоре скажу, стоящий подле вашего дома.
Добавлено:    Изменено: 28.06.2007    520    

Комментарии

 
О-па! Это Мона у меня там что-то назвала проповедью. Ау! Позовите Мону, и пусть узрит она, что есмь проповедь.
28 июня 2007 в 10:10